Национальные карманы

Правительство ищет дополнительные источники покрытия ненефтяного дефицита бюджета, помимо Нацфонда. Выбор пал на фонд соцстрахования

Национальные карманы

Одной из знаковых новостей в сфере экономики Казахстана стало намерение правительства инвестировать 60 млрд тенге из Государственного фонда социального страхования (ГФСС) в холдинг «КазАгро». «Это нормальный процесс. Есть ГФСС — Государственный фонд страхования. В нем накопилось более триллиона тенге. Этим ГФСС владеет правительство, а управляет Нацбанк. Вместе с Нацбанком госкомиссия приняла решение: часть средств ГФСС, не более 10 процентов, направлять на выкуп облигаций “КазАгро” для его коммерческой деятельности, в том числе закуп зерна. Эти деньги будут использованы и возвращены. Это абсолютно безопасно», — обнадежил вице-премьер и министр сельского хозяйства Умирзак Шукеев.

Рыночная стоимость инвестиционного портфеля Госфонда соцстрахования выросла с 882,5 млрд тенге до 1,02 трлн. Увеличение за 2016 год составило 138 млрд тенге, из них 118 млрд — нетто-поступления по социальным отчислениям и около 20 млрд — инвестиционный доход. Из отчетности, представленной на сайте ГФСС, следует, что брутто-поступления социальных отчислений за 2017 год составили 279,8 млрд тенге (без учета пени). Таким образом, сумму в 1,2 трлн тенге, накопленных в ГФСС на начало 2018‑го, о которых сообщали СМИ, с некоторой долей допущения можно считать корректной. Учитывая объем активов ГФСС на настоящий момент, 60 млрд тенге, планируемые к инвестированию в облигации АО «КазАгро», — лишь небольшая часть этой суммы.

Скорая денежная помощь

Чтобы поддержать нацкомпании, до января 2018 года в ГФСС предпочитали «не залазить». Тогда как в портфель ценных бумаг Национального фонда (НФ), согласно отчету за 2016 год, были приобретены облигации казахстанских эмитентов на общую сумму 351,5 млрд тенге, в том числе НУХ «Байтерек» (254,5 млрд) и ФНБ «Самрук-Казына» (97 млрд).

При этом в «Отчете о формировании и использовании Национального фонда Республики Казахстан за 2016 год», утвержденном указом президента, отмечалось очевидное обесценение средств НФ, вложенных в ценные бумаги казахстанских эмитентов, так как займы предоставлялись на условиях ниже рыночных. «Таким образом, увеличение изъятий из Национального фонда способствует истощению активов Национального фонда» — такой вывод содержится в документе.

В декабре 2016 года указом главы государства утверждена новая «Концепция формирования и использования средств Национального фонда РК», в соответствии с которой «приобретение казахстанских ценных бумаг субъектов государственного, квазигосударственного и частного секторов, покупка пакетов акций, долей участия казахстанских компаний, фондирование банков второго уровня, кредитование юридических и физических лиц, использование активов в качестве обеспечения исполнения обязательств запрещены». Аналогичный запрет имелся и в предыдущей концепции 2010 года. Почему в 2016‑м были приобретены облигации НУХ «Байтерек» и фонда «Самрук-Казына» — не совсем ясно.

Еще один возможный источник — ЕНПФ. Но инвестирование его средств — общественно чувствительный вопрос. Правительство и Нацбанк еще не оправились от критики за покупку за счет пенсионных денег облигаций Международного банка Азербайджана. Кроме того, 185 млрд тенге средств ЕНПФ уже инвестированы в облигации «КазАгро». Надежность инвестирования — отдельный вопрос. По неаудированной отчетности на 30 сентября 2017 года убыток холдинга «КазАгро» за 9 месяцев 2017 года составил более 63 млрд тенге, тогда как 2016‑й компания закончила с прибылью почти в 20 млрд тенге, согласно той же неаудированной отчетности. Стоит также иметь в виду, что требования холдинга к ликвидируемому Delta Bank составляли 61,3 млрд тенге. Совпадение или нет, но именно 60 млрд правительство собирается инвестировать в «КазАгро» из денег ГФСС.

Издержки планирования

В этой связи стоит вернуться к трехлетнему бюджету страны. Бюджет на 2018 год утвержден с дефицитом в 639,5 млрд тенге, или 1,1% к ВВП страны. Номинальный ВВП в 2018‑м, по прогнозам, должен составить 55,9 трлн тенге. Дефицит складывается из превышения расходов над доходами в 515,9 млрд, чистого бюджетного кредитования в размере 91,5 млрд и приобретения правительством финансовых активов на 32 млрд. К слову, к финансовым активам кроме прочего отнесено и увеличение уставного капитала «КазАгро» на 2,88 млрд тенге. А в бюджете 2017 года на эти же цели было предусмотрено почти 15 млрд.

Превышение расходов над доходами было бы еще более катастрофическим без гарантированного трансферта из Нацфонда. Налоговые поступления, составляющие основу доходной части бюджета, ожидаются в размере 5,4 трлн тенге. Поэтому поступления в бюджет увеличены за счет гарантированного трансферта из Национального фонда в сумме 2,6 трлн.

В 2017 году дефицит бюджета составил рекордные 1,5 трлн тенге, или 3,1% к ВВП, из-за мер по оздоровлению банковского сектора. Правительство было вынуждено привлечь 1 трлн тенге за счет внутренних заимствований. Еще 1,092 трлн было выделено целевым трансфертом из НФ, хотя первоначально утвержденный в ноябре 2016 года бюджет предусматривал гарантированный трансферт из Нацфонда в 2,88 трлн тенге и целевой трансферт в 441,6 млрд. Дефицит бюджета тогда составлял 578 млрд тенге, или 1,2% к ВВП. Через три месяца правительство внесло в парламент законопроект о внесении изменений в бюджет с увеличением дефицита почти в 3 раза, а целевого трансферта из Нацфонда — почти в 2,5 раза. Изменения коснулись суммы резерва правительства (увеличение со 114,3 млрд тенге до 137,1 млрд) и лимита правительственного долга (увеличение с 10,27 трлн тенге до 11,2 трлн). Затем в октябре 2017 года правительство снова пришло в парламент с проектом изменений в бюджет уже с учетом исполнения бюджета. Дефицит был скорректирован до 1,5 трлн тенге, или 2,9% к ВВП. Резерв правительства был уменьшен до 66 млрд тенге, а лимит правительственного долга — на 100 млрд, до 11,1 трлн тенге.

За чей счет долги?

Для исполнения бюджета чиновники правительства весьма вольно обращаются с его показателями. Столь частое изменение параметров бюджета, о которых говорилось выше, производится для формального его исполнения. Приоритетом становится выполнение поручений президента любой ценой, а не экономическая обоснованность. А для финансирования бюджетного дефицита правительство использует все три доступных метода: эмиссию денег, внутренние и внешние заимствования.

Денежная масса за 2017 год выросла примерно на 400 млрд тенге. Правительственный долг из года в год растет, лимит госдолга регулярно повышается. В бюджете 2018 года лимит установлен на уровне 11,8 трлн тенге. Начиная с 2016‑го правительственный долг рос ежегодно примерно на 1 трлн тенге и на 1 января 2018 года составлял 10,2 трлн. Это только долг правительства, без учета долга Нацбанка и местных исполнительных органов. Причем внутренний и внешний долг на начало 2018 года составляли соотношение 55% к 45%. Тогда как годом ранее внешние заимствования несколько превышали внутренние (47,5% — внутренний долг, 52,5% — внешний).

Долговой способ финансирования дефицита в долгосрочной перспективе ведет к еще большей инфляции, чем эмиссия денег. Финансирование дефицита бюджета за счет выпуска государственных облигаций происходит по принципу пирамиды, когда правительство расплачивается с прошлыми долгами займом в настоящем, который нужно будет возвращать в будущем. Причем возврат долга включает как саму сумму долга, так и проценты по нему. Если в 2017 году на обслуживание правительственного долга в бюджете предусматривалось около 458 млрд тенге, то в 2018‑м — уже 600 млрд.

Кроме того, при долговом финансировании бюджетного дефицита возникает эффект вытеснения частных инвестиций. Эффект заключается в увеличении количества государственных облигаций на рынке ценных бумаг. Покупка государственных ценных бумаг инвесторами обеспечивает финансирование дефицита государственного бюджета, то есть идет на непроизводственные цели, а не на покупку ценных бумаг частных фирм. Это сокращает финансовые ресурсы частных фирм и, следовательно, инвестиции, обеспечивающие расширение производства и экономический рост. На 2017 год предварительный план выпусков ГЦБ Минфина предусматривал объем размещения в 653 млрд тенге.

Правительство в качестве источников долгосрочной ликвидности рассматривает существующие фонды, им же созданные: пенсионный, социального страхования. По мере развития обязательного медицинского страхования к ним присоединится еще и фонд ОСМС. Вопрос состоит только в том, удастся ли в существующих экономических условиях обеспечить возврат привлекаемых средств. Не говоря уже о выплате вознаграждения за пользование финансовыми средствами. Председатель Нацбанка Данияр Акишев на пресс-конференции заявил, что деньги ГФСС — это деньги правительства. Формально возражать против этого утверждения сложно.

Однако следует помнить слова Маргарет Тэтчер: «Нет такой вещи, как государственные деньги; есть только деньги налогоплательщиков».

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Деньги для самых маленьких

Финансирование деятельности микропредприятий существенно отличается от общего финансирования МСБ

Казахстанский бизнес

Видный сыр

Спрос на крафтовый сыр в Казахстане сформировал сам производитель

Тема недели

Армия труда в запасе

Перед правительством стоит сложнейшая задача — заставить так называемых самозанятых платить налоги. Еще труднее убедить их в том, что это нужно не только государству, но и им самим

Повестка дня

Коротко

Повестка дня