Сказка о пропавшем керосине

Повестка дня

Сказка о пропавшем керосине

Дефицит — перманентное состояние казахстанского рынка светлых нефтепродуктов, независимо от того, о чем идет речь: дизтопливе, высокооктановом бензине или авиакеросине. В минувшие пару недель в центре внимания был керосиновый дефицит, о котором объявил национальный авиаперевозчик «Эйр Астана». В компании заявили, что из-за сокращения поставок авиакеросина из РФ с 44 до 15 тыс. тонн в месяц (из-за возросшего спроса на внутреннем рынке) и с Шымкентского НПЗ регулярное авиасообщение в стране находится под угрозой срыва.

Из обращения неясно, кому именно адресованы претензии «Эйр Астаны» — россиянам (среди импортеров фигурируют «Роснефть», «Газпромнефть», «Татнефть»), от «нерегулярных и негарантированных» поставок которых гражданская авиация РК зависит на 70%, или Минэнерго, которое не справляется с ситуацией. Надо отдать должное такту национального авиаперевозчика, который в такой непростой ситуации джентльменски «не отрицает» попытки министерства решить проблему.

Впрочем, Минэнерго приняло упрек на свой счет. Категорически отвергнув информацию о сокращении производства на ШНПЗ, в министерстве подчеркнули, что ведут переговоры с российской стороной о восстановлении объемов поставок и рассматривают возможность импорта и производства топлива Джет А-1 (аэропортовская инфраструктура РК ориентирована на советскую марку ТС-1, в которой выше содержание серы), чтобы диверсифицировать поставки керосина в страну.

Несколькими днями позже острый дефицит признали и в Qazaq Аir, заявив, что запасы компании иссякнут к середине октября. «Эйр Астане» разрешают держать запас топлива на 10 суток. Частные авиакомпании пока предпочитают отмалчиваться. В минувший четверг Минэнерго сообщило, что общереспубликанские запасы керосина рассчитаны на 15 суток. По данным, озвученным вице-министром энергетики Асетом Магауовым, потребление авиатоплива в январе-августе этого года выросло на 11% к прошлогоднему, среднемесячный показатель — 47,5 тыс. тонн. ШНПЗ в своем нынешнем состоянии может закрыть максимум треть этого объема.

Причина дефицита топлива (и автомобильного, и авиационного) в Казахстане одна — низкая мощность отечественных НПЗ. Решается проблема только одним способом — за счет модернизации производственных линий заводов, которая бы позволила увеличить объем и глубину переработки нефти (с нынешних 70–80 до 90%). Цели всех проектов модернизации были сверстаны около 2010 года и вошли в программу развития отрасли на 2010–2015 годы, где указывалось, что в год завершения программы Казахстан превратится из нетто-импортера в нетто-экспортера светлых нефтепродуктов. Однако реализация проектов затянулась: проекты долго готовили, несколько лет искали деньги, да и сам процесс строительства новой мощности в нефтехимии весьма длительный. В итоге сроки топливной независимости сдвинулись за горизонт 2018 года, после того как завершатся проекты на Шымкентском (в 2016‑м на его долю пришлось 90% всего выпуска авиакеросина) и Атырауском НПЗ.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

В ожидании перемен

Точками роста для страховых компаний, скорее всего, станут инициативы регулятора

Наука и технологии

Точная копия

“Электромарганец” из Текели применяет технологию 3D-сканирования при изготовлении литейной оснастки

Наука и технологии

Золото в “хвосте”

“Казахалтын” планирует получить 13,6 тонны золота из накопившихся отходов, применяя технологии Индустрии 4.0

Наука и технологии

Робот на автозаводе

Главный производственный участок костанайского «СарыаркаАвтоПрома» — роботизированная линия сварки и окраски