Хороший год

С uprstream-проектами у Казахстана опять все хорошо, а вот нефтеперерабатывающий сектор никак не завершит модернизацию

Хороший год

Конец нефтяной эпохи близок. Казахстану ничего не остается, как стремительно наращивать добычу, чтобы успеть заработать на «черном золоте». Такой вывод напрашивается, если ознакомиться с футурологическим документом «Форсайт-2050: Новый мир энергии и место Казахстана в нем». Документ подготовило Минэнерго РК. Он был презентован главой этого ведомства Канатом Бозумбаевым на Всемирном конгрессе инженеров и ученых WSEC-2017 — одном из центральных мероприятий астанинского EXPO.

Тезисы форсайта созвучны теме EXPO «Энергия будущего»: рост альтернативной энергетики, распространение электрокаров, выход на более высокий уровень переработки пластика. Для нефтедобывающей страны прогнозы умеренные: мировой спрос на нефть к 2030 году вырастет на 6%, а к 2050‑му сократится до сегодняшних значений. Поэтому, заявил г-н Бозумбаев, в ближайшее время Казахстану необходимо наращивать объем добычи и экспорта нефти.

Отрасль трех проектов

Помочь нарастить добычу стране в среднесрочной перспективе могут лишь три мегапроекта — Кашаган, Тенгиз и Карачаганак, из прочих действующих остались лишь средние и малые, большая часть из которых прошла пик.

Главная позитивная новость 2017 года — на Кашагане добыча идет без сбоев. Хотя добыча началась в октябре 2016‑го, Минэнерго, помня предыдущий фальстарт, хранило молчание еще месяц. И только в конце ноября, когда месторождение вышло на коммерческий уровень добычи (75 тыс. баррелей в сутки), было официально объявлено о запуске проекта. Среднесуточная добыча в первом полугодии 2017‑го выросла более чем в два раза, а всего было добыто 3,5 млн тонн. С началом обратной закачки газа в пласт, которая намечена к концу этого года, среднесуточная добыча может вырасти до 370 тыс. баррелей.

Кашаган принесет деньги казне, но может помешать выполнить обязательства перед OPEC (мы обязались сократить суточную добычу на 20 тыс. баррелей от среднего показателя ноября 2016‑го — 1,7 тыс. баррелей), если добыча на этом новом мегапроекте перекроет спад на зрелых.

На Тенгизе продолжается реализация Проекта будущего расширения и проекта управления устьевым давлением (ПБР-ПУУД; оценочная стоимость 36,8 млрд долларов). Оператор разработки месторождения «Тенгизшевройл» (ТШО) не сообщает об общем объеме капзатрат в рамках проекта, но охотно делится тем, на какой объем в рамках ПБР-ПУУД компания закупила товаров и услуг у казахстанских компаний: в 2016‑м — на 730 млн долларов, по итогам I квартала 2017‑го — 160 млн.

В результате увеличения физического объема и роста цен страна заработала на экспорте нефти 14 млрд долларов, что на 40,6% больше, чем в аналогичный период 2016‑го

Третья фаза развития Карачаганака откладывается на неопределенное время. Тому есть две причины. Первая, Минэнерго и Karachaganak Petroleum Operating (КРО) не могут договориться о стоимости проекта расширения. Поскольку KPO действует в соответствии с соглашением о разделе продукции (СРП), инвесторам выгодно завысить объем инвестиций, а министерству — занизить: по условиям СРП консорциум сначала возмещает свои затраты, а потом начинает делиться нефтью с государством. Похоже, что Минэнерго удается продавить KPO, поскольку в новостях о проекте, то и дело всплывающих в прессе, его стоимость снижается: сначала речь шла о 12 млрд долларов, в последние несколько месяцев уже о 9 млрд, затем и вовсе о 4,5 млрд. При этом целевые индикаторы III фазы остаются теми же — доведение добычи газа с 18 до 38 млрд кубометров, нефти — с 12 до 15 млн тонн.

«Снижение цен на углеводороды внесло свои коррективы в график реализации проекта будущего развития Карачаганака. Сегодня подрядчик анализирует различные варианты, чтобы определить наиболее оптимальную с экономической точки зрения концепцию. После этого будут определены предварительная сметная стоимость и график реализации проекта», — комментируют ситуацию в Минэнерго. Консорциум запрос журнала об их актуальной оценке стоимости III фазы Карачаганака проигнорировал.

Вторая причина: окончательного решения по III фазе не стоит ждать, пока не урегулированы споры правительства и КРО. На Левом берегу считают, что консорциум с конца 1990‑х неправильно считал долю и задолжал 1,6 млрд долларов (данные ТАСС со ссылкой на Lukoil Overseas Karachaganak). Чтобы решить спор, Минэнерго обратилось в международный арбитраж в Стокгольме. Тогда же правительство РК и консорциум заключили меморандум о том, что КРО в уходящем году найдет выход из сложившейся ситуации. Срок меморандума истек, но спорные вопросы так и не решены.

Только три крупных месторождения могут обеспечить в среднесрочной перспективе рост добычи, как того желает Минэнерго. На средних и небольших месторождениях, прогнозирует профильное ведомство, добыча сократится с нынешних 36 до 33,2 млн тонн в 2020 году. Другой негативный факт — запасы «черного золота» тают. Если сравнить объем добытой в последние семь лет нефти и объем прироста запасов, то окажется, что на пять тонн добытой нефти приходится одна приобщенная к запасам. Правда, рост запасов обеспечен в основном переоценкой ранее разведанных месторождений (70% объема), а не новыми находками.

Инвестклимат для недропользователей в РК суров. Налоговый режим некомфортен, надежд найти новое крупное месторождение, сулящее сверхдоходы, нет. Правительство ставит на юниорские компании. В новом кодексе о недрах, который получил одобрение кабмина и теперь на столе у депутатов, предусматривается доступность геологической информации, переход на лицензионный режим, принцип первой заявки.

Качаем оптимизм

Предварительные данные за январь-июль 2017 года более чем оптимистичные. Добыто 49,9 млн тонн нефти, что больше аналогичного показателя в предыдущем году на 10%. Минэнерго, составляя план на период, собирает прогнозные данные от всех добывающих компаний. Так вот, обновленный прогноз — в 2017 году добыча достигнет 85 млн тонн. Скажем прямо, рекорд за всю историю отечественной нефтянки.

Другой повод для оптимизма — средняя цена марки Brent в январе-июле 2017 года оказалась больше на 11,3% по сравнению с годовым значением 2016‑го. Удорожание эталонной марки повлияло на стоимость экспортируемой РК нефти. Если в прошлом году баррель казахстанской нефти на мировых рынках продавался за 40,3 доллара (из расчета 7,7 барреля в одной тонне), то в январе-июле этого года — 49,9 доллара. В результате увеличения физического объема и роста цен страна заработала на экспорте нефти 14 млрд долларов, что на 40,6% больше, чем в аналогичный период 2016‑го.

Потенциальная добыча на Кашагане и рост объемов Тенгиза после завершения ПБР-ПУУБ в 2023 году учитываются в долгосрочном прогнозе Минэнерго. И несмотря на это, обновленный официальный прогноз более чем скептичен — на пике, в 2025 году, добыча составит 100 млн тонн. Но есть другие прогнозы, которые с большей уверенностью рисуют будущее казахстанской нефтянки. Базовый сценарий от аналитической компании IHS Markit ставит на 148 млн тонн к 2020 году. Прогнозы расходятся по причине разных ожиданий от зрелых месторождений. Если Минэнерго не верит в рационализаторские таланты топ-менеджмента добывающих компаний, то IHS Markit считает, что те приложат максимум усилий для замедления спада на зрелых месторождениях.

Страшилки о том, что транспортных мощностей не хватит для отправки кашаганской нефти на мировой рынок, оказались пустыми. В конце 2017-го завершается третий этап расширения Каспийского трубопроводного консорциума (КТК; Тенгиз — Новороссийск), а его производительность вырастет с 54 до 67 млн тонн в год. КТК анонсировал, что в середине октября в Атырауской области вводится в эксплуатацию новая станция А-НПС-3А. С вводом этой станции КТК в полном объеме завершает проект расширения мощности нефтепровода на территории Казахстана.

Увеличение пропускной способности трубопровода позволит КТК забрать еще больше контрактов на транспортировку нефти (в 2016‑м году 71% экспортной нефти шел по трубам КТК). Популярность КТК объясняется самым экономичным тарифом — 38 долларов за тонну. Другой плюс: нефть, прокачиваемая по этому трубопроводу, не смешивается с тяжелыми сортами из Татарстана и Башкортостана, как это бывает при транспортировке по трубопроводу Атырау — Самара.

Продолжающийся спад экспорта нефти из Азербайджана снизил загрузку трубопровода Баку — Тбилиси — Джейхан (БТД) до 54,4% в 2016 году. В апреле министры энергетики РК и АР на встрече в Баку обсудили возможность транспортировки кашаганской нефти по БТД. Расширение мощностей КТК и недозагрузка БТД, возможно, позволят сбить цену на транспортировку по другим маршрутам. Если тарифы подешевеют, то реверс на участке Атырау — Кенкияк станет реальным (проект который год откладывается из-за высокой цены «нетбэк» в восточном направлении).

Поддать газу

Валовая добыча газа в 2016 году выросла на 2,4% и составила 46,3 млрд кубометров. Тем самым продолжилась трехлетняя положительная динамика в газовой отрасли. Результаты за январь-август 2017‑го свидетельствуют о росте валовой добычи газа на 16,2%. Традиционно на Тенгиз и Карачаганак приходится 3/4 всего добытого в РК газа.

Коммерческие объемы добычи (валовая добыча за вычетом обратной закачки; как правило, 40% от валовой добычи закачивают обратно в пласт) также росли — 29,5 млрд кубометров в 2016‑м, что на 6,4% больше по сравнению с годом ранее. На внутреннее потребление ушло 13,1 млрд кубометров газа, на экспорт — 13,7. Экспортные операции с газом принесли стране в прошлом году 1,6 млрд долларов (в 2015‑м — 2,2 млрд долларов).

Согласно последнему официальному прогнозу валовая добыча газа в 2021 году составит 49,4 млрд кубометров. Небольшой рост ожидается потому, что добыча газа на Тенгизе сохранится на текущем уровне до 2022 года, а после завершения ПБР-ПУУД дополнительный объем предполагается закачивать обратно в пласт. По известным причинам в прогнозе не учтен Карачаганак — сегодня на этом месторождении добывают почти 40% валового газа. Большая часть прироста ожидается от Кашагана — несмотря на то, что половину добытого газа планируют закачивать в пласт.

Ключевое событие в сфере транспортировки газа в 2017 году — ввод в эксплуатацию третьей нитки магистрального газопровода Казахстан — Китай. Таким образом, газовики отрапортовали о завершении «самого крупного международного газотранспортного проекта в истории независимого Казахстана». Его проектная мощность достигла 55 млрд кубометров в год. С учетом газопровода Бейнеу — Бозой — Шымкент, который может поставлять на юг страны газ с месторождений Атырауской и Мангистауской областей, в том числе с Кашагана, позволит республике быть не только транзитером туркменского газа в Поднебесную, но и экспортировать собственный газ.

В июне главы «КазМунайГаза» и китайского CNPC подписали меморандум о возможной поставке в течение двух лет в КНР 5 млрд кубометров газа. Если меморандум перерастет в реальный контракт, то Китай, возможно, станет одним из главных импортеров казахстанского газа. По данным за семь месяцев 2017 года, восточный сосед в списке импортеров казахстанского газа значится на четвертом месте после Украины, Швейцарии и Узбекистана.

Хронический дефицит

Единственной позитивной новостью нефтеперерабатывающего сектора является 45‑кратный рост экспорта битума в 2016 году. Этому способствовало снижение экспортной таможенной пошлины на битум с 60 долларов за тонну до 15 евро. Конкурентоспособный по цене казахстанский битум остается привлекательным для Узбекистана и в текущем году, на этом фоне производство этого нефтепродукта значительно растет.

Производство же светлых нефтепродуктов — бензина, дизтоплива и авиакеросина — недостаточно, чтобы полностью удовлетворить потребности республики. Если сравнивать результаты первых семи месяцев текущего года с аналогичным периодом 2016‑го, то выпуск моторного топлива вырос на 4,2%, объем авиакеросина и дизтоплива сократился на 11% и 0,5% соответственно.

В конце лета Казахстан очередной раз пережил топливный дефицит: на крупных заправках городов Центрального, Северного и Восточного Казахстана были перебои с поставками, а самая популярная марка бензина АИ-92 пробила отметку в 147 тенге за литр. На созванном по этому поводу брифинге вице-министр энергетики Магзум Мирзагалиев отрицал наличие «системного дефицита топлива» и заявил, что следует говорить о «небольшой нехватке в ряде сетевых АЗС».

Причины дефицита известны: из-за затянувшейся модернизации трех НПЗ производственные мощности могут обеспечить лишь 70% потребностей в бензине марки АИ-92, в дизтопливе — 15%. Если верить официальной статистике, почти 98% необходимого авиакеросина в январе-августе 2017 года импортировались. Недостающий объем ввозят из РФ, а там топливо дороже казахстанского. Сюда нужно добавить возрастающий к концу лета спрос на топливо со стороны аграриев и остановку на ремонт ШНПЗ и Павлодарского НПЗ.

Модернизацией трех НПЗ в РК занимаются седьмой год подряд. И каждый год ее завершение откладывается на следующий. Новая дата от Минэнерго была озвучена Канатом Бозумбаевым в середине года во время отчетной встречи с населением в Астане: «На Атырауском и Павлодарском заводах работы вышли на финишную прямую, модернизированные комплексы будут введены в эксплуатацию во втором полугодии этого года. На ШНПЗ в рамках І этапа завершены строительно-монтажные работы, начата пусконаладка. Завершение проекта планируется во втором полугодии 2018 года».

Правительство РК продолжает идти по пути либерализации рынка нефтепродуктов. Вслед за отказом регулирования предельных цен на бензин марки АИ-92 в свободное плавание летом 2016‑го было отправлено дизтопливо. Сохраняется госрегулирование на бензин марки АИ-80 и сжиженного газа, которые, как полагают отраслевые аналитики, будут либерализованы в 2018 году. Однако НПЗ продолжают работать по давальческой схеме — они получают вознаграждение за переработку нефти, размер которого ниже рыночных значений. Если НПЗ сделают реальными участниками рынка (это вынужденная мера, без этого приватизации не будет), топливо подорожает даже при успешном завершении модернизации.

Статьи по теме:
Повестка дня

Коротко

Повестка дня

Люди и события

Люмпен-эстетика в буржуазных интерьерах

В гламурном пространстве Алматы Villa Boutiques & Restaurants открылась выставка арт-дуэта из Бишкека, повествующая о судьбе Шелкового пути и проблемах миграции

Казахстан

Отечественный газ в полном объеме для себя и на экспорт

УОГ на Бозое — ключевой элемент системы, призванной бесперебойно обеспечивать газом южные регионы Казахстана и обеспечить экспортные поставки в Китай

Экономика и финансы

Быстрее, выше, сложнее

Уровень экономической сложности — показатель, позволяющий точнее прогнозировать рост и эффективнее расставлять приоритеты долгосрочного развития