Спасти генералов

Здоровье банков обходится стране все дороже. Принята программа повышения финансовой устойчивости сектора стоимостью 500+ млрд тенге

Спасти генералов

Первое полугодие 2017 года для банковского сектора выдалось горячим: отзыв лицензии и последующая ликвидация Казинвестбанка; покупка Казкоммерцбанка Народным банком Казахстана; вхождение Цеснабанка в капитал Банка ЦентрКредит. О планах по объединению объявили Bank RBK и Qazaq Banki, Tengri Bank и Capital Bank. Несколько БВУ не выполняют пруденциальные нормативы по одному или другому показателю деятельности. Причина в основном одна — нарастание необслуживаемых кредитов (NPL), падение доходов и снижение размера капитала. По официальным данным, NPL по сектору на 1 августа 2017 года составил около 13%. Но регулятор считает, что банки скрывают истинное положение дел с просроченной задолженностью за счет реструктуризации и списания плохих кредитов за баланс. По данным Национального банка РК (НБК), с учетом реструктурированных займов доля необслуживаемых кредитов, то есть с просрочкой платежа свыше 90 дней, — не менее 25% от ссудного портфеля, более 4 трлн тенге!

Еще весной нынешнего года НБК объявил о разработке программы оздоровления банковского сектора. Подробно рассказал о ключевых принципах документа заместитель председателя Национального банка Олег Смоляков на ежегодной банковской конференции международного рейтингового агентства Fitch Ratings.

Программа была одобрена правлением НБК 30 июня 2017 года. Хотя рассчитана она на 15 лет, определяющими станут первые пять лет действия программы, то есть результатов от ее внедрения НБК ждет к 2022 году. Дата не случайная: к этому моменту, вполне возможно, на рынок Казахстана выйдут (вернутся) иностранные банки. Начиная с 2020 года они смогут работать у нас через филиалы, без учреждения дочерней структуры. Казахстан согласился на это условие при вступлении в ВТО.

Долг поможет капиталу

Признать обесценение активов банкам мешает недостаток капитала: на каждый неработающий кредит должен быть создан резерв за счет собственного капитала банка. Источники увеличения капитала ограничены, это могут быть средства акционеров, инвесторов или прибыль банка. В свою очередь давление на капитал банка сдерживает кредитование. Поэтому у программы две основные цели — повышение устойчивости банковского сектора через докапитализацию отдельных институтов и рост кредитования экономики.

Целевая группа — крупные банки с размером собственного капитала от 45 млрд тенге, кроме дочерних БВУ иностранных институтов; очевидно, капитализация «дочек» — дело их материнских структур. По словам г-на Смолякова, этому критерию отвечают 15 банков, но участие в программе докапитализации добровольное и зависит от желания и возможностей акционеров, так как они должны нести определенную часть расходов по увеличению капитала. «Мы предполагаем участие государства и акционеров в пропорции два к одному», — отметил Олег Смоляков.

Стоимость программы уточняется, но на презентации программы была названа цифра «500 млрд тенге плюс». Что стоит за «плюсом», не объяснялось, возможно, это доля солидарного участия акционеров. Исходя из пропорции 2/1, речь может идти о дополнительной сумме 250 млрд тенге. Расходы со стороны государства будут оплачены из бюджета НБК. Владельцы должны будут не только финансировать свою часть расходов, но и принять меры по снижению NPL, улучшению качества залогового обеспечения, эффективности работы по взысканию активов. Вряд ли нуждающиеся в капитале банки откажутся взять на себя такие обязательства. «Мы предполагаем, что для акционеров БВУ будут созданы благоприятные условия», — заметил замглавы НБК.

В интервью «Казахстанской правде», опубликованном на прошлой неделе, г-н Смоляков рассказал о том, что НБК направил заявки об участии в программе всем банкам, чей капитал превышает 45 млрд тенге. «После того, как банки дадут согласие на участие в программе, у каждого из них затребуем модель развития банка, где будут прописаны и текущие параметры банка, и возможное дополнительное участие со стороны акционеров, действия по улучшению качества активов, структуры менеджмента и другая информация. Все это будет рассмотрено на правлении, и если правление в целом поддержит этот план, то тогда уже будет выделяться субординированный заем. Мы рассчитываем, что к концу сентября нами будут отработаны заявки с моделями развития банков», — предположил он. Замглавы НБК также отметил, что окончательная сумма докапитализации БВУ будет определена после рассмотрения всех заявок.

Докапитализация будет осуществляться не прямым вливанием денег, а путем обмена субординированных облигаций банка на государственные ценные бумаги. Субординированный долг может учитываться только в капитале второго уровня, но за счет полученных доходов банки смогут увеличивать капитал первого уровня. «Получение субординированного долга ведет к повышению коэффициента капитала второго уровня. Если субординированный долг предоставляется на условиях пониженной процентной ставки, то такая поддержка может положительно повлиять на коэффициенты основного капитала и капитала первого уровня. Кроме того, необходимым условием предоставления государственной помощи в Казахстане является докапитализация банка со стороны акционеров, что также положительно повлияет на коэффициенты капитализации. Увеличение капитала позволяет банку списывать проблемным заемщикам часть долга и тем самым в ряде случаев восстанавливать их кредитоспособность», — объясняет механизм помощи Роман Корнев, директор по финансовым институтам Fitch.

В настоящее время НБК создает новую дочернюю организацию — Казахстанский фонд устойчивости, который станет оператором программы. На первом этапе с каждым банком-участником будут проработаны индивидуальные планы, включающие условия предоставления субординированного кредита, участия акционеров, положения о прибыльности и развитии банка и необходимости улучшения качества активов.

Следующий этап — освоение банками субординированного долга. В Нацбанке подчеркивают, что это возвратные средства. Долг будет погашаться в течение 15 лет. Установлен такой срок, потому что по Базелю для включения суборда в капитал второго уровня срок его должен быть не менее 10 лет. Ожидаемые результаты от программы: увеличение совокупного СК банковского сектора на 1 трлн тенге, сокращение NPL на аналогичную сумму и объем кредитования приоритетных отраслей экономики не менее чем на 300 млрд тенге в год.

Доказательства жизни

«Мы позитивно оцениваем продолжение реформ банковского сектора в Казахстане, однако в данный момент не ожидаем положительного влияния на рейтинги большинства банков в результате программы оздоровления. Такое видение ситуации отражает существенные проблемы с качеством активов у банков, получающих государственную поддержку, предоставлением поддержки только в виде капитала второго уровня и высокой концентрацией финансовой помощи на ограниченном круге банков», — так оценивает программу г-н Корнев.

Критерии отбора участников, кроме величины СК, расписаны в программе. Господдержка будет осуществляться с учетом оценки НБК жизнеспособности банка. При этом учитываются такие факторы, как масштаб возможных потерь по ссудному портфелю; системная и социальная значимость банка; способность акционеров осуществить докапитализацию в текущей экономической ситуации и возможность применения инструментов урегулирования проблемных банков.

Какой из 15 банков с СК свыше 45 млрд тенге получит господдержку, пока не сообщалось. Большинство БВУ нарастили величину капитала с начала года, но радикально — на 36% — только Банк Астаны, который привлек средства, продав на фондовом рынке часть пакета акций (expertonline.kz/a15007). В то же время вместе со значением капитала изменился объем провизий по МСФО, а провизии «отъедают» капитал. Несмотря на увеличение размера СК, коэффициент достаточности капитала (k1) у некоторых игроков снизился (см. таблицу). Скорее всего, именно они — главные претенденты на господдержку. «Мы исходим из того, что есть определенный уровень неработающих кредитов, не отражающий достоверно всю картину, есть реструктурированные займы, есть нетвердые залоги, есть фокус-группа банков по капиталу», — сказал г-н Смоляков.

По статистике, которая выкладывается на сайте НБК, трудно судить о реальном состоянии банковского сектора. Например, только на пресс-конференции Халык банка по итогам I полугодия журналисты узнали, что Казкоммерцбанку регулятор по результатам проверки в 2015 году предписал доначислить провизии в объеме 1 трлн тенге по состоянию на 1 октября. «Это говорит о том, что на тот момент капитал банка был отрицательным. Ни один банк не способен аккумулировать такой большой объем прибыли, которая бы села в капитал, поэтому проблема с собственным капиталом в банке сохранялась», — сказала председатель правления Халык банка Умут Шаяхметова. Но ни до октября 2015 года, ни после в публикациях НБК нет указаний на то, что Казком нарушал пруденциальные нормативы.

О проблемах банка все узнали после того, как в середине декабря прошлого года руководство обратилось в Нацбанк за стабилизационным займом для поддержания ликвидности. Причем сообщалось о 400 млрд тенге, предоставленных банку, из которых 200 млрд тенге были погашены к концу декабря. Но г-жа Шаяхметова, говоря об использовании 2,4 трлн тенге, полученных Казкомом на погашение долга БТА Банка, назвала другую цифру: по ее словам, 625 млрд тенге из этой суммы пошли на выплату стабзайма НБК. Так что стремление к прозрачности, которое демонстрирует при новом руководстве Нацбанк, иногда вступает в противоречие с его интересами как регулятора рынка.

Одна из важных составляющих программы повышения устойчивости банковского сектора — изменение регуляторной среды. От формализованного надзора НБК будет переходить к риск-ориентированному с внедрением элементов мотивированного надзорного суждения. Мотивированное, или профессиональное, суждение позволяет вмешиваться в деятельность банка до формального нарушения пруденциальных нормативов, если регулятор понимает, что в фининституте нарастают проблемы. Кстати, Банк России сейчас также намерен добиваться права мотивированного суждения. Это позволит принимать превентивные меры.

Роман Корнев считает, что «банковский регулятор в любой стране должен иметь достаточно прав и возможностей для того, чтобы регулировать рынок эффективно». Среди них он перечисляет право учреждать правила банковской деятельности и обязательные нормативы, право реагировать на ранние сигналы и останавливать деятельность банка в случае необходимости, менять его менеджмент, требовать докапитализации, повышения качества управления рисками. «Чтобы использование широкого набора инструментов надзора имело долгосрочный устойчивый характер, компетенции, независимость и профессиональная репутация регулятора, разумеется, должны быть безупречными», — добавляет он.

Сойдутся ли дебет с кредитом?

В программе повышения финустойчивости банковского сектора приведены примеры поддержки банковского сектора в России, США, Турции, странах ЕС. Международный опыт в основном сводится к вливанию средств из госбюджета через различные механизмы, в том числе вхождение в капитал проблемного фининститута. В этом смысле Казахстан при урегулировании проблем банковского сектора делает ровно то же самое. В 2009 году были национализированы несколько банков, в том числе системообразующий БТА Банк; еще в двух крупнейших БВУ — Казкоммерцбанке, Народном банке — ФНБ «Самрук-Казына» приобрел часть пакетов простых и привилегированных акций.

В большинстве стран, за редким исключением (неудачным опытом стала помощь, оказанная ирландским правительством крупным банкам страны), господдержка оказалась успешной. В частности, в США государство по программе помощи небольшим банкам, вложив в 2009 году 205 млрд долларов, по состоянию на октябрь 2016 года вернуло 226 млрд и продолжает получать дивиденды, а банки работают в нормальном режиме. В Citigroup и Bank of America казначейство вложило 20 млрд долларов по программе целевого инвестирования, уже в декабре 2009го деньги были возвращены. Прибыль составила 3 млрд долларов.

В России в качестве помощи социально или системно значимым фининститутам применяется процедура санации для предотвращения их банкротства. При санации Агентство по страхованию вкладов (аналог нашего КФГД) помогает найти банку инвесторов или проводит его оздоровление за счет собственных средств. С 2008 года процедура была применена по отношению к нескольким десяткам банков. За это время на санацию было потрачено 1,1 трлн рублей, плюс на 1,9 трлн рублей АСВ выплатило компенсации вкладчикам. В последнее время все чаще эксперты говорят о затратности и неэффективности этого механизма оздоровления банковского сектора: у многих институтов, находящихся на санации, значение капитала остается отрицательным.

К сожалению, оценить потери/доходы бюджета РК от оказания помощи БВУ не представляется возможным. Как сообщали Халык банк и ККБ, свои акции они выкупили с премией к балансовой цене, и весь срок владения пакетами банков ФНБ получал дивиденды наряду с другими акционерами. В случае с другими институтами результаты поддержки за счет государственных средств неоднозначны. Как сообщалось, Булат Утемуратов заплатил около 195 млн долларов за 80% Темирбанка и 1,5 млрд тенге за 16% Альянс Банка, национализированных в 2009 году; 51% АЛБ оставался в собственности «Самрук-Казыны» до конца 2014 года. По данным Казахстанской фондовой биржи, на 1 января 2015 года мажоритарным акционером Альянса стал г-н Утемуратов с долей более 74%. За какую конкретно сумму бизнесмен купил контрольный пакет у ФНБ, не сообщалось.

Спасение БТА Банка обошлось государству, по разным оценкам, в сумму от 10 до 14 млрд долларов. Официально правительство сообщало о 1,7 млрд долларов, уплаченных в феврале 2009 года за 78% акций банка при его национализации, а также средствах, которые направлялись из бюджета на поддержку различных отраслей, пострадавших от кризиса. Сумму расходов государства на две реструктуризации обязательств БТА, когда часть долга выплачивалась наличными и новыми выпусками облигаций, можно посчитать, основываясь на условиях реструктуризации долгов БТА. Кроме того, акционер нес все расходы по судебному преследованию Мухтара Аблязова и возврату активов БТА в различных странах. БТА не спасли, а его слияние с ККБ чуть не погубило последний. Чтобы расчистить баланс Казкома от токсичных активов БТА и закрыть дыру в капитале банка, было израсходовано еще 2,4 трлн тенге, или более 7 млрд долларов.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

В ожидании перемен

Точками роста для страховых компаний, скорее всего, станут инициативы регулятора

Наука и технологии

Точная копия

“Электромарганец” из Текели применяет технологию 3D-сканирования при изготовлении литейной оснастки

Наука и технологии

Золото в “хвосте”

“Казахалтын” планирует получить 13,6 тонны золота из накопившихся отходов, применяя технологии Индустрии 4.0

Наука и технологии

Робот на автозаводе

Главный производственный участок костанайского «СарыаркаАвтоПрома» — роботизированная линия сварки и окраски