Якоря и планктон

Львиную долю капзатрат аккумулируют крупные индустриальные проекты: по итогам 2016 года на 10 из 127 проектов пришлось 80%

Якоря и планктон

Привлечение инвестиций — одно из ключевых направлений казахстанской промышленной политики, для этого в нашей стране выстроена специальная система, состоящая из государственных и квазигосударственных структур. В Казахстане действует Министерство по инвестициям и развитию (МИР), в состав которого входит Комитет по инвестициям, создана национальная компания Kazakh Invest, в акиматах регионов инвестиционную тематику курирует один из заместителей акима, на местах функционируют центры обслуживания инвесторов. На протяжении последних, как минимум трех лет на региональном уровне проходят инвестиционные форумы — площадки, на которых местные власти рассказывают о преимуществах инвестирования в регион и подписывают меморандумы с потенциальными инвесторами.

Главным индикатором работы этой системы является инвестиционная активность, которая выражается в количестве введенных промышленных объектов и технологических линий на этих объектах. И если фрагментарных сведений об активности госорганов и отдельных предприятий предостаточно, то открытой аналитики о результатах работы местных властей в этой сфере явно не хватает.

Одно из решений этой задачи — мониторинг завершенных (а в перспективе и действующих) инвестиционных проектов. Для этого исследовательская группа Expert Zertteu собрала и проанализировала базу данных инвестиционных проектов в несырьевом секторе, реализованных в 2016 году в рамках республиканской и региональной карт индустриализации. Основными поставщиками информации для нас были облакиматы, однако из-за неполноты предоставляемой ими информации мы прибегали и к другим открытым и закрытым источникам.

Показательно, что в подготовленном рейтинге инвестпроектов первые места занимают крупные проекты, инвестиции в часть из которых были номинированы в долларах. На десятку мейджоров приходится 8 из 10 тенге инвестиций в основной капитал.

Тенгиз и все, все, все

Валовый объем инвестиций в основной капитал казахстанских предприятий по итогам минувшего года показал рост на 2,0% и составил 7,8 трлн тенге. Динамика более слабая по сравнению с предыдущими периодами (4,2% в 2014‑м и 3,7% в 2015‑м), но неплохая при росте ВВП в 1,0%.

Затухающая активность связана с проблемами, которые испытывает национальная экономика на фоне снижения цен на нефть и другие биржевые товары, и последовавшими за этим проблемами в финансовом секторе: высокой волатильностью обменного курса (особенно в конце 2015‑го начале 2016 года) и кризисом банковской системы. Если взвесить все капзатраты в долларовом эквиваленте (по курсу за актуальный период), то выяснится, что динамика с 2013 года была не затухающей, а отрицательной; период устойчивого роста инвестиций в основной капитал пришелся на 2010–2013 годы. Примечательно и то, что в долларовом эквиваленте объем инвестиций по итогам 2016 года находится на более низкой отметке, чем в 2009‑м — 22,7 против 31,1 млрд долларов.

В промышленности ситуация оказалась более оптимистичной, чем в среднем по экономике. Инвестиции в основной капитал выросли на 7,0%, причем опережающий рост показывал горнодобывающий сектор — 13,8% (благодаря росту капзатрат в добычу нефти и газа, а это 70% инвестиций в горнодобычу и в добычу руд цветных металлов). Обрабатывающая промышленность привлекала на 1,8% больше, в основном благодаря нефтепереработке (+34,1%), и химпрому (+27,1%), которые помогли стабилизировать ситуацию в секторе на фоне снижения капзатрат в металлургии (–5,7%).

Рост инвестиций в нефтегазовый сектор обеспечили два мегапроекта. Первый — Кашаган, где в первой половине 2016 года завершались работы, связанные с запуском добычи после аварии 2014‑го. Кроме того, началась реализация проекта расширения добычи на Тенгизском месторождении. Как сообщали ранее в Минэнерго, оператор разработки месторождения «Тенгизшевройл» в 2016–2022‑м реализует Проект будущего расширения — Проект управления устьевым давлением (ПБР — ПУУД), в результате чего добыча нефти на Тенгизе вырастет с 27 до 39 млн тонн нефти в год. Общая стоимость оценивается в 36,8 млрд долларов. По итогам 2016 года, как сообщает компания, только у казахстанских поставщиков было закуплено товаров и услуг на 730 млн долларов.

Крупнейшим из проектов ГМК минувшего года было завершение строительства горно-обогатительной фабрики по переработке сульфидной руды на Актогайском медном месторождении (мощность — 25 млн тонн руды). Общие капзатраты этого проекта, реализуемого KAZ Minerals с 2013 года, — 2,1 млрд долларов. Пусконаладку на фабрике начали в декабре минувшего года, а первый медный концентрат получили в феврале текущего. Также в минувшем году, по сообщению компании, было завершено строительство на другом крупном проекте — Бозшаколе.

Высокую динамику в последние годы демонстрирует транспортный сектор, капзатраты в который пошли благодаря проекту Западная Европа — Западный Китай (ЗЕ—ЗК), а теперь и «Нурлы жол» (2015–2019‑й). Благодаря им в стране строились новые или капитально ремонтировались старые авто- и железнодорожные магистрали. В итоге объем капзатрат в транспортном секторе с 2009‑го по 2012 год вырос с 9,0 до 23,9% в общей структуре (с 0,38 до 1,45 трлн тенге), а по итогам 2016‑го удерживается на уровне 15,2%.

Валовый приток прямых иностранных инвестиций в минувшем году вырос на 39,9% (с 14,75 до 20,63 млрд долларов). Позитивную динамику обеспечил двукратный рост объема вложений в горнодобывающий сектор. Вместе с геологоразведкой они привлекают около 60% общего объема (11,86 млрд в 2016‑м). Эти инвестиции главным образом связаны с добычей нефти и газа: в 2015‑м туда направили 2,79 млрд долларов, а в 2016‑м уже 5,72 млрд. Обрабатывающая промышленность генерировала приток 3,79 млрд долларов (18,4% от всего объема; рост на 48,3%), около 90% из которых обеспечила одна отрасль — металлургия.

Несмотря на «жесткую посадку» из-за падения цен на ресурсы и предпринимаемые на протяжении более чем десяти последних лет властями усилия по модернизации и диверсификации экономики, структура инвестиций в основной капитал и прямых иностранных инвестиций практически не изменилась, а драйверами роста выступают нефтегазовая отрасль и ГМК.

Общестрановые негативные факторы - это коррупция и бюрократия, падение платежеспособности населения, нестабильность валюты, частая смена законодательства, частая реорганизация госорганов и смена чиновников. Региональные факторы упираются в низкий объем локального рынка, транспортную удаленность от рынков сбыта, нехватку кадров, и отсутствие доверия между различными местными госогранами, репрессивность проверяющих органов. Сейчас в целом экономическая и геополитическая ситуация складывается не в пользу инвестиций, поэтому пока эффекта законодательные изменения не дают, — резюмирует старший партнер CSI Олжас Худайбергенов

Масштаб решает

По официальным данным МИР РК, в рамках ГПИИР в 2016‑м было запущено 130 проектов общей стоимостью 878 млрд тенге. Хотя у нас не было прямого доступа к внутренней статистике министерства, мы получили схожие данные.

В базе индустриальных проектов (БИП), собранных «Экспертом Казахстан», 127 проектов. Некоторые из них не входят в республиканскую карту индустриализации, но являются объектами областных карт развития предпринимательства. В нашей базе представлены все регионы страны и три сектора: АПК, обрабатывающая промышленность (точнее, 11 подотраслей ОП), а также транспорт и логистика.

Общая стоимость проектов БИП-2016 составила 599 млрд тенге. Большая часть этих проектов — гринфилды (73 проекта), мы выявили 45 браунфилдов, статус еще 9 установить не удалось. Здесь важно пояснить, что под индустриальными проектами понимаются не только новые заводы, но все вновь введенные индустриальные объекты — целые предприятия или крупные производственные линии, запущенные в действующих компаниях, а также новые объекты инфраструктуры.

Крупные проекты очень много весят: стоимость 5 крупнейших составляет 65,0% стоимость всех проектов БИП — 2016, 10 крупнейших — 80,1%

В отраслевом разрезе самое большое количество проектов, как и по итогам предыдущих периодов (expertonline.kz/data/public/29161/29206/infogr.png), приходится на агропромышленный комплекс — 40, следом идут строительная индустрия (производство стройматериалов) — 27, а затем машиностроительная и электротехническая промышленности (18) и химпром (15). Причина такого распределения — относительно низкая стоимость проектов, связанных с переработкой сельхозпродукции: стоимость 40 проектов в АПК составила 54,5 млрд тенге — столько же стоит один, правда, самый крупный проект в химпроме — первый этап модернизации «КазАзота». Наиболее дорогие проекты представлены в нефтепереработке и ГМК: 238,3 млрд на 6 проектов и 72,6 млрд на 4 проекта, соответственно.

Региональный разрез раскрывает географическую концентрацию отраслей: большая часть проектов сконцентрирована в Южно-Казахстанской и Акмолинской областях (19 и 18), где хорошо представлены аграрии. В Жамбылской области с ее мощным химическим кластером и Алматы, где в равной степени развит легпром, стройиндустрия и АПК, — по 10 проектов. В Астане, Павлодарской и Карагандинской области по 9 проектов. При этом чемпионом по валовой стоимости реализованных проектов является Атырауская область — 8 проектов на 190,6 млрд, при этом один — самый крупный в республике проект — строительство комплекса по производству ароматических (КПА) углеводородов в рамках реконструкции и модернизации Атырауского НПЗ.

Крупные проекты очень много весят: стоимость 5 крупнейших составляет 65,0% стоимости всех проектов БИП-2016, 10 крупнейших — 80,1%.

КПА АНПЗ (завод входит в НК «КазМунайГаз») — флагманский проект отечественной нефтехимии последних шести лет. У проекта, общая стоимость которого составляет 1130 млн долларов (187,6 млрд тенге по усредненному обменному курсу 2010–2015) богатая история: концепция была предложена в 2006 году, на следующий год разработали ТЭО, финансирование привлекли лишь в 2010‑м: 1063 млн долларов (94%) предоставил Банк развития Казахстана (БРК), 884 млн из этой суммы — связанный кредит Эксимбанка Китая. Подрядчиком выступила Sinopec Engineering. Мощность комплекса — 133 тыс. тонн бензола и 496 тыс. тонн параксилола в год. В декабре 2014‑го на КПА начались пусконаладочные работы, объект введен актом приемочной комиссии 23 сентября 2016 года.

ГОК на медном месторождении Коктасжал — второй по величине проект 2016 года. Компания, разрабатывающая месторождение, «Алтай Полиметаллы» инвестировала в проект 400 млн долларов (63 млрд тенге), 100 млн из которых — кредит Европейского банка реконструкции и развития. Мощность фабрики — 3 млн тонн руды. Строительно-монтажные работы были начаты в 2010‑м, во втором полугодии 2016 года ГОК был запущен; по данным Казахстанского института развития индустрии (КИРИ), акт ввода в эксплуатацию находится на стадии оформления.

В минувшем году завершился первый этап модернизации производства азотных удобрений актауского предприятия «КазАзот», к 2018‑му будет завершен второй этап проекта. В Западно-Казахстанской области компанией «Конденсат» запущено производство моторного топлива экокласса К-5, реализуется на базе НПЗ в Аксае. Проект, стоимостью в 168,6 млн долларов (45,3 млрд тенге, 70% привлечено у БРК), был запущен в 2015 году, завершен в первом полугодии 2016‑го. Мощность комплекса — до 220 тыс. тонн неэтилированного бензина марок АИ-92, АИ-95 и АИ-98 экологического класса К-5.

Из проектов первой десятки ренкинга стоит выделить единственное крупное предприятие машиностроения, введенное в строй в минувшем году, — экибастузский завод по производству железнодорожных осей и формирования колесных пар «R.W.S. Wheelset», запущенный летом 2016 года. В строительство предприятия мощностью 42 тыс. чистовых осей железнодорожных вагонов типа РУ1Ш и 20 тыс. колесных пар в год. Это уже третье предприятие в Экибастузе, связанное с железнодорожным машиностроением после производства полувагонов КВК и завода стрелочных переводов и колес «Проммашкомплекта».

НПЗ, ГОКи и теплицы

Вводимые мощности нефтегазового комплекса (в 2016‑м таких проектов было 6) в основном крупные проекты, призванные решить ключевую проблему отрасли — дефицит нефтепродуктов высокого качества на внутреннем рынке РК. В случае с КПА АНПЗ полуфабрикатами обеспечиваются предприятия-производители пластиковых изделий, в кейсе с «Конденсатом» и двумя мини-НПЗ в Акмолинской и Актюбинской областях — производители светлых нефтепродуктов (высокооктановый бензин, дизтопливо), а также розничный рынок ГСМ. Пример НПЗ «КазИнРусс-трейдинга» и «Астаны Ойл» показателен и в том, насколько серьезно различается стоимость гринфилда и браунфилда: при сопоставимой мощности предприятия проект с нуля стоит почти втрое дороже. Строительство АГЗС в Кызылординской области — малый инфраструктурный проект (стоимость 380 млн тенге), как и завод по выпуску дорожного и строительного битума в ЮКО (200 млн).

Горно-металлургический комплекс в минувшем году отметился 4 проектами, 2 из которых крупные, еще 2 — средние. Про Коктасжальский ГОК мы уже говорили выше, проект Baby Mining в Текели в восемь раз скромнее: предприятие, проектная мощность которого 400 тыс. тонн чугуна в год, обошлось инвесторам в 8,3 млрд тенге. Также был завершен проект реконструкции ГОК на медно-молибденовом месторождении Кызылту, относящимся к Степногорскому горно-химическому комбинату.

Наиболее широко представленный сегмент — АПК — отметился серией крупных проектов. Лидеры отраслевого списка — алматинские предприятия «Эфко Алматы» и BRB APK. Первая компания завершила реконструкцию масложирового завода (11 млрд тенге), вторая запустила теплицу на 7000 тонн томатов и огурцов (6,6 млрд). Теплицы вообще одни из наиболее представленных индустриальных объектов, встречающихся в картах индустриализации: в десятке крупнейших проектов их три.

В строительной индустрии самым большим проектом года стал домостроительный комбинат GLB в столице: мощность — 134 кв. м жилья при совокупных инвестициях в 30 млрд тенге. Другой ДСК, сданный в Актюбинской области, втрое меньше по объемам выпуска и потребовал всего 2,2 млрд тенге вложений. «Жамбылгипс» запустил завод №3 мощностью 270 тыс. тонн гипса и микрокальцита в год. В целом по отрасли следует отметить большое количество гринфилдов.

Машиностроение и электротехническую промышленность, кроме R.W.S. Wheelset, представляет серия средних проектов — несколько линий по сборке сельхозтехники, лифтовый завод в Алматы, а также электротехнические проекты, наиболее заметные из которых — запущенный в СЭЗ Астаны завод светодиодов LED System Media и вторая очередь карагандинского предприятия по производству энергооборудования «КазЭнергоМаш».

Химпром представлен в основном крупными средними проектами, где выделяются три браунфилда «Казфосфата», компании-производителя и экспортера химудобрений. Общая стоимость проектов — 11,1 млрд тенге, и по совокупности «Казфосфат» и «Казазот» — главные инвесторы в казахстанский химпром, а производство удобрений — ключевая подотрасль. Как и его более крупные конкуренты, завод на 400 тыс. тонн минудобрений, который в Павлодарской области построил «Агрохим-прогресс» — экспортоориентированное предприятие. Кстати, это шестой по счету завод в местном химкластере на базе СЭЗ «Павлодар».

Регионы разные — препятствия одни

Стремясь охарактеризовать качественные показатели инвестиционного процесса, мы попросили представителей акиматов назвать факторы, сдерживающие инвестактивность в их регионе. К сожалению, на этот вопрос посчитали нужным ответить не все, однако некоторые ответы оказались очень подробными.

В акимате Карагандинской области рассказали о пяти препятствиях, распространяющихся в равной степени на всю территорию страны. Первое — валютная конъюнктура: с ослаблением тенге подорожал импорт технологического оборудования; это делает проекты дороже и заставляет инвесторов изыскивать дополнительные средства. Второе — потеря рынков сбыта. «Каждая страна пытается поддержать своего производителя и сконцентрировать капиталооборот внутри страны, за счет внутреннего производственного потенциала, что отчасти влечет сокращение закупок импортной продукции, в том числе и казахстанских предприятий», — подчеркивают в Карагандинском облакимате. Сами инвесторы нередко грешат слабой проработкой проектов, в результате запущенное производство сталкивается с проблемами сбыта, дефицитом сырья, сильной конкуренцией в избранной нише. Четвертое препятствие — позиция банков, которые применяют по отношению к заемщикам в отдаленных частях регионов завышенные ставки и заниженные залоговые коэффициенты. Гасит инвестактивность дефицит транспортной инфраструктуры, чтобы его ликвидировать, нужны огромные капвложения, которые бюджет не потянет, тем более в кризис.

В Костанайской области основным сдерживающим фактором назвали «длительность рассмотрения вопроса финансирования инвестиционных проектов финансовыми институтами и банками второго уровня». К тому же предприятиям нужны дешевые длинные деньги (история стара как мир!) — проблема, о которой после девальвации-2015, периода высоких ставок и практически полной остановки инвестиционного кредитования, БВУ как будто забыли.

Акимат Актюбинской области сетует на низкие цены на нефть, и это понятно, ведь базовая отрасль актюбинской экономики — нефтянка; в основном это зрелые месторождения, которые нуждаются в серьезных и стабильных капзатратах, поэтому в период низких цен к новым проектам у инвесторов интерес теряется. В Кызылорде связывают снижение инвестиций с падением добычи нефти в связи с обводненностью месторождений: «В последние годы более 70% падения добычи нефти приходится на Кызылординскую область. За последние три года объем добычи нефти снизился с 11 до 7,6 млн тонн в год».

В Кызылординском и Павлодарском акиматах указывают на то, что снижение инвестактивности в 2016‑м связано с завершением ряда крупных проектов: в Кызылорде это участки автомагистрали ЗЕ—ЗК, железной дороги Жезказган — Саксаульская, газопровода Бейнеу — Бозой — Шымкент, в Павлодаре — Бозшакольский ГОК. И только в Акмолинском акимате подчеркнули, что не выявили сдерживающих факторов.

Стабильность — признак хрупкости?

Прогноз на 2017‑й — положительный. За семь месяцев этого года инвестиции в основной капитал отечественных предприятий вырос на 3,2%, компаний обрабатывающей промышленности — на 4,9%, энергетических — на 8,1%, транспортно-логистических — на 7,4%, горнодобывающих — снизился на 0,3%. По данным МИР РК, за этот же период введены в эксплуатацию 32 проекта карты индустриализации общей стоимостью в 489,8 млрд тенге. В регионах ожидают, что к концу года большинству из них удастся выйти на прошлогодний результат. И, конечно, ожидания связаны в первую очередь с крупными проектами. В Акмолинской области при 100 запланированных объектах на 142,6 млрд тенге главный, «ПО Кокше-Цемент», тянет на 63,1 млрд. Актюбинцы надеются на увеличение капзатрат на действующих крупных компаниях — «Казхроме», РМК, «Урихтау Оперейтинге», а также вложений в новые проекты: завод по производству напитков Eurasia Bottlers Group, тепличный комплекс «Оранж Холдинга» и установку утилизации попутного газа Gas Processing. В Атырауской области ожидается ввод второго модернизационного проекта АНПЗ — строительство комплекса глубокой переработки нефти (КГПН), общий объем инвестиций в который составил 1826 млн долларов.

Если заглянуть за горизонт 2017 года и за пределы обрабатывающей промышленности, двигателями выступят несколько крупных нефтяных проектов — уже упомянутое расширение Тенгиза, увеличение добычи на Кашагане с 300 до 450 тыс. баррелей в день, которое, как сообщил министр энергетики РК Канат Бозумбаев Reuters, потребует двух лет и 2 млрд долларов, а также третья фаза освоения последнего из трех крупных казахстанских месторождений — Карачаганака; сроки и бюджеты по третьему этапу его освоения пока неизвестны (ранее речь шла о 12 млрд долларов).

В инвестпортфеле казахстанской индустрии доминируют крупные проекты, и это само по себе неплохо. Проблема в том, что больших компаний немного, и это повышает хрупкость системы. Изменить ситуацию может только развитие средних быстрорастущих компаний — т.н. «газелей». Однако, похоже, стартовавшая в 2015 году программа «Национальные чемпионы», где ставились такие цели, сейчас заглохла, поскольку ключевые инструменты ее были связаны с господдержкой. Поэтому создание среды с устойчивыми стимулами роста среднего бизнеса все еще остается актуальной задачей экономических властей страны.

В подготовке материала принимали участие Светлана Семенова и Юлия Кузнецова

Читайте редакционную статью: Программа предельной полезности

Методология исследования

База инвестиционных проектов для мониторинга инвестактивности в несырьевом сегменте реального сектора Казахстана собирается из открытых и официальных источников, в дальнейшем в нее будут включены анкеты компаний. В базе учитываются все заявленные проекты, реализация которых завершилась в указанный период времени. Таким образом, в текущем рейтинге учитываются проекты, запущенные в 2016 году.

Статистическая информация об инвестициях по секторам экономики и регионам, данные о прямых иностранных инвестициях, их источниках и направлениях извлекаются из отчетов комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, а также Национального банка РК.

Первичные сведения об инвестпроектах запрашиваются в акиматах всех 16 регионов республики. Затем база дополняется сведениями по данным проектам, получаемым из открытых источников, а также по итогам анкетирования или углубленных интервью с представителями предприятий. Период работ над проектом: май-сентябрь 2017 года.

По итогам мониторинга составляется один основной и ряд дополнительных ренкингов: 1) ренкинг самых крупных проектов по стоимости; 2) ренкинги крупнейших проектов по отдельным наиболее широко представленным отраслям.

Термины исследования, раскрываемые на текущем этапе:

Инвестиции в основной капитал — совокупность затрат, направленных на создание и воспроизводство основных фондов. Инвестиции в основной капитал включают затраты на работы по строительству и капитальному ремонту зданий и сооружений; приобретение и капитальный ремонт машин, оборудования; прочие капитальные работы и затраты; показатель, предоставляемый КС МНЭ РК.

Валовый приток прямых иностранных инвестиций — увеличение инструментов участия в капитале: приобретение нерезидентами у резидентов не менее 10% голосующих акций или долей участия в казахстанских предприятиях, приобретение нерезидентами у резидентов недвижимости в Казахстане; реинвестированные доходы: доля иностранных прямых инвесторов в нераспределенной прибыли (убытке) казахстанских предприятий; увеличение долговых инструментов: поступление средств (как в денежной, так и в иных формах — в виде товаров, работ, услуг, нематериальных активов, покупки ценных бумаг и т.д.) от иностранных прямых инвесторов без учета погашения; показатель, предоставляемый Нацбанком РК.

Гринфилд-проект — инвестпроект, предусматривающий строительство с нуля.

Браунфилд-проект — инвестпроект, реализованный на существующем объекте.

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Ушли, но обещали вернуться

Одним из факторов, спровоцировавших ослабление тенге, стал выход нерезидентов из краткосрочных нот Нацбанка

Казахстанский бизнес

Забетонировать цену

На рынке цемента цены восстанавливаются до уровня 2013 года

Тема недели

Труба для Астаны

Газификация столицы стала возможной только с третьей попытки

Казахстанский бизнес

Торг здесь электронный

Казахстанская система электронных госзакупок, выстроенная ЦЭК, позволяет производить все закупки госорганов в электронном виде, вести электронный мониторинг корректности процесса закупок и даже электронно жаловаться, если что-то пошло не так