Валюта резидента

Наделяя филиалы и представительства иностранных компаний статусом валютных резидентов, Нацбанк сможет контролировать все валютные потоки за рубеж

Валюта резидента

Национальный банк РК разработал законопроект «О валютном регулировании и валютном контроле» в новой редакции. Необходимость изменения закона вызвана тремя основными причинами. Первая — вхождение РК в ВТО в 2015 году. Это налагает на республику определенные обязательства, одно из них — с 2020 года иностранные банки смогут открывать в Казахстане свои филиалы. До сих пор они могли работать только через дочерние организации. Вторая причина — несоответствие в трактовке статуса нерезидентов в налоговом и валютном законодательствах. Третья, чисто техническая, но не менее важная — улучшение мониторинга валютных потоков и более точное формирование платежного баланса.

Бизнес-сообщество, в частности иностранные инвесторы, восприняли законопроект неоднозначно. Камнем преткновения стало положение о запрете на ведение расчетов филиалов иностранных организаций (ФИНО) с резидентами РК в иностранной валюте. Ограничение на использование инвалюты связано с тем, что НБК предлагает признавать филиалы и представительства иностранных юрлиц — и нефинансовых, и финансовых — валютными резидентами при условии их создания в целях предпринимательской деятельности в соответствии с законодательством РК.

Представляя законопроект СМИ в августе этого года, директор департамента платежного баланса и валютного регулирования НБК Айгуль Буранбаева не скрывала: «Вопрос о резидентстве филиалов иностранных компаний активно дискутируется в правительстве».

По словам партнера PwC в Казахстане и Евразийском регионе, руководителя команды юридических услуг Рашида Гайсина, против проекта выступает Министерство по инвестициям и развитию, так как считает, что документ ухудшает инвестиционный климат. «МИР говорит: если есть вопрос по стратегическому мониторингу, введите дополнительное обязательство по отчетности. Создавать для этого отдельный закон, создавать напряженность среди инвесторов — есть ли в этом необходимость?» — рассказывает г-н Гайсин. По его словам, такое несогласие государственных органов, причем публичное несогласие — довольно редкое явление. Обычно ведомства выступают с единой консолидирующей позицией даже при существовании различных точек зрения. «Есть заключение Минюста. Обычно Министерство юстиции достаточно осторожно все комментирует, потому что, по большому счету, финансовые, экономические законопроекты — это не их вопрос. Но даже Минюст отметил, что законопроект ухудшает инвестклимат», — добавляет Рашид Гайсин.

С помощью юристов PwC попробуем разобраться, какие именно изменения законопроекта ухудшают условия ведения бизнеса в Казахстане для иностранных компаний.

Запрет не для всех

Главным положением в этом ряду специалисты называют запрет филиалам иностранных компаний вести расчеты с резидентами РК в валюте, поскольку они наделяются статусом валютных резидентов. По действующему законодательству ФИНО являются нерезидентами Казахстана и вправе платить зарплаты, рассчитываться за товары и услуги с поставщиками в инвалюте. Напомним, большинство местных коммерческих организаций еще в начале 2000‑х перешли на тенге в расчетах. В некоторых казахстанских компаниях до сих пор доплачивают к основной зарплате сотрудникам валютные бонусы в конвертах, но это скорее исключение. Работа в иностранной компании всегда считалась престижной, в том числе и из-за зарплаты в инвалюте или индексированной к обменному курсу. (Заметим, что при укреплении тенге выгоды становились не столь очевидными, как при его ослаблении, то есть в этом случае валютный риск работодатель перекладывал на работников.)

Получив статус валютных резидентов, ФИНО лишаются такой привилегии и становятся объектом валютного контроля со стороны Нацбанка.

По словам менеджера подразделения юридических услуг PwC в Казахстане Асель Мухамбековой, первый вариант документа, представленный в мае этого года, был более жестким, чем последняя версия от 13 сентября. «Так как Совет иностранных инвесторов и Министерство по инвестициям и развитию высказали много негативных замечаний по законопроекту, Национальный банк предусмотрел некоторые послабления. Филиалам иностранных компаний разрешено осуществлять расчеты со своей головной организацией в любой валюте. Также они будут вправе заключать сделки в любой валюте с филиалами иностранных юридических лиц», — говорит она.

Финрегулятор готовится и к возможному нашествию иностранных банков: с 2020 года они смогут работать на территории республики через свои филиалы, что значительно удешевит и облегчит им выход на казахстанский рынок. Сейчас деятельность филиалов иностранных банков (ФИБ) запрещена.

Законопроект уравнивает ФИБ в правах и обязанностях с казахстанскими банками и также наделяет их статусом резидентов. По словам Асель Мухамбековой, это положение документа также широко обсуждается. «Филиалы иностранных финансовых организаций будут выступать в качестве агентов валютного контроля и регулярно подавать отчетность о деятельности своих клиентов так же, как это делают местные фининституты», — говорит она.

Статус нерезидентов будет сохранен только за теми иностранными компаниями, которые заключили с правительством Казахстана соглашения о разделе продукции. Это в основном инвесторы, работающие в нефтегазовом секторе, например «Тенгизшевройл» (ТШО). Перечень компаний, которые не подпадают под требования закона, будет утверждаться постановлением правительства.

Кроме того, положение о заключении сделок только в национальной валюте Казахстана не будет распространяться на зоны с особым правовым режимом — Международный финансовый центр Астаны (МФЦА) и МЦПС «Хоргос». В пределах МЦПС физическим лицам разрешено рассчитываться в любой валюте — юанях, тенге, долларах. Для МФЦА также предусмотрены исключения: расчеты по валютным сделкам в финансовом центре можно проводить как в наличной форме, так и через счета иностранных банков. Участники зон с особым правовым режимом, то есть юридические лица и предприниматели, зарегистрированные на их территории, также не будут подчиняться требованиям закона о валютном регулировании.

Еще одно исключение — операции с ценными бумагами. Брокеры и дилеры вправе проводить безналичные конверсионные операции в иностранной валюте.

Под контроль становись!

Иностранные инвесторы считают, что ключевое требование законопроекта — осуществлять все платежи с резидентами в тенге — увеличивает их валютные риски. В этом они видят ухудшение инвестклимата в Казахстане с принятием закона. По словам Асель Мухамбековой, среди клиентов PwC есть ФИНО, являющиеся подрядчиками ТШО. Они закупают оборудование за рубежом и пока могут его продавать за валюту, тем самым нивелируя валютные риски. Если им придется оперировать в тенге, то риски, естественно, увеличатся.

«Те компании, которые хотят работать в Казахстане, конечно, подчинятся требованиям закона, но цены на их товары и услуги вырастут, так как все риски они заложат в их стоимость, — рассуждает Рашид Гайсин. — Компания как зарабатывала свою прибыль, так и будет зарабатывать. За все заплатит потребитель. Уход иностранных инвесторов из страны — тоже плохо, потому что иностранные компании — это рабочие места и технологии».

В то же время проект упрощает режим валютного контроля для ФИНО и сокращает сроки по отдельным операциям. По действующему законодательству предусмотрены уведомление о валютном договоре и регистрация валютного договора, что по срокам занимает 10 дней. Согласно новому порядку они заменяются присвоением учетного номера счетам резидентов (5 дней).

Кроме того, на филиалы и представительства иностранных организаций не распространяется требование о репатриации валюты при экспорте и импорте, хотя резиденты обязаны это делать. ФИНО разрешено свободное движение капитала.

Каких-то ограничений в проведении сделок для филиалов иностранных компаний не будет, но ФИНО должны будут регулярно сдавать отчетность в НБК при превышении суммы сделки определенного порога (сейчас обсуждается сумма в 500 тыс. долларов). Мониторинг валютных операций — одна из важнейших целей законопроекта.

НБК хотел бы получать все данные по движению валюты: это необходимо для более точного составления платежного баланса. По словам г-жи Мухамбековой, регулятор не может в полной мере отслеживать платежи между резидентами и нерезидентами и отток средств за рубеж. «Основная цель изменений, — говорит она, — контроль над теми потоками, которые осуществляют филиалы иностранных компаний. На них приходится примерно 10 процентов экспорта товаров. Национальный банк не знает, какая выручка ФИНО уходит за рубеж. Если по газу и нефти можно получить данные в Минэнерго, то по другим недропользователям информации нет».

По существующему законодательству по отдельным группам нерезидентов банки сами переводят деньги, никого не уведомляя о платежах, так как нерезиденты не подпадают под действие закона о валютном регулировании. Новый порядок обязывает банки сообщать обо всех операциях клиентов, если платежи будут превышать 50 тыс. долларов в эквиваленте.

«Мы собираем информацию по всем крупным движениям капиталов: займам, накопленным суммам, ставкам вознаграждения, срокам, для того чтобы оценить в перспективе, как будут меняться международные обязательства Казахстана», — объяснила г-жа Буранбаева во время презентации проекта СМИ.

По данным банков, порядка 30% крупных приобретений валюты (свыше 10 млрд тенге в эквиваленте) связаны не с исполнением международных обязательств, а для перевода денег на собственные счета в зарубежных банках или с целью оказания безвозмездной помощи. «У нас очень большие суммы вывозятся как безвозмездная помощь нерезидентам, — подчеркнула г-жа Буранбаева. — Эти операции не запрещены, но мы бы хотели поставить их под контроль и ограничить». В проекте перечислены все сделки с валютой, имеющие признаки вывоза капитала из страны. Все они будут поставлены под особый контроль.

Специалисты PwC назвали и положительные моменты законопроекта: лучший мониторинг, более полная статистика, прозрачность. Перевесят эти качества или нежелание ухудшить инвестклимат, узнаем совсем скоро: 20 октября проект поступит в канцелярию премьер-министра, в декабре его оценят депутаты парламента, в действие он вступит не ранее 2019 года. Скорее всего, будет найден компромисс.

Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

Как по маслу

Привлекательность масличных культур растет, они стали источником валютной выручки

Спецвыпуск

Когда нефть дорожает

Господдержка и благоприятная конъюнктура на товарных рынках позволили крупнейшим казахстанским компаниям немного улучшить показатели доходности

Политика и экономика

Цена эффективности

“Самрук-Казына” в 2017 году ожидает экономический эффект от трансформации в размере 30 млрд тенге

Тема недели

Под стрелой Нацбанка

Усилия регулятора по сдерживанию инфляции нивелируются несогласованностью денежно-кредитной и фискальной политик