Учим сами

В клубе Bas Qosu учат казахский язык в игровой форме. На голом энтузиазме

Учим сами

Осенью 2016‑го основатель клуба разговорного казахского языка Bas Qosu Бахытжан Бухарбай в Душанбе выиграл грант международной неправительственной организации Internews в размере 2,5 тыс. долларов на развитие казахского языка. Эти деньги пошли на создание роликов, задуманных как видеометодички для тех, кто хочет открыть клубы по обучению государственного языка. Участвовать в конкурсе, который прошел в столице Таджикистана, он решил, устав ждать от Минкульта РК обещанной помощи. Сам Бухарбай, основатель популярного алматинского клуба Bas Qosu, называет эту ситуацию не иначе как абсурдом.

Тем временем, по итогам прошлого года Минкульт РК израсходовал по статье «Развитие госязыка и других языков народа Казахстана» 331 млн тенге, в позапрошлом — в два раза больше, в годы, когда цены на нефть зашкаливали, суммы были еще крупнее. «Наверное, поддержка была бы в тучные годы, но тогда у меня не было этого проекта», — говорит собеседник. Его опыт демонстрирует: даже если речь идет о государственном языке, не следует ждать от чиновников помощи, а надеяться лишь на свои силы.

Уроки казахского

Bas Qosu с казахского переводится как «собираться для совета или совместного времяпровождения». Клуб был организован в ноябре 2014 года для всех желающих выучить разговорный казахский язык. Идея Bas Qosu родилась у Бухарбая, когда он занимался другими некоммерческими проектами: первый из них был посвящен популяризации казахской культуры, другой — госязыка.

Зимой 2011‑го Бахытжан Бухарбай решил публиковать на своей страничке на одной из отечественных блог-платформ казахские притчи и пословицы собственного перевода и со своими комментариями. Проект по популяризации казахского народного творчества должен был показать, насколько большой культурный пласт скрывает казахская культура от тех, кто не знает казахского языка.

Второй проект тоже был связан с казахским. Бухарбай систематически читает казахскоязычные и русскоязычные СМИ, и у него, как у билингва, возникает диссонанс: казахская пресса публикует интервью с овладевшими казахским языком иностранцами, хотя такие интервью пришлись бы ко двору в русскоязычных газетах и онлайн-изданиях. Но им-то эта тема как раз неинтересна, а о казахском они если и пишут, то в саркастическом тоне.

Бахытжан Бухарбай: «Я вообще считаю,что в Казахстане все владеют казахским, поскольку у кааждого в пасивном словаре порядка 500 слов. Они их знают, потому что видят на рекламных щитах, витринах магазинов, слышат по телевизору»

Поэтому он решил делать интервью с неказахами, выучившими казахский, об их методе обучения, и публиковать материалы у себя в блоге. И эти тексты оказались интересны его растущей аудитории. Конечно, Бухарбай сразу получил изрядную долю критики: скептики считали, что он записывает интервью на русском, а свою аудиторию обманывает, утверждая, что беседа велась на казахском.

Однако спорить с критиками Бухарбай не стал, а решил снимать интервью на видео и публиковать, снабжая русскими субтитрами. Собеседник вспоминает, что 25 видео, которые он опубликовал за полгода, собрали около миллиона просмотров. Случилось это в 2013 году.

К нему в сети начали обращаться за разъяснением правил казахского, и когда такие просьбы достигли критической массы, Бухарбай решил конвертировать онлайн в офлайн. В своем блоге попросил откликнуться тех, кто готов за умеренную плату (10 тыс. тенге в месяц) посещать курсы казахского языка. На собранные деньги герой собирался нанять для слушателей толкового преподавателя, желательно с опытом обучения казахскому иностранцев.

И, казалось бы, заработало. Курсы стартовали в марте 2014‑го, но через несколько месяцев Бухарбай свернул инициативу. Они оказались неудобными для слушателей — для людей среднего возраста, которые могли выпасть из учебной программы из-за своей загруженности на работе или по семейным обстоятельствам. Пропустив несколько занятий, они, как правило, теряют мотивацию, поскольку надо наверстывать материал пропущенных уроков, а на это нет ни сил, ни времени. «Поэтому я начал думать над проектом, каждая встреча которого была бы автономной. Участнику, пропустившему пару занятий, не должно быть страшно продолжить курс, потому что ему не нужно наверстывать. Так появилась идея проекта Bas Qosu», — рассказывает Бахытжан Бухарбай.

Объединить головы

Формат клуба с самого начала строился на трех принципах, которые сохраняются по сей день. Первый — обучение должно быть автономным. Второй принцип — в клуб может прийти любой желающий. Третье — обучение в Bas Qosu бесплатное. Это не классические языковые курсы, там нет преподавателя, но есть носитель языка, который выступает модератором. Обучение происходит в формате общения на заданную тему, кроме того, модератор предлагает игры, посредством которых разучиваются новые слова.

В «личку» Бухарбаю с просьбой открыть клуб писали многие, а вот собраться смогли единицы. На первую встречу пришли четыре человека, не считая модератора. Бахытжан написал эмоциональный пост в «Фейсбуке», в котором описал ситуацию и укорил своих читателей. Пост «залайкали» сотни, но нельзя сказать, что количество участников клуба от этого сильно прибавилось. Произошло другое, более важное событие: Бухарбай нашел единомышленников. К нему с самых первых встреч присоединились Ерден Зикибай, Бахытжан Мухаммедиаулы, много позже — Аида Ажгалиева, Жадыра Даутова, Амина Жеменей. Интересно, что никто из них не имеет филологического образования, но этого и не требуется, главное быть неравнодушным к судьбе казахского языка.

Поскольку готовой методики не было, ее пришлось придумать и обкатывать на ходу. «Мы же не взяли какую-то готовую модель и внедрили. С первых встреч методом проб и ошибок искал комфортный для участников клуба формат и способ обучения языку. На это ушел год», — говорит Бахытжан Бухарбай.

Было решено, например, отказаться от такой практики, как выбор учащимися темы для обсуждения. Какое-нибудь событие могло быть темой встречи. Скажем, в канун Нового года разговоры шли о том, как можно провести время на праздники. «Встречи должны быть естественными, атмосфера — непринужденной, чтобы каждый участник захотел прийти еще раз», — говорит идейный вдохновитель Bas Qosu. Первые встречи проходили ровно час, но участники не хотели расходиться, и общим решением продолжительность заседаний была увеличена до двух часов, но иногда не хватает и этого времени.

Игры, WhatsApp и кино

28 ноября 2017‑го Bas Qosu исполнилось ровно три года. За это время проведено 116 встреч, по оценке организаторов, казахскому обучились более тысячи человек. Встречи проходят два раза в месяц в пятницу в алматинском Музее народных музыкальных инструментов. Участники могли бы собираться и чаще, если бы у модераторов было больше свободного времени.

Даже если речь идет о государственном языке, не следует ждать от чиновников помощи, а надеяться лишь на свои силы

Игры — неотъемлемая часть проекта. «Дети в игровой форме осваивают новую информацию, познают мир. И это качество, как мы вынесли из опыта Bas Qosu, не утрачивается взрослыми. Игровая модель работает, она способствует скорейшему освоению материала», — рассказывает Бухарбай. В копилке клуба более 30 игр. Некоторые из них переняты из навыковых тренингов, другие придуманы организаторами.

Пример: игра «Cөйлем құра» («Составь предложение»). Участники делятся на две команды и учатся составлять предложения на слово, написанное на доске. Каждый по очереди подходит к доске и пишет по одному предложению. Затем идет обсуждение новых слов и разбор ошибок. «Сөз жұмбақ» («Загадай слово») — игра, в основу которой положена популярная телепередача «Поле чудес». Участники делятся на две команды и ищут по буквам слово, которое загадывает модератор клуба.

Вы пришли на предновогодний корпоратив и обнаружили, что надели разноцветные носки. Что вы будете делать? Это один из вопросов, которые могут быть заданы в игре «Қиын жағдай» («Сложная ситуация»), — она придумана организаторами клуба для развития разговорных навыков. Участник должен остроумно рассказать, как он выйдет из сложной ситуации, а аудитория либо принимает ответ, либо нет. Если последний вариант, то задается еще одна сложная ситуация. «Бывает, человек скованный по своему характеру, а может мало знает казахских слов, поэтому ему тяжело рассказать, как он будет выпутываться из сложной ситуации. Такой участник, возможно, захочет отделаться простым ответом “білмеймін” («не знаю») или «олай болуы мүмкін емес» («такого не может быть»). Тогда аудитория не примет его ответ. По завершению игры выбирается самый оригинальный ответ, то есть присутствует спортивный интерес.

«Игры хороши тем, что человек, сам не замечая, начинает вытаскивать из своего пассивного словаря такие слова, которые он якобы не знает, — говорит собеседник. — Я вообще считаю, что в Казахстане все владеют казахским, поскольку у каждого в пассивном словаре порядка 500 слов. Они их знают, потому что видят на рекламных щитах, витринах магазинов, слышат по телевизору и так далее».

Кроме игр участникам клуба предлагают поговорить об интересных ситуациях из жизни. «На предыдущей встрече, например, участники рассказывали о своих детских шалостях или приятных воспоминаниях из детства. Одна из участниц рассказала, как отец научил ее в детстве чистить охотничье ружье, что она затем всегда делала за него, а присутствующие, поскольку рассказ интересный, слушали со всем вниманием», — говорит Бухарбай.

Новые слова модератор встречи записывает на маркерную доску, а участники фотографируют их и отправляют в общий чат в WhatsApp. Кто изучал язык, знает, что практиковаться два раза в месяц катастрофически мало. Поэтому организаторы клуба настаивают, чтобы его участники разговаривали на казахском везде, где могут.

Bas Qosu из клуба перерастает в сообщество. Его участники активно переписываются на казахском в общем чате, посещают казахские постановки в драмтеатре имени Ауэзова, устраивают походы в кинотеатр на фильмы, переведенные на госязык, выезжают на пикники на природу. У клуба традиции, заложенные самими участниками: приносить сладости, а по особым поводам приходить с выпечкой и кулинарными изысками собственного приготовления.

Учу родной язык

Что привело участников Bas Qosu в клуб? Кого-то стыд от незнания родного языка. Кого-то расчет: чтобы выиграть грант и уехать учиться за рубеж по «Болашаку», нужно сдать экзамен по казахскому. Третьими движет желание постигать что-то новое, четвертыми — стремление быть полезным своим близким. «К нам приходила пенсионерка — Людмила. Она до Bas Qosu посещала бесплатные курсы, организованные акиматом, и была недовольна ими. Говорила про них, что толку мало. Так вот, Людмила пришла к нам со слабым казахским, но за год подтянула язык. Ее мотивация — помогать внуку с домашними заданиями, которого родители отдали в казахскую школу», — рассказывает общественник.

В клубе преобладают женщины. Основатель называет вероятную причину этого: «Девушки более ответственно подходят к вопросу воспитания своих будущих детей на родном языке». Большинству участников от 25 до 40 лет. Практически все они люди с высшим образованием. Больше половины — это русскоязычные казахи, оставшаяся часть — представители нетитульных наций. «У нас был исторический момент — на одной из встреч казахов было меньше», — говорит Бухарбай. Всего на каждой встрече присутствует порядка 20–30 человек, иногда количество участников 80.

С момента запуска клуба его основателю поступают предложения открыть Bas Qosu в других городах РК, много предложений с севера Казахстана. В первый год существования клуба Бухарбай серьезно не думал над тиражированием опыта, поскольку методика только обкатывалась. На второй год он решил запустить такие же клубы в других городах страны. Было рассмотрено несколько вариантов. Первый — поехать с командой, чтобы показать, что называется вживую, игровые модели клуба и поделиться секретами, как создавать дружественную и непринужденную обстановку. Второй вариант — пригласить тех, кто готов открыть Bas Qosu у себя в городе, в Алматы и провести обучающий тренинг. Оба варианта требуют, как минимум, оплаты проезда и проживания. Денег на это нет.

Поступало несколько предложений от незнакомых Бухарбаю людей с просьбой разрешить проводить встречи от имени Bas Qosu у себя в городе. «Человек, который ни разу не посетил Bas Qosu, не сможет создать такую же атмосферу, а в этом весь секрет», — считает наш собеседник. Предложения организовать клубы под брендом Bas Qosu в других городах, но без участия алматинской команды, Бухарбай отвергает: «За три года мы заработали положительную репутацию, негативных отзывов практически нет. И если в другом городе что-то пойдет не так, это ударит и по нам. Дело не в том, что мы жадные. Пускай, если хотят, открывают аналогичные клубы, но под другим названием».

Теплый Душанбе, холодная Астана

«В начале 2016‑го, когда клубу исполнилось больше года, а мы завершили обкатку методики, я поехал на встречу к вице-министру культуры и спорта. Сделал презентацию, сказал, что нужны деньги для тиражирования проекта по стране. Много не просил, только покрыть расходы на дорогу, проживание и символическую плату за наше затраченное время и силы, ведь у каждого из нас есть семья, которую надо кормить», — говорит Бухарбай.

Проект заинтересовал вице-министра (Бахытжан не хочет называть его имя), который попросил основателя Bas Qosu быть «на связи», а сам «со связи» ушел: пора была тяжелая — очередные досрочные выборы (казахстанские вице-министры, как известно, в предвыборный период загружены выше всякой возможности, правда, непонятно чем). Деликатный Бухарбай подождал, когда закончатся выборы, но в Астане молчали. Тогда Бухарбай решил подождать еще — два месяца ситуацию не улучшили: видимо, чиновники не успели восстановиться после предвыборной кампании. Энтузиаст все-таки решил напомнить о себе, но ему ответили, что сами выйдут на связь. Однако больше к нему никто не обратился, а звонить в министерство во второй раз Бухарбаю не позволила то ли гордость, то ли такт.

Чтобы каким-то образом помочь организовать аналогичные клубы в других городах страны, было решено снять небольшие ролики. Они стали бы своего рода методичкой по организации процесса обучения казахского языка в игровой форме. Наш герой подал заявку в международную неправительственную организацию Internews и поехал защищать свой проект в Душанбе. В результате выиграл грант в размере 2,5 тыс. долларов. За счет этих средство было отснято десять небольших видеороликов.

Клуб создавался как волонтерский проект. Бахытжан Бухарбай и его соратники от этого проекта не получают ничего, кроме морального удовлетворения. Помещения для проведения Bas Qosu музей предоставляет им бесплатно. Поэтому в самом начале организаторы особенно не задумывались над финансированием проекта.

Но в стране, где развитие государственного языка в приоритете у правительства, а национал-патриоты не устают повторять, что казахский язык погибает, у нашего героя не должно было быть отбоя от меценатов и чиновников, желающих помочь. Изучением казахского языка, как и обучением ему, в Казахстане готовы заниматься единицы, хотя тысячи любят об этом говорить. За все то время, что Бухарбай занимается развитием казахского языка, ему помогали пару раз. Первый пример: бизнесмен, пожелавший остаться неизвестным, передал через своего водителя 400 долларов. Второй: руководство ресторана Rumi полтора года бесплатно предоставляло помещение для занятий и выдавало символическую сумму, которая тратилась тут же на чай и угощения участникам.

Но сегодня, когда, как говорит Бахытжан Бухарбай, проект потихоньку умирает, необходимы деньги со стороны. Во-первых, проект держится на пяти волонтерах. У каждого из них св оя работа, семейные обязательства. И бывают ситуации, когда ни один из них не может найти свободного времени, чтобы провести встречу. Платить надо хотя бы модератору. «Участники клуба не раз говорили, что готовы платить. Но моя принципиальная позиция — не брать у них денег. От отчаяния я даже недавно было уступил, но быстро передумал. Поэтому сейчас я думаю над коммерциализацией проекта», — говорит собеседник. Возможно, ему стоит подумать над краудфандингом. Народ, поддержав или не поддержав проект деньгами, покажет, нужен ему казахский язык или нет.

Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

Закинуть сети в интернет

Государство намерено обязать онлайн-продавцов публиковать полные данные о себе и товаре. Но этого недостаточно для защиты прав потребителей

Казахстанский бизнес

Железная рыночная власть

Государство приняло доводы металлургических заводов о том, что стране грозит дефицит лома. На четыре года был ограничен экспорт лома в страны, не входящие в ЕАЭС, что нанесло серьезный удар по ломозаготовителям

Повестка дня

Коротко

ПОВЕСТКА ДНЯ

Казахстан

Напоим соседей молоком

Казахстан увеличил экспорт молочной продукции