Привычка жить не по средствам

Снижение реальных доходов населения компенсировано увеличением потребительского кредитования, которое стало одним из драйверов роста торговли в 2017 году

Привычка жить не по средствам

Праздники и длинные выходные, с ними связанные, — лучшее время для торговых точек. В этот период продажи увеличиваются в разы и ускоряют динамику всей отрасли.

На графике 1 можно видеть, что пика она достигает как раз в декабре, на который приходится сразу два значимых события — День независимости и Новый год. Но и в целом прошлый год стал прорывным для торговли: индекс физического объема (ИФО) вырос более чем на 6%. Этой цифре, конечно, далеко до темпов прироста, наблюдавшихся в начале 2010‑х годов, тем не менее это лучше провала 2015 года и скромных 2% в 2016‑м (график 2). По отдельным товарным категориям рост еще выше.

Например, продажи электроники увеличились на 30%, наилучшую динамику продемонстрировала торговля смартфонами — плюс 44%, даже телевизоров, спрос на которые снижался все последние годы, было продано на 28% больше, чем в 2016 году. Эти цифры назвал президент АО «Технодом Оператор» Ренат Исмаилов. Среди причин роста объемов продаж в денежном выражении специалисты называют девальвацию тенге и инфляцию.

В росте розничной торговли не было бы ничего особенного, если бы потребительский спрос коррелировал с благосостоянием населения. Но реальные доходы в Казахстане снижаются. Даже в 2016 году, когда официальная инфляция превышала 17%, картина была лучше, в прошлом году и номинальные, и реальные доходы были в отрицательной зоне (график 3).

На хлебе и молоке

О том, что бюджеты домохозяйств сократились, говорит, в частности, такой факт: среднестатистический покупатель сократил время пребывания в супермаркете. По словам коммерческого директора ТОО «Метро Кэш энд Кэрри» Натальи Месхиевой, раньше шопинг в «Метро» занимал до двух часов, в 2017 году — около 45 минут. «Средний чек и средняя продуктовая корзина пошли вниз. Корзина уменьшилась более чем на пять процентов. Как компания мы выросли по сравнению с прошлым годом за счет новых покупателей, но мы видим, что нашим клиентам сложнее покупать, определяться с выбором продуктов и рассчитывать свой бюджет, — говорит г-жа Месхиева. — Цены выросли примерно на семь процентов. У нас закупочные цены поднялись на 5,5 процента, в товары мы закладываем четыре процента, то есть мы пожертвовали своей прибылью, чтобы поддержать покупателей в преддверии новогодних праздников».

По данным комитета по статистике Министерства национальной экономики РК (КС МНЭ), в структуре потребительских расходов почти половина из года в год приходится на продукты питания. В «Метро» заметили, что их клиенты в основном покупают товары первой необходимости: продукты и средства гигиены. Продуктовая корзина включает хлеб, молоко, бакалею. Причем здесь наблюдается рост, как говорит г-жа Месхиева, «потому что эти продукты могут позволить себе большинство покупателей», а вот продажи кондитерских изделий падают. Этот тренд наблюдается не первый год.

Из ситуации со снижением покупательской способности выбивается рост продаж более дорогих товаров — электроники, бытовой техники, смартфонов. Реализации отложенного спроса способствует кредитование, именно оно стало драйвером роста торговли. В последние годы большое распространение получили покупки в рассрочку. Существуют программы, реализуемые магазинами совместно с банками, а также самими торговыми точками.

Займы в розницу

В «Технодоме» рост продаж связывают с большей доступностью кредитов. «Мы видим большой рост реализации различных кредитных услуг. В прошлом та продукция, которая реализовывалась за кредитные средства, составляла порядка 40–45 процентов. В 2017 году пиковый показатель в один из месяцев составил около 60 процентов. Смартфоны, айфоны на 80 процентов приобретаются на кредитные средства. Я убежден, что эта тенденция будет сохранена, поскольку банки начинают конкурировать друг с другом. Я надеюсь, что кредиты станут более доступны», — так прокомментировал ситуацию с увеличением продаж на фоне падения доходов генеральный директор «Технодома» Питер Себастьян.

В прошлом году банковское розничное кредитование в целом увеличилось на 40% по сравнению с 2016 годом. По данным Первого кредитного бюро (ПКБ), в 2017 году банковский сектор выдал 2,1 трлн тенге против 1,5 трлн годом раньше. При этом наибольший рост пришелся на необеспеченные кредиты — 1,4 трлн тенге, что на 400 млн тенге больше, чем в 2016‑м. Замедлилась динамика залогового кредитования (всего было выдано 215 млрд тенге) и автокредитования (106 млрд тенге). По данным Национального банка Казахстана (НБК), в декабре 2017 года сумма потребов выросла более чем на 50% по сравнению с началом года (график 4). Активизировались микрофинансовые организации (МФО), их совокупный кредитный портфель вырос на 71%, а доля выданных займов составила 5% от общего объема розничных кредитов.

Количество новых заемщиков увеличилось на 11%, в 2016 году темпы прироста были выше — 14%. Это является косвенным свидетельством увеличения кредитной нагрузки населения. В октябре 2015 года, по данным ПКБ, число уникальных заемщиков составляло 31%, через год — 25%. В ПКБ нисходящий тренд объясняли несколькими причинами: «Во-первых, порядка 90 процентов экономически активного населения Казахстана уже имеют кредитные истории и являются клиентами финансовых организаций. Во-вторых, банки охотнее кредитуют вторичных заемщиков, с которыми у них был определенный финансовый опыт. В-третьих, при отсутствии кредитной истории выдавать кредит банки не рискуют, так как в большей степени на кредитное решение фининститутов влияет информация из кредитной истории».

Несколько лет назад финансовый регулятор, видя угрозу нового пузыря на рынке розничного кредитования, принял нормативы, ограничивающие выдачу необеспеченных займов. На пресс-конференции по итогам 2017 года глава НБК Данияр Акишев, отвечая на вопросы представителей СМИ по росту потребов, еще раз сказал об эффективности новых технических возможностей по оценке риск-профиля заемщика, а также напомнил о предпринятых шагах по ограничению розничного кредитования. В частности, размер долговой нагрузки не должен превышать 50% ежемесячного дохода клиента, во-вторых, для необеспеченных займов увеличивается риск-взвешивание.

Просроченная задолженность по потребительским займам в целом по состоянию на ноябрь 2017 года составляла 19,8% от общей суммы просрочек, но и удельный вес потребительского кредитования в ссудном портфеле БВУ на тот же период чуть превышал 20%. При этом доля просроченного долга по краткосрочным займам составила всего 10% от всей задолженности по потребам (график 5), но она увеличивается, и это настораживает. Рост кредитования на фоне снижения реальной заработной платы — не лучшее бизнес-решение и для банков, и для потребителей.

Кто платит за рассрочку?

Многие магазины бытовой техники и электроники, точки продаж гаджетов и смартфонов предлагают сегодня товары в рассрочку. Привлекательная сторона этого вида оплаты за покупки и основное отличие от кредита — видимое отсутствие переплаты, то есть процента вознаграждения, который по необеспеченным займам составляет от 20% годовых. Эффективная ставка — еще выше (график 4).

А что в действительности? «Рассрочка — тот же кредит, где выплату процента берет на себя поставщик, то есть предоставляет скидку на товар. Другими словами, цена рассрочки заложена в цену товара. Спрос на кредиты в рассрочку всегда высок. Сейчас рассрочка составляет от 40 до 60 процентов продаж в сетях. Рассрочка, безусловно, интереснее звучит для клиентов», — делится директор департамента продаж и дистрибуции блока «Розничный бизнес» АО «Альфа Банк» Георгий Сосновский.

«Драйвер продаж, естественно, рассрочка, которая из всех кредитов составляет 70 процентов», — подтверждает Ренат Исмаилов.

Все стороны сделки — покупатель, торговая сеть и банк — получают преимущества. «Выгода покупателя — простота продукта, его понятность. Ну и, конечно, ощущение отсутствия переплаты. Выгода банка — получение дохода. Для банка не имеет значения, от кого получить доход — от партнера или клиента. Выгода партнера — увеличение оборотов — аналогично эффекту распродажи», — перечисляет г-н Сосновский.

При покупке в рассрочку, как и в кредит, на первый план выходят такие факторы, как срок выдачи кредита, удобство оформления и уровень одобрения — сейчас клиенты хотят делать все быстро и удобно. Конкуренция при рассрочке переходит из области стоимости кредита в область чистого сервиса. По словам г-на Сосновского, в Альфа-Банке, например, оформление кредита занимает 10–15 минут. «Не сама рассрочка, но срок рассрочки, безусловно, связаны с доходом клиента — чем больше срок рассрочки, тем меньше может быть ежемесячный доход для одобрения кредита», — говорит представитель банка.

Ренат Исмаилов отмечает, что рассрочка идет полностью за счет торговой точки. Вот как он описывает схему продаж: «В рассрочке участвуют и поставщик, и сети. Возьмем, к примеру, iPhone последней модели, который поставляется через дистрибьютора, но договариваемся мы напрямую с компанией Apple. Они говорят нам: запускайте продажи, мы вам компенсируем три процента. Банк хочет получить 12 процентов, с нас тогда девять процентов. Если маржа будет составлять 13 процентов, то мы можем принять участие, если меньше 10, то мы отказываемся. То есть на высокомаржинальный товар мы можем предоставить рассрочку».

Как мы видим, рассрочка для торговых сетей — продукт интересный, но так как в таком случае они недосчитываются какого-то процента прибыли, то подходят к продажам в рассрочку избирательно. Кроме высокомаржинальных товаров сети в рассрочку предлагают модели, на которые спрос невысок, на так называемый сток. «Для нас товар — это тоже деньги: нужно платить кредиты, проценты, поэтому мы предлагаем рассрочку от себя. Договариваемся с банком, и тогда мы им платим за клиента», — объясняет г-н Исмаилов.

«Технодом» в качестве эксперимента планирует запустить рассрочку, пока на срок до трех месяцев, от самого магазина, без привлечения банков. На эти цели будет выделено 3 млрд тенге, процент невозвратов прогнозируется на уровне 5%. Примерно ту же цифру риск-уровня — не более 6% — назвали и в Альфа-Банке. «Простота оформления кредита связана с существенным развитием государственных цифровых сервисов в Казахстане. Сейчас информацию по доходам, просрочкам, дефолтам можно получить из единых систем ГЦВП и системы ПКБ. Также из данных ГЦВП подтягивается вся необходимая информация по клиенту. Банки используют и другие данные, доступные на рынке и в интернете. Так что за кажущейся простотой на самом деле стоит серьезная работа как госорганов, так и банков», — объясняет Георгий Сосновский.

Рост кредитования, в том числе предоставление рассрочки, диктуют в свою очередь поведенческие стандарты потребителей. Как признает Питер Себастьян, в Казахстане наибольшим спросом у покупателей пользуется все самое современное, самое лучшее и самое дорогое. «Поведение наших покупателей позволяет оздоравливать наш бизнес, улучшает нашу ситуацию», — добавляет он.

Статьи по теме:
Политика

Культура нечтения

Более 78% молодых казахстанцев не читают книги. Бахытжан Бухарбай связывает нелюбовь к чтению с нежеланием молодежи брать на себя ответственность

Международный бизнес

Кто в бизнесе главный?

Без стратегического маркетинга у компании нет перспектив

Тема недели

Перепоясать Центральную Азию

Проблемы, связанные с реализацией проекта «Пояс и путь», не переломят общий тренд на ориентацию экономики Казахстана на взаимодействие с Китаем

Культура

Космический корабль по доступной цене

Завершился девятый сезон показов Mercedes-Benz Fashion Week Almaty