«Мягкая сила» дракона

Что привлекает в Казахстане и что отвращает от нашей экономики инвесторов из Поднебесной?

«Мягкая сила» дракона

Китай готов вкладывать десятки миллиардов долларов в производственные мощности на территории Казахстана. Только в рамках проекта «51 китайский завод в РК», встроенного в Экономический пояс Шелкового пути, инвесторы из КНР планируют вложить в экономику нашей страны 27 млрд долларов. Уже сегодня в республике начинают работать первые китайские предприятия. Однако не все так безоблачно в отношениях крупного китайского бизнеса и казахстанского государства. Безусловно, китайцев привлекает логистика и стратегическое положение Казахстана, но отпугивает и разочаровывает нерешенный ворох административных и экономических вопросов, политические препоны и культурные разногласия.

Кризис доверия

В конце минувшего 2017 года посольство Китая в Астане организовало вояж заинтересованных экспертов по всему Казахстану с той целью, чтобы они своими глазами увидели, на какой стадии находится реализация проекта «51 китайский завод». Конечно, пока ни о каком 51 заводе речь не идет. Китайские дипломаты и производственники продемонстрировали шесть объектов в шести разных точках Казахстана. Это не столько флагманы, сколько первые ласточки. В одних регионах запущены новые заводы, построенные с нуля, в других — новые мощности на уже существующих предприятиях, а где-то — рабочий процесс находится в стадии проектирования.

Например, под ключ в действительности сдан пока только один новенький завод — по производству рапсового, льняного и подсолнечного масла в Северо-Казахстанской области, «Тайынша май». Инвестором выступила Сианьская индустриальная корпорация «Айцзюй», инвестировавшая в проект около 20 млн долларов. Остальные объекты — это новые производственные или модернизированные мощности на уже имеющихся предприятиях, таких как два нефтеперерабатывающих завода — Атырауский и Шымкентский НПЗ, «Каспий Битум» в Актау и производственная линия китайских автомобилей JAC на костанайском автосборочном предприятии «СарыаркаАвтоПром». Наконец, еще один завод — по производству труб для нефтегазовой промышленности — проектируется в настоящее время в Алматинской области.

Впрочем, концентрированное отношение китайского бизнеса к казахстанским реалиям с их плюсами и минусами на встрече с экспертами в Алматы высказал генеральный секретарь Союза китайских предпринимателей в Казахстане Ху Хайсинь. Этот союз, объединяющий 30 крупных китайских компаний в нефтяной, строительной, энергетической, транспортной, телекоммуникационной и банковской сфере, создан сравнительно недавно — в апреле прошлого года. Притом что сам Ху Хайсинь вступил в должность его генсека лишь три месяца назад. По его словам, это дает ему возможность сохранять свежий взгляд на происходящие в Казахстане экономические процессы, сравнивая их с китайскими аналогами.

Из преимуществ для ведения бизнеса китайскими инвесторами в Казахстане Ху Хайсинь выделяет географическую близость и удобство логистики, а также идеальную встроенность нашей страны в глобальный проект Поднебесной — Экономический пояс Шелкового пути.

В качестве недостатков он подчеркивает отсутствие эффективности, низкий уровень доверия, свободно плавающий курс тенге и невозможность взять землю в долгосрочную аренду для ведения аграрного бизнеса.

«В нашем союзе участвует казахстанский филиал становящейся мировым брендом компании Huawei, изготовителя известных телефонов. Но он пока вряд ли будет спешить строить свой завод в Казахстане, нужно досконально все изучить и продумать. Ведь имеется определенная политика препонов, ограничений на вхождение китайских технологий. Это проявляется подспудно, в виде медленного, неэффективного стиля работы. С нами могут много и подолгу вести переговоры, чтобы потом ни о чем так и не договориться. У нас в Китае обычно приступают к работе за один день, у вас же все совсем не так. Я не считаю, что рынок Казахстана маленький или неинтересный с точки зрения китайских инвестиций. В Европе тоже есть страны с относительно небольшим населением, но мы не отказываемся исследовать их рынок и вкладывать туда. У вас, безусловно, чудесное будущее, но вам, а заодно и нам как инвесторам сильно мешает то, что мы сразу приступаем к работе, а у вас приступают к затяжным обсуждениям того, как приступить к работе. В этом огромная разница, и здесь такая привычка ведет к безрезультативности», — рассказывает Ху Хайсинь.

Что касается низкого уровня доверия, то глава Союза китайских предпринимателей в Казахстане, по его собственному признанию, сталкивается с ситуацией, когда невозможно договориться об элементарных вещах с представителями казахстанских правоохранительных органов. Не так давно он вынужден был обращаться в ДВД Алматы, запретившему выезд нескольким гражданам КНР из Казахстана, занятых в отельном бизнесе. Как уверяет Ху Хайсинь, он несколько раз договаривался о встрече со следователем, но каждый раз на следующий день двери перед ним оказывались закрытыми.

Китайские бизнесмены учитывают все риски, потому что в Китае изучением центральноазиатских стран и вообще стран, с которыми он сотрудничает, занимаются системно

«К сожалению, нельзя ни о чем конкретно договориться: тебе могут пообещать встречу, а потом тебя просто не пропустят на нее. Но при этом снова пообещают встречу, только на следующий день. И вновь повторится такая же ситуация. У нас в Китае к представителям капитала и инвесторам совсем другое отношение: перед иностранными бизнесменами и гостями открыты все двери», — сравнивает китайский предприниматель.

Говоря о скачкообразном поведении пары доллар/тенге, китайские бизнесмены сетуют на то, что отсутствие четко регламентированного и фиксированного курса в Казахстане не вселяет в них уверенность с точки зрения инвестирования сегодня и завтра. Их главный страх сводится к тому, что они боятся потерять деньги.

Отдельной строкой китайские инвесторы упоминают о моратории на предоставление в долгосрочную аренду сельхозугодий иностранным гражданам и компаниям. «Был у меня недавно китайский инвестор, специализирующийся на аграрном бизнесе, который искал помощь. А все сводилось к очень простому вопросу: можно ли получить участок сельхозугодий. Оказывается, что нет: закон и политика в Казахстане сейчас такие, что иностранные и в частности китайские инвесторы не имеют права взять в аренду землю. Поэтому они просто разворачиваются и уезжают к себе домой или в другую страну, так как эта экономическая политика делает неинтересными и бессмысленными инвестиции в ваше сельское хозяйство. Китайские инвесторы в АПК уходят в Россию, потому что там они могут прямо арендовать землю. К тому же следует учитывать, что буквально все китайские инвесторы — это долларовые миллионеры. У них в Пекине и Шанхае чудесные условия жизни, и они не горят желанием эмигрировать в Казахстан. Но правило инвестирования гласит, что за вложенными деньгами так или иначе на какое-то время в страну инвестирования приедет сам инвестор, потому что это его “карман”. Но такого не может быть, чтобы китайские деньги пришли в Казахстан, а сам китайский инвестор остался у себя дома. Это нонсенс», — комментирует Ху Хайсинь.

Прямо и без посредников

Вдохновляет и одновременно разочаровывает инвесторов из Поднебесной и ситуация вокруг уже упомянутого маслоперерабатывающего завода в СКО «Тайынша май». Мощность завода — свыше 300 тыс. тонн масла в год. Более того, выгодоприобретателем от строительства казахстанско-китайского маслозавода являются фермеры Северного Казахстана, которые только под нужды нового предприятия засеяли на 280 тыс. гектаров масличных культур больше, чем в предыдущие годы. В случае же простаивания объекта под вопросом окажется и сбыт фермерами своего сырья.

Но и здесь инвесторы сталкиваются со своими эксклюзивными проблемами.

Как заявляет генеральный директор предприятия Фан Лун Фэй, завод хоть и построен, но на самом деле официально не введен в эксплуатацию и даже не подошел близко к своей проектной мощности. И это несмотря на то, что в позапрошлом году его торжественно запускали на День индустриализации посредством телемоста с президентом РК Нурсултаном Назарбаевым. По мнению Фан Лун Фэйя, первая проблема — автоматизированное оборудование, которое целиком привезено из Китая.

«Нам нужны кадры из Поднебесной, которые бы обучили местных жителей и научили их использовать это оборудование. Но сейчас возникли визовые проблемы, и китайские инженеры не могут приехать в Казахстан. Им отказывают в получении долгосрочной казахстанской трудовой визы. В настоящее время 60 человек — граждан РК — набираются на предприятие из числа жителей СКО и Акмолинской области, еще 11 граждан Китая — инженеры — должны обслуживать оборудование. Но не все из них могут приехать из-за бюрократических проволочек», — сообщает представитель китайского бизнеса.

По его словам, из-за того, что оборудование вынужденно простаивает, завод работает почти вхолостую. Вместо 1 тыс. тонн в день он перерабатывает в лучшем случае 300−400 тонн масличных. Любопытно, что предприятие возведено в рекордные сроки — за 6 месяцев, но до сих пор не урегулирован вопрос с его вводом в эксплуатацию.

Еще одна проблема для импортеров технологических линий: многие запчасти по казахстанскому законодательству могут импортироваться в нашу страну без пошлины, однако для этого необходимо за месяц подавать уведомление, которое лежит в кабинетах уполномоченного органа еще дольше. В итоге производство либо парализуется, либо инвесторам приходится ввозить комплектующие, платя пошлины в полном размере. Наконец, между Казахстаном и Китаем до сих пор не решен вопрос об экспорте из нашей страны в КНР рапсового жмыха, который был запрещен Китаем к ввозу по причине несоответствия карантинным требованиям. Жмых является продуктом переработки семян рапса и служит комбикормом для домашних животных. Часть этой продукции лежит и гниет на складах предприятия.

Тем не менее Фан Лун Фэй надеется на положительный исход бюрократических разбирательств. Хотя довольно символично, что китайские бизнесмены настроены разговаривать с нашими чиновниками напрямую, не прибегая к помощи таких частных, но весьма влиятельных структур, как НПП «Атамекен».

«Мы не очень хотим работать с палатой предпринимателей “Атамекен”. Потому что в подобном посредничестве имеются как свои плюсы, так и свои минусы. Из положительных моментов я бы назвал возможность побольше собрать информации о казахстанских предприятиях — потенциальных партнерах. А если говорить об отрицательной стороне, то, как мне кажется, это все та же неэффективность. Зачем нам брать посредников и, скорее всего, платить им большие деньги, когда мы можем сами договориться или не договориться с вашим бюрократическим аппаратом. Число посредников лишь повышает стоимость услуг, а мы и так вкладываем хорошие деньги в вашу экономику», — откровенно признается Ху Хайсинь.

Внушающий страх

«Если правильно проанализировать то, что привлекает и что отвращает от Казахстана китайских инвесторов, то мы придем к пониманию, что вопрос следует ставить в иной плоскости. Элементарный пример: когда ты строишь завод по цепочке, ты не можешь этого делать, если у тебя нет долгосрочного контракта. А, к сожалению, у нас в Казахстане построено восемь таких заводов, в том числе и маслоперерабатывающий завод, построенный китайской командой. И если она не подписала долгосрочный контракт с поставщиками, то эти риски с нее не снимаются, — подчеркивает глава дирекции “Транспорт и логистика” ФНБ “Самрук-Казына” Ерхат Искалиев. — Но в то же время китайских инвесторов не может не устраивать то, что Казахстан выполняет свои обязательства в части строительства автодороги Западная Европа — Западный Китай, которая предназначена для формирования одного из главных автомобильных маршрутов по перевозке товаров из Китая в Евросоюз. Действительно, с российской стороны участок этой автодороги построен не был. И только-только россияне приступают к его строительству с привлечением государственно-частного партнерства».

Другие эксперты отмечают все возрастающую силу и экономическую мощь Поднебесной, что, возможно, пугает ее соседей, в том числе и Казахстан, который, не исключено, пытается защищаться подобными бюрократическими препонами и волокитой от форсированного развития КНР. Например, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) Константин Сыроежкин считает, что соседа, особенно успешного и сильного, всегда боятся.

«Пугает то, что Китай движется очень быстро. Ведь если вы посмотрите хронологию наших отношений, то Китай нарастил свое присутствие в Казахстане за последние 10 лет. Причем колоссально нарастил. На сегодня Китай в инвестициях безусловный лидер почти везде, в разных уголках планеты. И занимает первую строчку в торгово-экономических отношениях со странами Центральной Азии. Китай потеснил Россию в регионе ЦА, но вина ли это Китая. У России просто нет денег. И, между прочим, на каждой встрече с президентом РФ Владимиром Путиным наш президент поднимает вопрос строительства российского отрезка автодороги Западная Европа — Западный Китай. Что сделаешь, если этот вопрос стоит в повестке дня уже 10 лет. Мы начали строить свой коридор, и мы его заканчиваем. Хотя, действительно, без российского плеча это путь в никуда. Но что мы можем сделать», — говорит Константин Сыроежкин.

Синолог признает, что в любом случае инвесторы из Поднебесной просчитывают все свои риски в Казахстане. Потому что сама КНР на системной основе и достаточно глубоко изучает каждую страну Центральной Азии. «Безусловно, китайские бизнесмены учитывают все риски, потому что в Китае изучением центральноазиатских стран и вообще стран, с которыми он сотрудничает, занимаются системно. Я только в Синьцзяне знаю 20 институтов и центров, которые занимаются Центрально-Азиатским регионом. Мне, например, дарили внушительную книгу про Таджикистан на китайском языке. Ее автор 5–6 лет проработала в этой стране и грамотно все описала. К тому же ежегодно Институтом России, Европы и Центральной Азии в Пекине выпускается доклад о нашем регионе. И их оценки с точки зрения безопасности почти полностью совпадают с моими», — говорит Сыроежкин.

Чем большей военной мощью обладает государство, тем больше страха оно вселяет в окружающих. Сейчас Китай, если говорить о регионе Азии и Океании, представляет 49% всей военной мощи. Поэтому Китаю не остается ничего другого, как увеличивать свою «мягкую силу» для продвижения своих интересов, полагает китаевед Гаухар Нурша.

«Было бы крайне обидно, если бы выстроенная за много лет конфигурация успешных отношений между Казахстаном и Китаем пострадала бы или понесла бы серьезные репутационные издержки из-за на первый взгляд незначительных разногласий между инвесторами и местными госорганами», — убеждена Гаухар Нурша.

Статьи по теме:
Культура

Искусство быть понятым

Важные культурные события Алматы остаются незамеченными широкой аудиторией из-за отсутствия рекламы либо сильно проигрывают по причине плохой организации

Тема недели

Преемникам здесь не место

Операция «Преемник» в Кыргызстане провалилась, но благодаря этому политическая система страны может обрести большую устойчивость

Политика

Без права на протест

Власть не готова расширить право на мирные собрания, а граждане не видят в мирных собраниях действенный инструмент коммуникации и давления

Международный бизнес

Отдать швартовы

Мировая круизная индустрия стабильно растет