Пружина краудфандинга

Независимый алматинский театр «ARTиШОК» сам построил себе большую сцену при участии бизнеса и общества

«Невероятная история этого лета — сколько людей в итоге нам помогло и с какими намерениями они приходили. Краудфандинг — это не просто для того, чтобы собрать побольше денег. Важно было дать возможность каждому простому человеку, зрителю принять участие в строительстве. Из бизнеса на наш призыв кто-то откликнулся сам, на кого-то с предложениями выходили мы, была масса переговоров. Но ни разу я не приходила и не плакалась: “Нам нужны деньги, иначе мы закроемся, помогите, спасите, такая ситуация…” Вопрос стоял по-другому: мы существуем, мы настолько хороши, что хотим быть еще лучше, хотим расти», — управляющий директор «ARTиШОК» Анастасия Тарасова вспоминает безумное лето 2017 года, которое войдет в историю коллектива как лето строительства большой сцены.

Анастасия Тарасова: «Надо бы написать подробный бизнес план; когда начинаешь что-то глобальное, но этого не делаю. У меня есть оправдание: когда ты сядешь, все посчитаешь и увидишь итоговую цифру, ты даже с места не сдвинешься. Деньги многое определяют, а мы все равно люди эмоций первого импульса»

История театра «ARTиШОК» — это история о том, как сначала ты работаешь на репутацию, а потом она — на тебя. «Знаете, что нам сказали в Банке Астаны? — продолжает Анастасия Тарасова. — Они сказали: вы нам нравитесь. Потому что, вне зависимости, дадим мы вам деньги или не дадим, вы все равно будете работать. Вы не такой проект, которому не дали деньги — и он закрылся».

«АRTиШОК» уже большой

В тесноте подвала жилого дома на улице Кунаева, где «ARTиШОК» работает уже 16 лет, может быть, и обходились без обид. Но и без комфорта. Вместимость площадки — 65 человек, команда театра — 25. В «ARTиШОКе» шутили: если все на работе, театр наполовину полон. «Мы уже давно физически почувствовали вот это ощущение, когда головой упираешься в потолок. Есть много сил, много энергии, ты растешь, ты уже взрослый, у тебя другие запросы — и творческие, и человеческие. Растет зрительская аудитория, но театру как бизнесу некуда расти, потому что мы уперлись в продажу билетов», — перечисляет объективные причины для появления у театра большой сцены Тарасова.

Поиск нового пространства привел к зданию бывшего клуба Da freak, удачно расположенного совсем недалеко от подвального помещения театра на Кунаева. Договорившись об аренде, «ARTиШОК» приступил к строительству большой независимой театральной площадки. Театр начал строить театр.

Заявленный бюджет строительства — 21 млн тенге. Часть денег на строительство театром была уже заработана, часть — 3 млн тенге на световое оборудование и оснащение сцены — решили собрать через краудфандинг, еще часть — привлекая бизнес в качестве спонсоров проекта.

«В таких больших проектах я действую интуитивно, — говорит управляющий директор театра. — Надо бы написать подробный бизнес-план, когда начинаешь что-то глобальное, но я этого не делаю. У меня есть оправдание: когда ты сядешь, все посчитаешь и увидишь итоговую цифру, ты даже с места не сдвинешься. Деньги многое определяют, а мы все равно люди эмоций и первого импульса. И все, что делается в театре, и в “ARTиШОКе” в том числе, делается по первому импульсу. Но нас спасает то, что мы делаем это искренне».

Что нам стоит сцену строить

Решив вовлечь в строительство большой сцены неравнодушную аудиторию и объявив о старте краудфандинговой компании, «ARTиШОК» предложил любому зрителю с любой суммой помочь театру строить театр. И даже за 500 тенге коллектив благодарил участников кампании красивой фирменной открыткой (дальше был целый ряд различных вознаграждений и подарков для бэкеров). Для компаний-инвесторов театр подготовил партнерские программы, подразумевающие сотрудничество.

«ARTиШОК» начал сбор денег и параллельно — строительство, используя те средства, которые компания уже заработала самостоятельно. Первый шаг сделали еще без больших денежных вливаний со стороны спонсоров, театр продемонстрировал свою решимость идти до конца в любом случае. На общественную поддержку были выставлены 3 млн тенге, за четыре месяца собрано более 4 млн (в немалой степени благодаря сети кинотеатров CINEMAX). С учетом того, что стоимость строительства большой сцены в итоге перевалила за 30 млн тенге, с помощью краудфандинга было собрано более 10% средств.

«Нам были не только важны эти деньги, потому что три миллиона можно было найти где-то еще. Важным было дать возможность каждому простому человеку, зрителю принять участие в строительстве. Чувство причастности — это первоочередное», — говорит Тарасова, которая видит в краудфандинге своеобразный контакт со зрителем.

Все лето, пока шла краудфандинговая кампания и параллельно — стройка, «АRTиШОК» предлагал различные активности на территории будущей сцены, проекты «Большая сцена Preview». Не только для того, чтобы помнили о сборе денег, но чтобы люди просто приходили на стройку, видели, как здесь все меняется, что затормаживает процесс и нужна ли какая-то помощь: многие помогали театру не только деньгами, но и стройматериалами, и рабочей силой.

Строительство большой сцены театра поддержал частный бизнес — уже за рамками краудфандинговой кампании. «Астана Моторс» выделила на проект 9,5 млн тенге, эта сумма покрыла все основные затраты по ремонту и отделке, еще 3,5 млн — Банк Астаны, 2 млн — кафе «Неделька», по 1 млн — Tele2 и «Жигалма», 500 тыс. тенге — сервис по продаже авиабилетов Aviata. Tеатр поддержали Pernod Ricard Kazakhstan, Ticketon.kz, SlonWorks, компании «Тиккурила», «Потолкович», «Три А», MUSAB, «Нептун Engineering», ASTARTA GROUP. Проект большой сцены был создан архитектурно-проектной компанией AHR Kazakhstan.

«Все партнеры, которые заявлены у нас на афише, открыто публиковали свои бюджеты, и это для нас тоже очень важно. Потому что год назад, когда мы собирали на вентиляцию на нашей теперь уже малой сцене, многие не хотели публиковать информацию о том, что помогли нам», — говорит Анастасия Тарасова.

Она занимается управлением театра пятый год и уверена — успех этого лета напрямую связан с той репутацией, которую «АRTиШОК» зарабатывал годами: «Нужно уметь ждать и накапливать этот вес. Строительство большой сцены как проект, который мы предложили бизнесу и обществу, — это такая точка, к которой мы долго шли именно репутационно. За все это время у нас практически не было ни одного крупного партнера, который бы дал нам деньги. Все наши партнеры в финансировании создания спектаклей — это больше фонды, международные организации или культурные европейские институты, но не коммерческий сектор Казахстана. И вот здесь — случилось».

Не просто сцена

Большая сцена «АRTиШОКа» открыта. В середине рабочего дня здесь нет свободного уголка: в одной части зала репетируют актеры, в другой — молодежный симфонический оркестр, на сцене — монтаж декораций. И большая, и малая сцены театра работают параллельно. В подвале на Кунаева остались спектакли, созданные в камерном формате — «Созвездия», «Новые времена», «Песенник в театре». На новую сцену перенесены постановки, которым было тесно на малой сцене — «Норд-Ост», «Ұят», «#ПРЯМОПОТОЛЕБИ», «Корова». Принципы работы и большой, и малой площадки остались прежними: это сцена, на которой возможно все — и концерты, и выставки, и презентации книг, и лекции, и публичный диалог. Подход остался, изменился только масштаб возможностей. «Вот, слышите, репетирует молодежный симфонический оркестр, который будет исполнять саундтреки к нашим спектаклям, мы бы не могли с ним выступать на маленькой площадке», — констатирует Тарасова.

Количество спектаклей «АRTиШОК» пока сохраняет прежним — около 15 в месяц. Поскольку часть спектаклей переносится на большую сцену, в зал на 150 человек, билетов нужно продавать больше, и это серьезная задача для отдела продаж, говорит управляющий директор театра.

«Система, в которой мы очень удобно существовали в маленьком “АRTиШОКе”, больше нефункциональна. У нас теперь вот это большое здание, где есть арендная плата, коммунальная плата, плата за уборку, за техников — все эти расходы держат меня в тонусе. Построить построили, теперь надо, чтобы все работало. И для коллектива это непростая задача, у нас теперь, можно сказать, вместо однокомнатной квартиры — особняк, за которым надо постоянно следить».

Новая сцена открылась почти два месяца назад, 18 октября 2017 года, но у «АRТиШОКа», пожалуй, весь сезон уйдет на то, чтобы обкатать новую модель работы. Сейчас новая площадка по-прежнему требует повышенного внимания и расходов — идет перенос спектаклей и устранение недоделок после ремонта. Поэтому, говорит г-жа Тарасова, в этой суете они еще сами не до конца осознают, что на самом деле сделал «АRТиШОК»: «Если посмотреть, как реагируют на нашу историю коллеги из России, Европы, то понимаешь, что это уникальный случай, и не только для Казахстана. Мы сделали концентрированный качественный проект, который получился. Для меня главное в театре — чтобы получилось. Спектакль, то, что ты задумал».

Возможно, историю о том, как театр построил театр, упомянут в каком-нибудь театроведческом учебнике. Но куда важнее, что Алматы получил новую точку культурного притяжения, и она появилась в том числе благодаря поддержке бизнеса и общества. В «АRТиШОКе» снова тесно. Несмотря на увеличившийся в два раза зрительный зал, свободных мест нет.

Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

Песчанка, сэр

KAZ Minerals покупает крупный медный проект на Чукотке — Баимское месторождение

Казахстанский бизнес

В государственной разработке

Центр электронной коммерции обладает уникальными компетенциями для создания информационных систем странового масштаба

Экономика и финансы

Ушли, но обещали вернуться

Одним из факторов, спровоцировавших ослабление тенге, стал выход нерезидентов из краткосрочных нот Нацбанка

Казахстанский бизнес

Забетонировать цену

На рынке цемента цены восстанавливаются до уровня 2013 года