Рынок лучше, чем диктат

Редакционная статья

Рынок лучше, чем диктат

В начале марта кандидат в президенты от Коммунистической народной партии Казахстана (КНП) Жамбыл Ахметбеков заявил о том, что коммунисты, если придут к власти, вернут в государственную собственность энергетику, нефтяную и горнодобывающую отрасли.

Понятно, что от такого рода заявлений веет политическим популизмом. В основе популизма лежит стремление той или иной политической силы завоевать доверие и поддержку масс, понравиться народу.

Сегодня население во всех своих бедах считает виновным государство, которое в 90-е годы провело массированную приватизацию госимущества. В народе любят говорить о том, что вся нефтянка отдана на откуп иностранным инвесторам. Но не хотят видеть другого: в начале 1990-х, после распада Союза, у Казахстана не было ничего — ни специалистов, ни технологий, ни денег.

И не только нефтянка, но и другие отрасли буквально дышали на ладан. Возьмем ту же энергетику. Реформировать отрасль, которая разваливалась буквально на глазах, государство вынудили обстоятельства. Правда, потребовалось еще несколько лет, чтобы довести ситуацию в отрасли до точки кипения: к середине 90-х годов проблемы в энергетике достигли пика: сложилась практически патовая ситуация с неплатежами и веерными отключениями потребителей из-за изношенности оборудования.

По утвержденной схеме реформ магистральные сети оставили в собственности государства, создав для их управления госкомпанию KEGOC, а все остальные энергетические активы были приватизированы и стали самостоятельными хозяйствующими субъектами свободного рынка. В конечном счете энергетику разделили на транспортную составляющую (где главным игроком остается государство), генерацию и сбыт (свободный рынок).

В свою очередь, промышленные и оптовые потребители формируют розничную структуру сбыта электроэнергии. В энергетике создали конкурентную среду, а цены на электроэнергию отпустили, дав возможность продавцам и покупателям договариваться напрямую.

С 1997-го, когда цены на электроэнергию отпустили, и до 1999 года рынок колотило: продавцы и покупатели на фоне быстрого роста тарифов пытались получить максимальную маржу. Как следствие, потребление резко упало, и цены поползли вниз, так как сработали рыночные механизмы.

С тех пор в Казахстане тарифы административным путем никто не устанавливает: государство регулирует лишь методику определения цены на электроэнергию, где одним из ключевых параметров является расстояние. В зависимости от трафика цена колеблется примерно в 1,5—1,7 раза.

В определенные периоды времени под давлением народных масс государство может принимать решения, к рынку отношения не имеющие. Этой болезнью переболели и в Казахстане, когда в начале 2000-х государство решило переложить бремя дотирования тарифов для населения на промышленные предприятия. Именно тогда цены для промышленности стали вдвое выше, чем тариф для населения. Но схема не сработала, ибо промышленность вернула разницу через возросшую цену на товары.

Надо признать, рынок в электроэнергетике коренным образом решил проблему неплатежей. Для платежеспособных потребителей надежность энергоснабжения возросла, а наведение порядка в учете и востребовании оплаты стимулирует потребителей к энергосбережению.

Правда, одних тарифов для увеличения инвестиций в отрасль явно не хватало. Поэтому хронически не хватало денег на модернизацию электростанций и строительство новых мощностей. Для решения этой проблемы с 2010 года государство внедрило механизм «тариф в обмен на инвестиции» для энергопроизводящих организаций путем установления для них предельных тарифов на электрическую энергию до 2015 года.

Суть его в том, что в структуру тарифа на электроэнергию внесена инвестиционная составляющая, которая гарантирует инвесторам возврат вложенных средств. Инвестиции в отрасль пришли, но вместе с ними стал расти тариф на электроэнергию. Вслед за этим стали расти цены на потребительском рынке, вызвав недовольство населения.

А представитель Компартии завел речь о реприватизации энергетики…

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики