Откройте — это аудитор

Некорректная финансовая отчетность повышает риск принятия неверных решений

Откройте — это аудитор

Аудиторы очень редко становятся ньюсмейкерами, хотя в Казахстане работают не только представительства аудиторских компаний из Big 4, но и множество других игроков, менее крупных, отечественных или входящих в международные группы. Помимо «Эксперта Казахстан», который совместно с рейтинговым агентством «Эксперт РА Казахстан» ежегодно выпускает специальное приложение с ренкингом аудиторских компаний, серьезного анализа рынка аудиторских услуг, пожалуй, ни одно СМИ не проводит. А ведь аудиторская деятельность в Казахстане насчитывает четверть века и является важной составляющей экономики страны. Именно аудиторы способствуют прозрачности предприятий и компаний, давая свое независимое профессиональное заключение по достоверности их финансовой отчетности. EY (Эрнст энд Янг), компания «большой четверки», отмечает в этом году 25‑летие деятельности в Казахстане. Мы беседуем с партнером аудиторской практики EY в Казахстане, членом Палаты аудиторов РК Гульмирой Турмагамбетовой.

Жестко и еще жестче

— Гульмира, какие проблемы волнуют аудиторов сегодня?

— Я бы назвала это сложностями и вызовами, с которыми, как и представители любой другой сферы, сталкиваются аудиторы в своей профессиональной деятельности. Сама по себе работа аудитора достаточно жестко регламентирована как стандартами аудита, так и законодательными требованиями страны, в которой он оперирует. Требуется их неукоснительное соблюдение, и для аудитора это привычное состояние. Те принципы, по которым работает аудитор — независимость, профессиональный скептицизм, осмотрительность, — становятся в его жизни постоянными спутниками.

— Принимая программу повышения финансовой устойчивости банковского сектора, Нацбанк параллельно намерен ужесточить требования к оценщикам и аудиторам. Это тоже одна из проблем?

— В последнее время мы наблюдаем ужесточение требований к аудитору не только в Казахстане, но и во всем мире. Они касаются как обязательных требований по ротации аудиторских компаний, так и усиления ответственности аудиторов. И ужесточаются они, как правило, в ответ на какие-либо негативные экономические события, происходящие в той или иной стране. С одной стороны, такая реакция регулятора понятна и даже ожидаема, с другой, необходимо понимать, что аудитор несет ответственность за свою работу и за то аудиторское заключение, которое он выпустил. Аудитор не может единолично нести ответственность за финансовую отчетность компании, которую он проверял в рамках своего аудита. В первую очередь ответственность за финансовую отчетность должно нести руководство аудируемого субъекта. Иными словами, факт аудиторской проверки финансовой отчетности ни в коем случае не снимает с руководства ответственность за нее. И когда регулятор ужесточает требования к аудитору, он не должен забывать, что в первую очередь необходимо ужесточить ответственность самих компаний.

Зачастую компания полностью сосредоточивается на налоговой отчетности, не уделяя при этом должного внимания финансовой отчетности

Зачастую мы наблюдаем такую картину: бухгалтер ведет бухгалтерский учет, но не готовит полномасштабную финансовую отчетность по МСФО, как того требует закон о бухгалтерском учете. В ходе аудита мы тратим много времени на то, чтобы объяснить и убедить клиента в том, что финансовая отчетность должна составляться компанией, а не аудитором. Более продвинутые компании это понимают и имеют целые департаменты, в которых работают квалифицированные кадры, готовящие финансовую отчетность в соответствии с МСФО. Особенно те, кто проходит аудит у «большой четверки» и других крупных казахстанских аудиторских компаний. В принципе, руководство любой компании должно выстраивать процесс не только по бухгалтерскому учету происходящих операций, но и процесс по подготовке финансовой отчетности по МСФО. Помимо этого, необходимо понимать, что система внутреннего контроля за процессом бухучета и подготовки финансовой отчетности не менее важна, чем процесс контроля за производством. Финансовая отчетность является основанием для принятия тех или иных управленческих решений как руководством, так и акционерами и другими заинтересованными пользователями. Если у вас будет некорректная финансовая отчетность, то риск принятия неправильных решений значительно возрастает.

— Что, на ваш взгляд, компании делают неправильно?

— Зачастую компания полностью сосредоточивается на налоговой отчетности, не уделяя при этом должного внимания финансовой отчетности. С практической точки зрения это можно понять, так как наказание за налоговые правонарушения гораздо серьезней, чем наказание за несоответствие финансовой отчетности принципам МСФО. Однако не надо забывать, что у нас в Казахстане Налоговый кодекс по большей части ссылается на бухгалтерский учет по МСФО. В последнее время мы все чаще сталкиваемся с ситуацией, когда налоговые органы трактуют учет тех или иных операций по-другому, нежели сами компании или их аудиторы. При этом у нас фактически не происходит диалога с проверяющими органами и регулятором. Вместо этого мы получаем уведомления о том, что наш аудиторский отчет некорректен. То есть аудитор, что называется, «назначается виновным». Как правило, это происходит уже тогда, когда отчет о налоговой проверке выпущен и у компании идет затяжной апелляционный процесс, нередко заканчивающийся судебным разбирательством. Не совсем понятно, почему в таких случаях не подвергается сомнению предположение о том, что виноваты именно аудиторы, а не налоговый инспектор. Не очень понятно, почему квалификация налогового инспектора или соответствующего департамента в Министерстве финансов в вопросах МСФО заведомо считается выше или лучше, чем квалификация профессионального аудитора, имеющего профессиональные квалификации и широкий практический опыт в вопросах МСФО, которые он получил в результате специализированного обучения и наличия доступа к техническим ресурсам и лучшим международным и отраслевым практикам. Тем не менее с такими вопросами мы сталкиваемся и решаем их в рабочем порядке.

— Как именно?

— Минфин предпринял конкретные шаги, создав департамент апелляции, в функции которого входят вопросы досудебного урегулирования налоговых споров. Но мы не знаем, будут ли в данном департаменте специалисты, имеющие достаточный опыт в МСФО. Скорее всего, будет вовлечен департамент бухгалтерского учета и аудита. Но не надо забывать, что этот процесс все же будет подконтролен Министерству финансов, что, на наш взгляд, вызывает определенный конфликт интересов. Необходимо, чтобы присутствовала известная степень независимости в решении таких вопросов. Чтобы ее достичь, необходимо иметь отдельный орган, профессиональный совет, в функции которого должно входить как раз таки независимое суждение о той или иной спорной ситуации. Как раз создание такого органа сейчас обсуждается и с Минфином, и с Нацбанком, и мы видим движение в нужном направлении. Успешность данного профессионального совета будет во многом предопределяться его фактической независимостью — как от регулятора, так и от компаний, и от их аудиторов. То есть в нем не должно быть ни права вето со стороны регулирующих органов, ни де-факто большинства от профессиональных аудиторских организаций. Такой опыт в мире успешно реализован, например FRC в Великобритании и PCAOB в США. Правда, работать такой совет должен, по идее, только для компаний публичного интереса. И тем не менее это позитивные изменения, которые, как мы надеемся, будут реализованы.

Резюмируя вышесказанное: сегодняшние тенденции, направленные на ужесточение среды, в которой профессиональные аудиторы ведут свою деятельность, в первую очередь связаны с вопросами качества как самого аудита, так и проверяемой финансовой отчетности. Соответственно, повышать требования нужно не только к аудитору, но и к самим компаниям. Чем лучше построен процесс бухучета и подготовки отчетности, чем эффективнее системы контроля над данными процессами со стороны руководства и аудиторского комитета при совете директоров, тем ниже риск того, что финансовая отчетность будет содержать какие-либо существенные нарушения.

Хорошее не может быть дешевым

— Сами профессиональные участники рынка из года в год главной проблемой считают демпинг, недобросовестную конкуренцию и низкое качество аудиторских отчетов. Ваше видение, каким образом можно снизить влияние на качество аудиторских проверок такого явления, как демпинг?

— Качество аудиторских услуг — самое важное в нашей работе. На это не должны оказывать влияние никакие внешние или внутренние факторы. Тем более стоимость услуг. Если ты не можешь обеспечить качество аудита, то не надо за него браться. У нас в практике было немало случаев, когда мы отказывались от оказания услуг, так как понимали, что за ожидаемую клиентом стоимость мы не сможем обеспечить качественный аудит.

Как я уже говорила, аудиторская профессия регулируется профессиональными стандартами. В Казахстане мы работаем по международным стандартам аудита. МСА четко регулируют все стадии аудита — от заключения аудиторского контракта до выпуска аудиторского заключения. Приверженность этим стандартам обеспечивает качество аудиторских услуг. Плюс к МСА крупные аудиторские компании, такие как наша, имеют свою методологию по аудиту, основанную на МСА. Такие методологии дополняют, а зачастую и усиливают контроль за проведением аудита.

Кроме самих стандартов и методологий, у нас имеется четко отлаженный процесс по контролю качества внутри нашей компании. Несмотря на то что это внутренняя проверка, она очень серьезная. Нас проверяют наши коллеги из других офисов из разных стран. По результатам такой проверки мы получаем оценки. Они влияют и на нашу карьеру, и на нашу репутацию. В случае серьезных нарушений руководством принимаются жесткие меры, вплоть до увольнения.

Мы также подвергаемся контролю качества со стороны нашей профессиональной организации. Проходим периодические плановые проверки, бывают и внеплановые, если поступает запрос от регуляторов либо есть жалобы со стороны клиентов. Я не могу сказать, что в Казахстане все профессиональные организации, а их в республике четыре или пять, имеют одинаковые процедуры по контролю качества аудита. Думаю, нужно унифицировать требования как в отношении квалификации аудиторов, так и в отношении контроля качества аудита. Должны быть единые процедуры, единые квалификационные требования и квалификационные тесты. В этом есть определенные проблемы. Но этот вопрос также рассматривается. Мы обсуждаем его в рамках создания единого профессионального совета. Я думаю, придем к единому решению, которое позитивно скажется на качестве аудита в Казахстане.

— Может ли компания скрыть от аудитора данные, чтобы выглядеть лучше в глазах инвесторов?

— Аудит проводится в основном на соответствие финансовой отчетности МСФО или любым другим бухгалтерским стандартам. Аудитор — не ревизор. Он лицо, задействованное акционером или акционерами для подтверждения того, что финансовая отчетность во всех существенных аспектах соответствует МСФО. Мы, как аудиторы, конечно, имеем в своем арсенале процедуры, направленные на тестирование тех или иных данных, на их полноту. Но в первую очередь за полноту передачи нам всей информации отвечает руководство проверяемого субъекта. По завершении аудита руководитель проверяемой компании подписывает нам письмо-представление, в котором в том числе подтверждает, что раскрыл нам всю информацию. Более того, помимо бухгалтерских данных компании, мы изучаем и другие источники информации внутри компании, протоколы совета директоров, решения руководства, отчеты проверяющих органов, отчеты внутренних аудиторов, приказы. Риск, конечно, есть, но он в первую очередь для тех, кто скрывает, а не для тех, кто проверяет.

— В начале нашей беседы первым качеством профессионального аудитора вы назвали независимость. Насколько аудиторы действительно независимы в своей деятельности?

— Независимость — основополагающий принцип работы аудитора. Вопрос независимости очень жестко контролируется в нашей компании. У нас есть глобальная политика по независимости, которая регулирует весь процесс. Прописаны процедуры по отслеживанию независимости сотрудников, процедуры по контролю. Ежегодно мы в обязательном порядке проходим тренинги по данному вопросу. Все партнеры ежеквартально отчитываются в специальной внутренней системе по вопросам независимости. Все сотрудники подписывают декларации независимости и в целом, и по конкретным клиентам. В структурах некоторых наших крупных клиентов существуют аудиторские комитеты при советах директоров. С их стороны осуществляется контроль нашей работы; в их обязанности также входит отслеживание вопроса независимости аудитора. Мы напрямую отчитываемся аудиторскому комитету о своей независимости. Если в компании нет аудиторского комитета, то мы отчитываемся перед советом директоров.

На «ты» с цифрой

— В настоящее время все больше финансовых операций совершается в онлайн, на рынок финансовых услуг выходят высокотехнологичные компании. Каким образом будут уживаться аудиторы и новые технологии?

— Казахстан принял свою цифровую стратегию. В некоторых областях цифровые услуги уже присутствуют или начинают присутствовать. Цифровизация все больше проникает в мир производителей, поставщиков, госуправление, образование, медицину, одним словом, всюду. Огромное влияние цифровые технологии имеют и на сферу финансов. Помимо бухгалтерских IT-программ, компании внедряют усовершенствованные информационные системы менеджмента, а также функции казначейства и управления оборотом наличных средств. Для карьерного развития необходима экспертиза не только в финансовых вопросах, но и понимание перспектив развития современных технологий, оценка и управление нюансами, связанными с соответствующими рисками и возможностями.

Трансформация касается и еще больше коснется в будущем и функций подготовки финансовой отчетности. Что происходит? Автоматизация и мобилизация рутинных процессов и переезд учета в блокчейн; сокращение ожидаемых сроков подготовки отчетности; место больше не имеет значения, потому что есть такое понятие, как удаленные офисы. Конечно, все эти тенденции меняют и цели аудита, и подходы к его проведению. Говоря о цифровых инновациях, необходимо отметить, что аудит также проходит в этой связи определенные трансформационные процессы, необходимые для реагирования на изменения в трендах развития различных индустрий, о которых я сказала ранее.

Все компании Big 4, в том числе работающие в Казахстане, в настоящий момент переходят к цифровому аудиту. Это масштабный, я бы сказала, революционный процесс. Цифровизация аудиторских процедур только началась. Каждый день мы получаем новые инструменты и начинаем тестировать их в ходе проведения аудита. В ближайшем будущем аудиторские процедуры будут включать такие разработки, как использование искусственного интеллекта, когнитивные вычисления, прогнозную аналитику, необходимые для тестирования нерутинных операций, суждений и оценочных значений. Конечно, это не заменит человеческий мозг и профессиональные квалификации. Наоборот, требования к аудиторам уже претерпевают значительные изменения.

Работа в цифровую эпоху требует от наших людей оснащенности новейшими digital-навыками, и потому мы инвестируем в обучение людей в этом направлении. Более того, явление digital влияет на нашу стратегию по найму и подготовке персонала. Сегодня мы внедряем и тестируем новейшие HR-подходы. Уже скоро изменятся и наши требования к кандидатам. Комплексно это отразится на университетских и квалификационных программах. Таким образом, аудиторы идут в ногу со временем и прекрасно вписываются в цифровое пространство.

Статьи по теме:
Тема недели

Игра в один шлагбаум

После ухода Атамбаева риторика Бишкека в отношении Астаны смягчится. Вести торговую войну с Казахстаном Кыргызстан не в состоянии

Повестка дня

Коротко

Повестка дня

Спецвыпуск

Капитал всему голова

Регулятор прописал банкам очистку портфелей, но живыми в итоге этого «лечения» останутся не все

Казахстанский бизнес

Как по маслу

Привлекательность масличных культур растет, они стали источником валютной выручки