Издано, но с опозданием

Об авторе — Мустафе Чокае — знают многие, о книге слышали, но не читали. Теперь мы ее увидели в репринтном исполнении

Издано, но с опозданием

Задаешься только одним вопросом. Степень актуальности книги для нашего времени и нашего же пространства? Предположим, для нынешнего этнонационалистического дискурса эта работа за 1928 год все же ценность имеет. В отличие от российских и казахстанских националистов XXI века Чокай всю ответственность возлагал на политику, которую проводило по отношению к коренному населению советское государство. Грубость и цинизм управления большевистской администрации ничем не отличались от царской колонизации. Любопытна и следующая мысль автора, возможно, что-то объясняющая в нынешней властной вертикали. По мнению Чокая, именно в Казахстане марксистский ленинизм являлся фасадом. В подтверждение даны живые голоса современников: «Мы, бедные мусульмане, как находились при Николае Кровавом скотиною, так и находимся и теперь при нынешнем пролетарском правительстве» (извлечено современником из современной ему же партийной литературы). Есть в «Туркестане» Шокая непривычная большинству из нас оценка советских деятелей Казахстана начиная от «сталинского фаворита» Турара Рыскулова, Сорокина и других «винтиков» советской системы.

Основной тезис в книге сводится к известному и «вечному». Из парижского «захолустья» в двадцатые годы прошлого столетия раздалось пусть чересчур робко: «Наших (мусульман) бьют!» Поясним, в этом случае казах (узбек, таджик и далее) является синонимом к слову «мусульманин». Этот слоган услышали тогда и на Западе, и на Востоке. Чокай легко вошел в признаваемый и поддерживаемый круг мусульманских идеологов национализма. Цену ему тоже знали, и ее очень точно определил Пьер Ренодель: «Во имя истины он заслуживает благодарность».

Чокай честен прежде всего по отношению к самому себе же. Он точен и дотошен в деталях. Два любопытных факта. Он отмечает, что только на Востоке мог появиться такой вопрос: «Является ли Ленин пророком?» Он же зафиксировал, что в 1925 году, в годовщину смерти Ленина, узбеки, как это полагается колониальным рабам, в Ташкенте были поставлены на колени. Это история советской Азии, написанная в первое десятилетие существования советской власти.

В Союзе его вписали в ряд предателей. Пантюркистский проект внушал страх тогда, на заре становления советской власти, опасаются его и нынешние азиатские правители. «В сложившейся политической обстановке регионы проживания тюркских народов — Туркестан, Азербайджан, Идель-Урал, Крым — должны при каждом удобном случае выявлять и акцентировать свое духовное родство и, опираясь на него, оказывать друг другу поддержку и помощь», — так Мустафа Чокай призывал к тюркскому единству.

Правда, мало кто обращает внимание на очевидное. На сегодняшний день Чокай больше и больше созвучен с современными российскими идеологами «русского мира». Казахстанские националисты радикального толка тоже все ближе и ближе к российскому варианту осмысления себя и окружающего. С нелюбовью ко всему иному, априорным возвеличиванием собственной исключительности. Именно Чокай настаивал на том, что не нужно ничего европейского, что нужно идти своим, восточным, туркестанским путем. Эта, в его интерпретации, перспектива развития означала «азиатскость плюс ислам», т.е. культ своей расы и ислама как всего общевосточного вектора. Справедливости ради, уточним, понятие «Туркестан» практически исчезло из исторического сознания народов Центральной Азии. В таком раскладе появление этой книги, как и оговорки в духе Фрейда, симптоматично.

Наконец, Чокай через книгу — другой. Он — не осовремененный, как в медийном исполнении в фильме Ермека Турсунова, и не такой категоричный мыслитель, как в философской эссеистике Ауэзхана Кодара. Увидеть человека через книгу — именно эту возможность нам предоставил издательский проект Досыма Сатпаева — дорогого стоит.

Чокай-оглы Мустафа (Мустафа Шокай). Туркестан под властью Советов (к характеристике диктатуры пролетариата). — Алматы, 2017. — 144 c.



 

Статьи по теме:
Общество

Большинство проиграло

В Гражданской войне участвовало не более 4% населения. Победа большевиков соответствовала интересам 25%, а остальные проиграли

Казахстанский бизнес

Старая добрая индустриализация

Концепция индустриально-инновационного развития, которая закладывает фундамент следующей, третьей по счету, индустриальной стратегии, подготовлена основательно, что радует. Плохо то, что финансирование индустриализации остается недостаточным

Тема недели

Уйдем от доллара, подсядем на рубль?

Использование национальных валют в качестве расчетной единицы при проведении экспортно-импортных операций — идея не только популярная, но и популистская

Казахстанский бизнес

Человеческий ресурс цифровой повестки

Скрытые резервы операционной эффективности — в проактивных сотрудниках