Нацфонд и суд праведный

Нацфонд и суд праведный

Когда брюссельский суд первой инстанции вынес решение об аресте активов Национального фонда РК на 22,6 млрд долларов, многие комментаторы в Казахстане злорадствовали. Основания для этого былипрекрасные. Нацфонд — та самая «подушка», которая спасает нас от падения в финансовую пропасть и вот уже почти 10 лет помогает правительству не только сводить концы с концами, но даже повышать уровень расходов. За эти годы общество даже успело порядком подзабыть, что НФ изначально позиционировался как фонд будущих поколений, а не как карман поколений нынешних — ненасытных и живущих в вечном кризисе. С 2007 года (включительно) валовые оттоки из Нацфонда, или, как сформулировано в минфиновской справке, «использование» средств, составили почти 20 триллионов тенге. Если представить эту сумму в долларовом эквиваленте (оттоки каждого года по среднему курсу этого года), это 97,5 млрд долларов (нет сомнений, в этом году мы пробьем отметку 100 млрд долларов). И вот теперь 40% этого фонда заморозили с невыразимой легкостью и быстротой. Некоторые всерьез рассуждали, что исчерпался бы так же быстро Нацфонд, может быть, правительство научилось бы считать деньги, перешло к серьезным структурным реформам.

Было и еще нечто, что вызвало у публики сарказм. Казахстанские власти в последние годы сделали привлечение инвесторов идеей фикс: создали специальное министерство по инвестициям, приставили к каждому акиму зама по инвестициям, открыли по всей стране центры обслуживания инвесторов, изменили законодательство, сделав фактически из всей страны специальную экономическую зону. На инвесторов разве что не молились. И хотя на неформальном уровне в регионах с ними особенно не церемонились, официально инвестору (иностранному в особенности) всегда была дорога и везде почет. И тут нам попался такой инвестор, от которого мы получили с лихвой и за всех капиталистов, некогда на земле казахстанской претерпевших.

История противостояния Анатолия и сына его Габриэля Стати, компаний их Ascom Group SA и Terra Raf Trans Traiding Ltd с казахстанским правительством до момента ареста наших активов не была ничем примечательной. Структуры Стати вложили в две казахстанские компании «Казполмунай» и «Толкыннефтегаз» (добыча и поставка газа с мангистауских месторождений Толкын, Боранколь, Табыл) около 160 млн долларов. После кризиса 2008 года, когда цены на нефть улетали за 140 долларов за баррель, а у руководства РК проснулось желание увеличить доходы от природных ресурсов, казахстанская финполиция выявила факт незаконной (без лицензии) транспортировки нефти по магистральным трубопроводам нацкомпании «КазТрансОйл», контракты компаний на добычу арестовали, впоследствии срок получил молдаванин Сергей Корнегурца, гендиректор «Казполмуная». Месторождения у Стати забрали. Стокгольмский арбитраж, рассматривавший дело, пришел к выводу, что наши нарушили международное право, и присудил платить. Казахстан с этим не согласился. Чем дольше разбиралось дело, тем больше росли суммы исков. Истцы просили 5 млрд долларов, арбитражный трибунал приговаривал к выплате 500 млн, но Казахстан не собирался платить и доллара, настаивая на своей правоте и продолжая судиться.

В декабре 2017 года, повинуясь решению брюссельского суда, New York Mellon (банк-кастодиан) заморозил упомянутые 22,6 млрд. В январе Стати попытался обжаловать неблагоприятное для себя решение в Высоком суде Англии, но не вышло: британский суд усмотрел факты мошенничества со стороны Стати в ходе разбирательства в арбитражном трибунале в 2013‑м. 23 января этого года окружной суд Амстердама удовлетворил ходатайство Нацбанка о снятии ареста с НФ. Многие в РК расценили это событие как факт разморозки, но позже адвокаты Стати напомнили, что в брюссельском суде дело продолжают рассматривать до сих пор, а значит, 40% казахстанского Нацфонда так и остаются под арестом.

«Итоги были в нашу пользу, — резюмировал министр юстиции Марат Бекетаев. — Амстердамский суд сделал два важных вывода. Первое — это то, что средства Национального фонда РК обладают суверенным иммунитетом, второе, что Стати ввел суд в заблуждение, когда не раскрыл информацию о процессе 2014 года. Об этом мы тоже подробно говорили. Что касается бельгийского процесса, это нормальный текущий процесс. Он несколько затягивается, потому что юристы Стати внесли дополнительные документы и дополнительные аргументы. Тактика не новая, неудивительная для нас. […] Наша позиция базовая не меняется. Национальный фонд обладает суверенным иммунитетом. А арбитражное решение основано на фактах мошенничества».

Первый вывод из этой истории: нужно внимательнее работать с инвесторами. Привлечение инвестиций не должно превращаться в кампанию, работа должна вестись аккуратно, точечно и вдумчиво. Казалось бы, после ураганных девяностых, историй с алматинской газовой инфраструктурой и отечественными НПЗ (которые пришлось выкупать обратно) всем должно было стать окончательно понятно, что не все инвесторы одинаково полезны. Они как грибы, среди них встречаются крайне ядовитые представители. То, что инвестор иностранный, еще не свидетельствует о его порядочности.

Второй вывод: наш Нацфонд крайне уязвим, а вместе с ним и наше финансовое положение. Источник, который формирует до половины бюджета страны, может быть моментально заморожен, безо всяких международных санкций, угроз и консультаций. Нам даже необязательно для этого аннексировать территорию соседней страны — достаточно не очень хорошо (пускай строго по закону, но не хорошо) обойтись с инвестором из какой-нибудь восточноевропейской страны. Остается надеяться, что этот случай с арестом средств суверенного фонда РК будет первым и последним, когда с нашей страной так поступали.

Есть и третий вывод. Проблема, с которой мы столкнулись в зарубежных судах, имеет корни внутри страны, а именно в судебной системе, независимость и авторитет которой под вопросом. Решение наших судов порой вызывает заслуженный скепсис. В независимом и справедливом суде заинтересованы не только инвесторы, которым у нас так хотят угодить, но все граждане Казахстана. Руководству страны следует постараться как можно лучше угодить им в этом.

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Ушли, но обещали вернуться

Одним из факторов, спровоцировавших ослабление тенге, стал выход нерезидентов из краткосрочных нот Нацбанка

Казахстанский бизнес

Забетонировать цену

На рынке цемента цены восстанавливаются до уровня 2013 года

Тема недели

Труба для Астаны

Газификация столицы стала возможной только с третьей попытки

Казахстанский бизнес

Торг здесь электронный

Казахстанская система электронных госзакупок, выстроенная ЦЭК, позволяет производить все закупки госорганов в электронном виде, вести электронный мониторинг корректности процесса закупок и даже электронно жаловаться, если что-то пошло не так