Связаны одной сетью

Технология IoT в РК внедряется, но не без препятствий

Связаны одной сетью

«В Астане установлено пять тысяч датчиков и сенсоров для внедрения в городе интернета вещей», — отчитался на минувшей неделе астанинский акимат. Подобные новости, где упоминается о применении технологий интернета вещей (IoT) в Казахстане, стали мелькать все чаще. Все больше физических устройств в потребительском секторе, сельском хозяйстве, здравоохранении, промышленных предприятиях и других сферах обретают новую форму взаимодействия с внешним миром — подключение к сети.

IoT можно условно разделить на промышленный (его еще называют IIoT, то есть Industrial Internet of Things) и потребительский. Если к промышленному относят умные фабрики, умные энергосети, умный город, то к потребительскому — носимые устройства, подключенные устройства, умный дом. СМИ чаще пишут о потребительском IoT — том самом холодильнике, который сам делает заказ по интернету, на практике же в республике сейчас значительно активнее внедряются технологии IIoT.

IoT как M2M

Промышленному IoT можно дать следующее определение — это совокупность инфокоммуникационных инфраструктур, подразумевающая подключение к сетям передачи данных различных производственных систем, оборудования, сенсоров, а также материалов и комплектующих. В целом промышленный интернет вещей обеспечивает сбор и передачу данных для функционирования основных технологий Индустрии 4.0 — большие данные, облачные технологии, удаленное управление оборудованием. Основа концепции IoT — взаимодействие M2M (machine-to-machine). По данным Cisco, ожидается рост количества межмашинных соединений до 3,3 млрд к 2021 году по всему миру c ежегодным темпом роста в 34% (см. график).

Сейчас понимание IoT расширилось, и речь идет не просто о М2М, а скорее о том, что интернет вещей — это технология, объединяющая разрозненные сети, каждая из которых разворачивалась для определенных задач. С развитием интернета все эти сети получают возможность подключаться друг к другу и за счет этого приобретают более широкие возможности, что позволяет и использовать их более эффективно, и сократить расходы.

По мнению экспертов Казахстанского института развития индустрии (КИРИ), непосредственно у IIoT в Казахстане большой потенциал в первую очередь на предприятиях обрабатывающей промышленности и в горнодобывающем секторе. На предприятиях обрабатывающей промышленности, снабдив сенсорами оборудование и материалы, можно значительно повысить операционную эффективность благодаря предиктивному и превентивному техническому обслуживанию — то есть системы мониторинга будут сообщать о проблемных участках до того, как они выйдут из строя, и, соответственно, ремонтироваться они будут планово и заранее, а не в авральном режиме.

У IoT в Казахстане большой потенциал в первую очередь на предприятиях обрабатывающей промышленности и в горнодобывающем секторе

Используя технологии IoT, есть реальный шанс добиться глобальной прозрачности логистической цепочки. За счет подключенных устройств появляется возможность осуществлять мониторинг производства в реальном времени, и благодаря этому сокращать отходы и оптимизировать использование инвентаря. Подключение продукции к сетям производителя позволяет генерировать новые, нетрадиционные источники дохода за счет организации новых путей вовлечения клиентов через различные информационные сервисы.

В горнодобывающем секторе благодаря применению технологий IoT возможно повсеместное повышение производительности и безопасности труда — последнее произойдет по причине повышения прозрачности производственных процессов при развертывании дистанционного и автоматизированного оборудования: дробилок, подъемников, вентиляционных и водяных насосных станций, буровых установок, грузовиков и погрузчиков.

Начали со сбора данных

Проявления мирового тренда на объединение вещей в сети за последние годы стали хорошо заметны в РК. По данным КИРИ, в Казахстане наблюдается стабильный рост количества проектов, использующих технологии интернета вещей — «умные» города, модернизация ЖКХ, EXPO-2017 и другие выставочные мероприятия, а также частные проекты автоматизации производства. Например, в Шымкенте в рамках реализации концепции «умный город» была развернута беспроводная сеть на основе технологии LPWAN, позволяющая удаленно регистрировать показания счетчиков воды, газа и электроэнергии в радиусе до 20 км.

Beeline Казахстан начал предлагать M2M-решения по автоматизации систем контроля и учета электроэнергии, транспорта, газовых датчиков. По оценкам этого телекомоператора, до 2021 года количество подключенных устройств в Казахстане вырастет более чем в пять раз. Еще один участник рынка, работающий в этом направлении, — «Казахтелеком». Факторы роста числа проектов промышленного интернета вещей в Казахстане — снижение стоимости доступа к сети интернет, улучшение покрытия и качества связи. Помимо крупных операторов связи в Казахстане появляются системные интеграторы, в т.ч. по отдельным отраслям, предлагающие локальные беспроводные решения сетей передачи данных.

Например, компания «М2М» успешно занимается разработкой и реализацией IIoT-решений на базе технологии LoRaWAN и уже реализует ряд проектов по сбору и передаче данных с АСУТП различных месторождений и предприятий. Другим примером является проект Института горного дела им. Д.А. Кунаева, в рамках которого была разработана автоматизированная система позиционирования и оповещения персонала и подвижной техники (АСПиО) для горнодобывающих предприятий. Она позволяет повысить уровень безопасности и обеспечить прозрачность работы персонала.

Барьерный риф

Постепенный рост числа проектов по внедрению промышленного интернета вещей должен способствовать развитию отечественной экосистемы системных интеграторов и поставщиков IIоT-решений. Но при этом стоит отметить, что сейчас в Казахстане есть определенные барьеры для развития технологии IоT, и не все они носят локальный характер.

Директор научно-консультационного центра Национальной телекоммуникационной ассоциации Казахстана (НТКАК) Евгений Малишевский считает, что одна из главных сложностей интернета вещей, как это ни парадоксально звучит, заключена в человеке — новые технологии требуют освоения новых знаний и формирования новых навыков по их использованию. То есть человек, который хочет работать с IoT, должен иметь соответствующую подготовку. Из этого, по его мнению, следует: знаниями и навыками использования новых технологий владеет человек, а не компания, что на практике приведет к тому, что при увольнении специалиста будет теряться огромное количество недокументированных возможностей. Здесь, безусловно, можно говорить о системе управления знаниями, которая должна быть в компаниях, но на практике, уверен г-н Малишевский, далеко не все будет сведено к формализованным процессам, поскольку компании, внедряющие новую технологию, как правило, ориентированы на быстрый результат и прибыль и действуют по принципу «работает, и ладно, нечего тут дорогим описанием заниматься».

Среди других факторов, которые будут оказывать негативное влияние на развитие IoT в РК, директор научно-консультационного центра НТКАК называет ориентацию на одного производителя — а значит, отсутствие гибкости при работе с конечным клиентом, высокую цену и большие сроки, которых требует подготовка индивидуального решения. А главное — отсутствие общепринятых стандартов IoT. Производителей подключенных устройств много, но мало кто из них договорился о каких-либо стандартах — например, на какой платформе работать, какие частоты использовать, как подключаться к интернету. Вендоры начинают коммуницировать, но процесс идет медленно. При отсутствии общих стандартов без проблем между собой смогут взаимодействовать только устройства одного производителя. Г-н Малишевский рассказывает, что работы в этом направлении сейчас ведутся и в бюро стандартизации электросвязи международного союза электросвязи, и в рамках европейского института по стандартизации — там готовятся стандарты, которые призваны обеспечить функциональную совместимость IoT-устройств.

Еще один вызов для подключенных устройств — информационная безопасность. Г-н Малишевский констатирует, что производители «умных» датчиков к вопросам безопасности чаще относятся без должного внимания, а это приводит к росту количества угроз — бреши в программном обеспечении IoT-систем открывают простор для злоумышленников, позволяют им эксплуатировать содержащиеся в устройствах уязвимости, использовать их для создания ботнетов и выполнения преступных действий в глобальной сети. Наш собеседник напомнил о ботнете Mirai, который атаковал в основном роутеры и камеры безопасности и использовал их для проведения мощнейших DDoS-атак. Опасность, отмечает г-н Малишевский, еще и в том, что пользователи зачастую не знают, что система взломана. Устройства IoT работают без сбоев, об этом злоумышленники заботятся отдельно, чтобы подольше контролировать систему. Соответственно, пользователи не мотивированы на обновление или защиту устройств IoT.

Стимулировать развитие

Факторов, влияющих на развитие IoT, много, и государством должна быть инициирована работа по созданию благоприятных правовых условий для развития IoT. Один из ключевых вопросов в этой сфере — проблемы радиочастотного спектра. Для того чтобы устройства могли легко функционировать, необходимо создание современной информационно-коммуникационной инфраструктуры, адаптируемой под изменяющиеся требования приложений и услуг на базе IoT.

Г-н Малишевский в качестве примера предлагает любому открыть в своем смартфоне список беспроводных сетей, посмотреть, каково их количество в зоне доступа, и затем представить рядом еще и большое количество датчиков, которые передают информацию. «Каждому из датчиков нужен определенный частотный ресурс, отделенный друг от друга, чтобы они друг друга не давили. Соответственно, нужно расширение частоты, но частотного ресурса нет, и над этим нужно работать — как высвободить частоты для IoT. Международный союз электросвязи планирует утвердить новое распределение частот, чтобы обеспечить интернет вещей, только в 2019 году».

Еще одной проблемой собеседник называет электромагнитную совместимость, то есть обеспечение помехозащищенности — опять же чтобы подключенные устройства друг другу не мешали. «Процессы могут быть катастрофические от неправильного срабатывания», — предупреждает он, напоминая, что пока в Казахстане отсутствуют нормы технологического проектирования, строительные нормы, например, в стандартизации проводки сетей. Необходима норма: какие минимальные требования должны выполняться, чтобы друг другу не мешать, к примеру, на территории одного здания. Пока все вопросы решаются передвижением модема.

Помимо проблем технических, с устройствами IoT есть определенные юридические сложности. С точки зрения нормативно-правового регулирования взаимодействующих между собой через интернет устройств в Казахстане не существует. «Попробуйте найти в любом нормативно-правовом акте слово “интернет вещей” — не найдете. Можно считать: что не запрещено, то разрешено. Но при этом же в нормах, регулирующих услуги телекоммуникаций или информатизацию, информационные системы, есть много требований, в которые устройства интернета вещей не вписываются никоим образом, — говорит Евгений Малишевский. — По нашей статистике пользователь интернета — это физическое лицо, которое хотя бы раз в отчетном периоде выходит в сеть любым способом для любых целей, включая игровые. Отчетный период — один год. Нам нужно предусматривать и создавать формы статистической отчетности для подключенных устройств и расписывать, как это будет функционировать, ведь эти устройства не являются субъектом права, они объект». Например, если на перекрестке, где «умный» светофор одновременно включил зеленый свет всем, с высокой вероятностью случится авария. И вопрос, кто должен за это отвечать — владелец системы или ее разработчик, остается открытым.

Статьи по теме:
Тема недели

Игра в один шлагбаум

После ухода Атамбаева риторика Бишкека в отношении Астаны смягчится. Вести торговую войну с Казахстаном Кыргызстан не в состоянии

Повестка дня

Коротко

Повестка дня

Спецвыпуск

Капитал всему голова

Регулятор прописал банкам очистку портфелей, но живыми в итоге этого «лечения» останутся не все

Казахстанский бизнес

Как по маслу

Привлекательность масличных культур растет, они стали источником валютной выручки