Наука возмущать

Отечественная наука в последнее время регулярно напоминает о себе

Наука возмущать

Отечественная наука в последнее время регулярно напоминает о себе. Но не о признанных международным научным сообществом открытиях казахстанцев то и дело повторяют СМИ, а о скандалах. То на плагиате поймают какого-нибудь ректора известного вуза, то при чистке международной базы данных научных журналов вдруг выясняется, что изрядная часть статей казахстанских авторов публиковалась в «мусорных» изданиях, куда работы принимали безотносительно их научной ценности — надо было лишь заплатить денег издателям.

Казахстанских ученых можно понять. Руководителям от науки во все времена надлежало иметь высокую степень, а на научную работу времени и таланта хватало не у всех (талант исследователя и талант организатора редко соседствуют). Глава научной организации — человек-то, может быть, неплохой, и менеджер хороший — бюджеты получает и начальство его ценит. Однако нельзя ему без высокой степени, а работу писать некогда — дела. Ну, дал задание написать докторскую, исполнители подошли к делу несерьезно, сделали абы как. Бывает. Он же не денег украл или бюджет недоосвоил (еще неизвестно, что более страшный грех)? Поэтому история заканчивается для главного фигуранта без последствий: люди все взрослые, всем все понятно.

Что же до статей в фейковых журналах, то это естественный результат событий. В наших университетах и институтах от ученых требуют регулярных публикаций в изданиях с высоким импакт-фактором, но если материальная база бедна, а основной заработок — преподавательская работа, труд, связанный с большой физической и психологической нагрузкой, как заниматься серьезными исследованиями? Статьи в «мусорных» журналах выглядят как компромисс. И автор, и его руководство могут отдавать отчет, какова научная ценность этой работы. Но главное не качество, а факт: статья вышла, соблюдена формальность. А если вдруг эту формальность соблюсти не удастся, то научный работник попрощается с должностью, если таких сотрудников наберется много, то учреждению урежут бюджет, а то и закроют.

Казалось бы, главная беда — дефицит ресурсов. Но когда ресурсы (бюджетные) пришли, в науку проникли «распил» и «откат», а следом — учет и контроль за учетом, и надзор за контролем, проверка надзора и так далее. В прошлом году страну покинул Кен Алибек, известная фигура в мировом биотехе еще с начала 1990‑х. Человека, который в свое время разрабатывал опаснейшее биологическое оружие в СССР, а потом с ним боролся, напугали казахстанские бюрократы. «Много лет думал, что ничего не боюсь, — написал он в Фейсбук (впоследствии пост был удален). — Но перед отъездом домой в США понял, что боюсь аудита в Казахстане: работать не дают, проверяют, правильно ли проведены исследования (может быть, нужно было использовать меньше денег на лечение пациентов?). И месяцы, месяцы аудитов в надежде что-либо найти, так как это приказал большой бюрократ, который тебя за что-то невзлюбил». Алибек выбрал свободу: вернулся в США, где может «делать науку» и где «все организовано так, что все зависит только от тебя, а не от закупщиков, финансистов, аудиторов, СЭС, и многих других, а других — целые армии».

Нынешний грантовый скандал еще раз подтверждает, что деньгами нашему горю не поможешь. На минувшей неделе Комитет науки Минобрнауки РК опубликовал решения Национальных научных советов (ННС) о грантовом финансировании исследований на 2018–2020 годы (конкурс бывает раз в три года). Сферы исследований, на которые выдавались гранты в основном прикладные: энергетика, машиностроение, ИКТ, здравоохранение, агротехнологии. Заявки проходят научно-технологическую экспертизу, к которой привлекаются зарубежные ученые. У экспертов есть критерии оценки, и по каждому из них они выставляют заявке баллы, из которых собирается итоговый балл. Затем заявки разбирают члены ННС, которые принимают решение одобрить или отказать в финансировании.

Результаты последних решений ННС удивили и соискателей грантов, и людей, далеких от науки. Во-первых, ННС одобряли заявки с низкими баллами и отвергали с высокими. Например, по ИКТ-направлению конкурс выиграли проекты Института информационных и вычислительных технологий (ИИВТ) МОН РК, набравшие 19–21 балл из 36 возможных. Во-вторых, 23,5% (1,4 млрд тенге) всей суммы взяло одно учреждение — тот самый ИИВТ. Третья деталь — глава института Максат Калимолдаев по совместительству председатель ННС.

Не получившие гранты ученые возмущены. Они сделали мощный инфовыхлоп в соцсетях и СМИ, написали письмо в «Нур Отан», где патетически заявили: «В научном мире Казахстана сложился беспрецедентный кризис колоссального масштаба». Они потребовали публичных объяснений от Комитета науки и Национального центра государственной научно-технологической экспертизы (НЦГНТЭ).

Объяснения были скоро представлены. «Представители МОН РК не участвовали в работе национальных научных советов, — заявил председатель Комитета науки Болатбек Абдрасилов. — Деятельность ННС независима и автономна. Важно отметить, что ННС не является структурным или подчиненным органом Министерства образования и науки РК». «Национальный центр научно-технической экспертизы к проблемам, возникшим на этапе принятия решений о финансировании проектов, как и к результатам экспертных оценок, никакого отношения не имеет», — сказал глава НЦГНТЭ Адиль Ибраев.

Ситуация прекрасно демонстрирует потенциал саморегулирования такой системы, как казахстанская наука: ученым предоставили возможность самостоятельно решать, кому пойдут средства, и они распределили их так, что сразу вызвали конфликт. Ни иностранная экспертиза проектов, ни балльный подход, ни интерактивный формат не помогли. Финансовый баланс своих институтов оказался важнее, чем баланс интересов в отрасли. И дороже, чем собственная репутация.

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Ушли, но обещали вернуться

Одним из факторов, спровоцировавших ослабление тенге, стал выход нерезидентов из краткосрочных нот Нацбанка

Казахстанский бизнес

Забетонировать цену

На рынке цемента цены восстанавливаются до уровня 2013 года

Тема недели

Труба для Астаны

Газификация столицы стала возможной только с третьей попытки

Казахстанский бизнес

Торг здесь электронный

Казахстанская система электронных госзакупок, выстроенная ЦЭК, позволяет производить все закупки госорганов в электронном виде, вести электронный мониторинг корректности процесса закупок и даже электронно жаловаться, если что-то пошло не так