Трудно быть троллем

Троллинг стал распространенным явлением в онлайн-мире Казахстана. Кто-то видит в этом несовершенство политических институтов, некоторые говорят об экономических войнах в Сети, но главная проблема - отсутствие культуры интернет-общения, отмечают специалисты. К тому же онлайн-среда в стране все еще не чувствует себя в полной мере свободной; одни люди, прячась под никами, в зависимости от целей получают некое чувство защищенности, а другие - чувство безнаказанности

Трудно быть троллем

Сколько их - доподлинно не известно. Но, кажется, они уже повсюду. Троллинг превращается в отлаженный бизнес, а сами тролли становятся надежным инструментом для позитивного PR как самого Казахстана, так и его порой сомнительных достижений.

После того как Интернет превратился в наиболее открытую площадку, где тысячи людей могут высказывать свое, в том числе и критическое, отношение к властям,  к отдельным людям и  бизнес-корпорациям, начался и обратные процесс. Сегодня повсеместно можно встретить активный троллинг людей,недовольных общественно-политическими и экономическими реалиями государства.

Против всех

В  Казахстане свыше 360 тысяч зарегистрированных пользователей сети Facebook, где граждане активно критикуют власти страны. На фоне периодического отключения этой соцсети в соседних государствах - к примеру, в Таджикистане - выделяется желание местных чиновников не вводить запреты, а действовать через позитивный пиар в Сети.

Политолог, гражданский активист Александр Данилов сказал «Эксперту Казахстан», что троллинг в интернет-среде воспринимается как возможность улучшить имидж государственных структур и отдельных политиков и бизнесменов.

Сотрудник казахстанского бюро радио «Свобода» отметил на условиях анонимности, что троллинг в Казахстане приобрел ярко выраженный политический и экономический подтексты.

«Редакторы некоторых провластных СМИ нанимают специальных людей и платят от 200 долларов за месяц работы, чтобы они на разных ветках писали о небывалых достижениях страны. Бизнесмены также нанимают отдельных журналистов, чтобы те создавали им благоприятный имидж. Это отлаженный механизм, даже на примере сайта нашей радиостанции можно заметить, что здесь активно работают тролли. Выходит критический материал, и количество оправдательных комментариев зашкаливает. Контора работает», - сказал журналист.

Активно троллинг используется и для подавления бизнес-конкурентов. PR-аналитик Алишер Еликбаев отметил, что подобные механизмы борьбы широко распространены в ресторанном бизнесе, интернет-среде, были зафиксированы случаи вброса порочащей ту или иную компанию информации даже на примере крупных казахстанских корпораций.

С английского троллинг можно перевести как «ловля рыбы на блесну». По предположению сотрудника института социологии Российской Академии Наук  Ирины Ксенофонтовой само понятие обрело популярность из-за скандинавского значения слова «тролли». В мифологии скандинавских стран  они изображены  в качестве неприятных существ, созданных для причинения вреда и сотворения зла.  По мнению первой исследовательницы троллинга Джудит Донат, троллинг — это «игра в подделку личности, но без согласия большинства игроков, не сознающих участия в этой игре»

Политический подтекст

Особенно активно троллинг стал развиваться в Казахстане на фоне событий арабской весны, потрясшей Ближний Восток и Северную Африку. На десятках интернет-сайтов начали появляться ярые противники революций, призывавшие «беречь мир и стабильность». Очередной всплеск этого явления был зафиксирован после трагических событий в Жаноозене, когда тролли были активны не только в казахстанском, но и в российском сегментах Интернета. Ярким примером может служить статья Елены Костюченко «Жанаозен», опубликованная на сайте «Новой газеты», где сотни недовольных критикой власти «комментаторов» обвиняли журналиста в предвзятости. Вот один из таких примеров.

«Елена Костюченко - писательница детективов. По-моему, где-то видел ее книгу в Москве. Статья заказная, видно сразу...», - писал некий  Mex1802 KZ 

Как говорят эксперты, одним из активных элементов троллинга как раз и является прямое оскорбление автора статьи или конкретного бизнесмена, против которого идет интернет-травля.

На войне как на войне

Тролли вступают в самые ожесточенные онлайн-битвы. Их зачастую отличает большое количество нецензурных слов, используемых в комментариях, а также подрыв  репутации новостных агентств.

PR-консультант Жанна Прашкевич считает, что троллинг в Казахстане, по сравнению с соседними государствами, не столь агрессивный, но широко распространена практика, когда бизнесмены и политики  нанимают специальных людей, чтобы те пиарили их и вкладывали в сознание аудитории нужные образы; так же продвигаются и товары в Интернете. 

Сергей Макаров,  учредитель НПО «Институт новых медиа» из Кыргызстана, сказал «Эксперту Казахстан», что троллинг сегодня развивается широко и на Западе, но носит там не политический характер, а превращается в метод ведения интернет-войн между отдельными пользователями.

Политический и экономический троллинг - пережиток постсоветских государств, где до сих пор идет активная битва «за сердца и души людей»

В Кыргызстане, в отличие от Казахстана, троллинг развит не столь активно, в силу большего плюрализма в Интернете, открытости общества и прогресса в области свободы прессы.

Вместе с тем сегодня, к примеру, кыргызское онлайн-сообщество стало активно бороться с троллингом, чего в Казахстане пока не заметно. Некоторые сайты, чтобы побороть это явление,  запрещают с одного İP создавать аккаунты разных пользователей.

Троллинг в  интернет-среде Казахстана является показателем отсутствия реального плюрализма и конкурентной борьбы, а главное - культуры ведения онлайн-дискуссий.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?