В ожидании перемен

Точками роста для страховых компаний, скорее всего, станут инициативы регулятора

В ожидании перемен

Казахстанский страховой рынок исчерпал возможности для движения вверх и находится в ожидании драйверов, способных переломить ситуацию к лучшему. Таковыми, прежде всего, могут выступить новые обязательные классы страхования. Однако инициативы по введению обязательного медицинского страхования и увеличению пенсионных отчислений ставят под сомнение появление в ближайшем будущем масштабных и емких видов обязательного страхования, в частности, страхования от катастрофических рисков. Поэтому в повестке дня основной вопрос — снижение аквизиционных расходов по самому масштабному розничному классу страхования: обязательному страхованию ответственности автовладельцев (ОГПО ВТС).

Рынок обмелел

Итоги первого полугодия 2017 года оказались откровенно слабыми для страхового рынка. Динамика премий в 3,3% против 33,4% за аналогичный период 2016‑го (в абсолютных цифрах премии выросли с 202 млрд до 204,4 млрд тенге) говорит о серьезных структурных проблемах в отрасли. Даже прошлогодний рост не был следствием расширения бизнеса. Первая половина 2016 года отличалась существенным сокращением уровня проникновения страхования, когда количество заключенных договоров ужалось на 32%, однако премии тогда значительно выросли. Это показатель того, что рост рынка происходил за счет увеличения суммы премий на один договор, то есть чисто технического момента, а не благодаря привлечению новых клиентов.

В текущем году с договорами как раз все в порядке. Их количество, пусть ненамного, но увеличилось (на 6,6%). Однако премии приросли незначительно, что может свидетельствовать о разукрупнении договоров страхования — страховании более мелких рисков. Анализ цифр показывает, что рост прошел по классам, относящимся к банкострахованию, и за счет увеличения объема премий страховщиками, так или иначе связанными с банками. Другими словами, динамика рынка носит специфический характер.

Поддержать собственную рентабельность за счет инвестиционной деятельности страховщики также не могут. После девальвации 2015 года, давшей страховщикам рекордную прибыль благодаря переоценке по новому обменному курсу, рынок второй год зарабатывает на основной деятельности. И хотя совокупные доходы компаний запросто перекрывают расходы, чистая прибыль имеет тенденцию к снижению. Например, за первые шесть месяцев 2017 года она составила 25,3 млрд тенге, что на 45% ниже итогов прошлого года, когда чистая прибыль достигала 45,1 млрд, а также итогов первого полугодия 2015‑го, когда чистая прибыль оказалась в пределах 29 млрд тенге. В итоге отношение чистой прибыли к совокупным активам (ROA) составило 5,5%; отношение чистой прибыли к собственному капиталу по балансу (ROE) — 12,3%. Для сравнения, в первые семь месяцев 2016 года страховой бизнес был более эффективен: ROA достигало 25,4%, ROE — 55,5%.

Основная причина снижения рентабельности вложенных в страхование инвестиций — рост операционных расходов. За пять лет совокупные расходы страховых организаций возросли с 88,6 млрд до 122 млрд тенге, прежде всего за счет увеличения суммы выплат по договорам страхования, комиссионных вознаграждений и административных расходов.

Низкая рентабельность отпугивает иностранных инвесторов. С рынка успели уйти многие глобальные бренды: Allianz, AG, AIG, Generally, тогда как новые иностранные инвестиции могли бы в значительной степени поддержать местный рынок.

На сегодняшний день рынок вновь стоит перед вопросом, куда расти. Добровольное страхование буксует в силу низкой платежеспособности населения и ввиду отсутствия страховой культуры, на что любят ссылаться страховщики, но мало что делают для исправления ситуации.

Новые обязательные виды, инициируемые Национальным банком, не обеспечат рынку дополнительную емкость. Например, обязательное страхование космических объектов и гражданско-правовой ответственности (ГПО) их владельцев — ограничено количеством таких объектов, да и взять на себя такие риски могут только капитализированные компании. Обязательное страхование туриста, которое должно прийти на смену ГПО туроператоров, по сути, дублирует добровольное страхование туриста, когда его, как правило, страхуют от несчастного случая. Продукт добровольного страхования туриста динамично развивается, и его будущее в свете предложенных поправок неясно. Массовый прилив новых премий мог бы обеспечить обязательное медицинское страхование, однако страховые компании исключены из ОСМС.

Надежды страховщиков связаны с электронным полисом, который сократит издержки по обязательному страхованию ответственности автовладельцев. По информации источников в СК, снижением аквизиций живо интересуются инвесторы из соседних с Казахстаном стран. В частности, китайцы влили значительный капитал в страховую компанию, имеющую монопортфель по медицине и планирующую расширить лицензии, в том числе заняться моторными видами страхования. За ситуацией с электронным полисом внимательно следят и россияне, которые при скором и благоприятном решении этого вопроса нарастят капитал в другой местной компании.

Однако и без учета фактора иностранного капитала страховой рынок на пороге серьезных изменений. Последние слияния в банковском секторе напрямую отразятся на рыночном раскладе. В частности, к продаже готовят страховой бизнес Казкома. Присоединение БЦК к Цеснабанку решит вопрос страхового портфеля БЦК в пользу дочерней страховой компании Цесны. Помимо этого владельцы одного крупного небанковского страховщика хоть сейчас готовы продать бизнес стратегическому инвестору: их прогрессирующую апатию к страховому бизнесу можно наблюдать по снижающимся объемам премий. Рынок группируется в условиях спада и при отсутствии видимых драйверов роста.

Востребовано личное страхование

По итогам первого полугодия 2017 года выросла концентрация рынка: по объему собранных премий продолжают лидировать корпоративные страховщики. Евразия, Казахмыс и Халык-Казахинстрах формируют 47% премий в сегменте общего страхования. Здесь десятка крупнейших страховщиков собирает 82,2% премий против 81,3% за первое полугодие 2016 года и 70% за аналогичный период 2015‑го (таблица 1).

В сегменте отрасли по страхованию жизни работают семь компаний. Тройка лидеров, которую возглавляет Халык-Life (32,2% премий) формирует 71,9% объема премий, а пятерка — 91,2% (таблица 2). Данные говорят о том, что диверсификация обоих сегментов ослабевает, концентрация же усиливается в ущерб рыночным механизмам и конкуренции. Есть несколько причин для роста концентрации. Прежде всего, жесткая позиция регулятора по отношению к слабо капитализированным компаниям, снижение емкости рынка, а также охлаждение интереса инвесторов к страховой отрасли.

Главная интрига полугодия — смена лидирующих видов страхования. Добровольное имущественное страхование (ДИС), создающее динамику рынка в последние десять лет, снизило темпы роста и ушло в минус. По итогам первого полугодия 2017 года премии по ДИС снизились на 6,1% — до 105,2 млрд тенге с долей в совокупных премиях в 51,4%. Для сравнения, прошлогодний прирост премий составил 49% — до 113,8 млрд тенге, с долей в совокупных премиях 56%. Обязательное страхование приросло на 6,2% — до 45,7 млрд тенге. Лидером по сбору премий стало добровольное личное страхование: прирост премий составил 24% — до 53,5 млрд тенге.

Добровольное личное страхование до последнего времени считалось аутсайдером, поскольку его динамика коррелируется с потребительским спросом, который зависит от развития экономики и финансового благополучия населения.

Наибольший рост премий (40,8%) показали аннуитеты, их объем увеличился с 12,5 до 17,6 млрд тенге. Основными факторами прироста премий стало увеличение числа договоров на 17% — до 2,5 тыс., а также более высокая стоимость самого договора — 6,9 млн тенге против 5,7 млн в первом полугодии 2016‑го. В разрезе аннуитетов традиционно большую долю — 84%, или 14,8 млрд тенге — занимают пенсионные аннуитеты. Объем страхования по этому продукту увеличился благодаря росту стоимости пенсионного аннуитета с 8,7 млн тенге в 2016 году до 9,4 млн тенге по итогам первого полугодия 2017‑го. Спрос на пенсионные аннуитеты со стороны населения тормозят законодательные ограничения, например, по закону сумма накоплений должна быть достаточной для обеспечения определенного размера пенсий, и этот показатель ежегодно растет.

Пенсионные аннуитеты недоступны большинству людей ввиду недостаточности у них пенсионных накоплений, а также из-за различий в трудовом стаже и продолжительности жизни мужчин и женщин — у женщин стаж меньше, а живут они в среднем дольше. В качестве решения предлагается внедрение механизма совместного аннуитета, когда один из супругов заключает договор в пользу другого. Новый продукт будет способствовать росту емкости аннуитетного страхования.

Страхование от несчастного случая (НС) выросло на 37%, составив в абсолютном выражении 4,8 млрд тенге. Здесь емкости рынку добавило удвоение количества договоров страхования с физическими лицами. Средняя стоимость договора упала до 16,4 тыс. тенге, тогда как годом ранее средняя сумма достигала 24,5 тыс. тенге. Лидеры рынка — Халык-Lifе (1,4 млрд тенге), Евразия (955,4 млн) и Казахмыс (570,3 млн тенге) — укрепили свое преимущество по итогам полугодия.

Страховщиков удивила и порадовала динамика премий по добровольному медицинскому страхованию (ДМС). Введение ОСМС и начало отчисления работодателями обязательных взносов в фонд медстрахования не привели к обвалу премий, чего так ждал и боялся рынок. Премии по ДМС показали слабый рост на 6,2% — до 16,3 млрд тенге. В целом по показателям отдельных компаний видно, что по этому классу идет переток премий из одной страховой компании в другую.

Классическое страхование жизни остается невостребованным потребителями и формируется преимущественно за счет банковского страхования. В первом полугодии премии выросли на 28% — до 14,8 млрд тенге. Но количество договоров страхования увеличилось незначительно — всего на 3 тыс. Основную роль здесь сыграла стоимость договора, выросшая на 17% — с 32,4 тыс. до 41,2 тыс. тенге. Больше всего премий (93%) собирает тройка компаний: Халык-Life — 6,5 млрд тенге, КСЖ «Европейская страховая компания» — 6,1 млрд и «НОМАД LIFE» — 1,2 млрд тенге.

Говоря о сегменте страхования жизни, нужно отметить, что его торможение носит системный характер. Страхование жизни — это и страховка, и инструмент накопления одновременно. Компании по страхованию жизни, которые генерируют длинные деньги, не могут найти аналогичные по срокам, надежные и прибыльные финансовые инструменты. СК ориентированы на работу с депозитами банков, которые имеют короткий диапазон в 1–3 года, а также на покупку слабо ликвидных долговых инструментов частных и государственных компаний.

В отсутствие надежных инструментов инвестирования сложно развивать накопительное страхование. Здесь нужна помощь государства в формировании стимулов развития накопительного страхования, допустим, через субсидирование ставки доходности по примеру банковских кредитов МСБ.

Не менее важный вопрос в развитии продуктов по страхованию жизни касается гарантий клиенту со стороны страховщика. Поскольку договоры длинные, деньги, а речь, как правило, идет о существенных суммах, надо вкладывать на долгий период. Для повышения лояльности населения к продуктам по страхованию жизни регулятор намерен дополнить перечень гарантируемых классов страхования сегментом по страхованию жизни. Это позволит защитить интересы страхователей и, скорее всего, повысит их интерес к накопительным продуктам, а страховые компании смогут более уверенно формировать продуктовую линейку.

Имущественное страхование ушло в минус

Говоря о лидерстве добровольно-личного страхования, важно иметь в виду не только рост премий по этому классу, но и торможение взносов по добровольному имущественному страхованию, которое первенствовало долгие годы. В ДИС существенный рост показали лишь два класса: страхование грузов на 26,8% — до 3,4 млрд тенге, и страхования ГПО — на 26,5% с объемом премий в 30,2 млрд тенге. Однако их рост не смог перекрыть падение сборов по другим классам страхования.

Отрицательную динамику показали такие классы, как КАСКО: снижение премий на 5,8%; страхование имущества: минус 7,8% — до 51,1 млрд тенге. Страхование от финансовых убытков, одно из самых быстрорастущих в первом полугодии 2016 года, провалилось на 79%, с 11,4 млрд до 2,4 млрд тенге. Причины кроются в характере этих классов страхования.

ДИС является существенной частью банковского страхования — страхования рисков заемщиков. За первые семь месяцев количество договоров страхования выросло в два с половиной раза на фоне снижения премий. Это сократило среднюю стоимость договора с 837 тыс. тенге до 335 тыс.

Важно отметить, что страхование имущества крайне концентрированно. На три компании приходится 74,5% всех премий, на пять компаний — 85%. Причем разрыв между ними колоссальный: лидирующая Евразия собирает 23,4 млрд тенге, замыкающая топ-5 НСК — 2,2 млрд. Характерно также изменение в первой пятерке СК. Евразия и Казахмыс, исторически доминировали в сегменте, а в этом полугодии ужали премии, зато рост показали банковские компании. И на начало июля 2017 года топ-5 по добровольному страхованию имущества выглядит так: Евразия — 23,4 млрд тенге премий, Халык-Казахинстрах — 8,1 млрд, Казком Полис — 6,9 млрд, Казахмыс — 2,9 млрд (12,5 млрд на июль 2016‑го), НСК — 2,2 млрд тенге.

Причиной падения спроса на автоКАСКО эксперты называют экономию со стороны розничных страхователей, а также падение объемов страхования со стороны банковских компаний. Несмотря на то, что автоКАСКО считается розничным страхованием, стимулом его развития остается также банкострахование. Не случайно лидер сегмента — Kaspi Страхование занимает 32,3% рынка, при этом портфель компании на 94% состоит из договоров КАСКО (2,5 млрд тенге). С большим отрывом за лидером идет Евразия — 1,5 млрд тенге премий, но 3,5% автоКАСКО от совокупного портфеля позволяют занимать ей 19,3% рынка. Важно отметить, что в первом полугодии обе компании снизили выручку на 16%, тогда как Amanat, НСК и Халык-Казахинстрах существенно нарастили объем премий — на 28,6%, 40,9%, 59,7%, соответственно. Однако в абсолютных суммах объемы премий гораздо ниже сборов лидеров рынка (таблица 4).

Обязательная середина

Обязательное страхование находится в портфеле большинства страховщиков, так как гарантирует определенные объемы бизнеса. Тем не менее, из девяти обязательных классов реально дают прирост лишь несколько направлений. По некоторым классам договор страхования предоставляет формальную защиту (нотариусы, аудиторы), а некоторые, как например, страхование ГПО туроператоров и турагентов, а также сельхозпроизводителей, нуждаются в серьезной корректировке. Национальный банк ставит вопрос об оптимизации обязательного страхования.

По результатам первого полугодия 2017 года хороший результат показало обязательное страхование от несчастного случая (ОСНС). Сумма премий составила 18,7 млрд тенге против 16 млрд годом ранее. Рост премий сопровождался увеличением на 7% числа заключенных договоров и средней суммы договора с 406 тыс. до 444 тыс. тенге. Динамику ОСНС придают законодательные изменения. С января 2016 года выплаты по ОСНС существенно пересмотрены в пользу страховщиков. Из системы страхования вывели четвертую группу утраты профессиональной трудоспособности, в которой, по признанию страховщиков, зафиксировано наибольшее число случаев мошенничества. Дополнительно страховщики получили легитимную возможность избавиться от годами тянущихся выплат по профессиональным хроническим заболеваниям, за которые, по сути, страховщик в рамках страхования ОСНС не должен отвечать. Дополнительно в ОСНС ввели систему «малус», в соответствии с которой работает система повышение тарифа для работодателей с высокой степенью травматизма

Изменения значительно повысили привлекательность ОСНС, о чем свидетельствует рост сегмента в портфелях компаний по страхованию жизни. Три года назад ОСНС являлось преобладающим продуктом лишь для одной КСЖ из шести (без учета Европейской страховой компании, которая специализируется на страховании жизни). В 2016‑м уже четыре КСЖ сделали ОСНС лидирующим продуктом. По итогам шести месяцев 2017 года три компании сохранили объемы по этому страхованию. Наибольшая выручка здесь у «НОМАД LIFE» — 3,6 млрд тенге, Халык-Life — 2,7 млрд и Казкоммерц-Life — 2,2 млрд тенге. Эта же тройка лидировала и по итогам первого квартала 2016 года.

Тем не менее, рынок ОСНС остается достаточно противоречивым с точки зрения сбора премий. Положение того или иного страховщика во многом определяет наличие крупного контракта с серьезным сырьевым или производственным клиентом. Но в крупном контракте заключены и высокие риски. Если клиент уходит к конкуренту, страховщик моментально проваливается по премиям вниз. Зачастую крупного клиента пробивают через откровенный демпинг, и поступившие на баланс премии едва покрывают принятые страховой компанией риски.

Базовым страхованием для обязательных видов остается обязательное страхование владельцев транспортных средств (ОГПО ВТС). По итогам шести месяцев премии по этому классу составили 24,5 млрд тенге против 24,6 млрд за аналогичный период 2016 года, продемонстрировав фактически нулевой рост. Первое полугодие прошлого года для страховщиков оказалось гораздо лучше: тогда прирост премий составил 25%.

Откровенно слабые результаты заложены в непростой ситуации в отрасли. Динамика выплат опережает динамику премий: доля выплат составила 50,6% против 46,8% в январе-июне 2016 года. По итогам шести месяцев средняя выплата по ОГПО ВТС сложилась в размере 336,8 тыс. тенге при средней стоимости полиса в 9,7 тыс. тенге. Для сравнения, в первом полугодии 2016 года средняя выплата на один договор по ОГПО ВТС составляла 335 тыс. тенге, в 2015‑м — 306,5 тыс. Из 21 страховой компании, имеющей лицензию по ОГПО ВТС, 11 СК, то есть каждый второй страховщик, увеличили выплаты.

На сегодняшний день регулятор и рынок понимают сложность ситуации, хотя и не склонны к ее драматизации, поскольку убыточность в 50% дает хороший запас прочности. Однако скорость, с которой страховщики наращивают выплаты, беспокоит Нацбанк, поскольку ситуация чревата ухудшением финансового состояния страховщиков и желанием минимизировать выплаты. Одно из возможных решений — пересмотр региональных коэффициентов автострахования с привязкой их к степени риска водителя. Скорее всего, в 2018 году этот вопрос будет вынесен для рассмотрения на широкую аудиторию и предложен в качестве законодательного изменения.

Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

Как по маслу

Привлекательность масличных культур растет, они стали источником валютной выручки

Спецвыпуск

Когда нефть дорожает

Господдержка и благоприятная конъюнктура на товарных рынках позволили крупнейшим казахстанским компаниям немного улучшить показатели доходности

Политика и экономика

Цена эффективности

“Самрук-Казына” в 2017 году ожидает экономический эффект от трансформации в размере 30 млрд тенге

Тема недели

Под стрелой Нацбанка

Усилия регулятора по сдерживанию инфляции нивелируются несогласованностью денежно-кредитной и фискальной политик