«Свои-чужие»

Кейс «Абу-Даби Плаза» показал, что молодежь готова к активным действиям, но только, если обижают своих

«Свои-чужие»

Конфликт на территории общежития строителей комплекса «Абу-Даби Плаза» — не единственное столкновение между казахстанскими рабочими и трудовыми мигрантами в современной истории Казахстана.

«Боевую» главу в истории сложных взаимоотношений между местными и иностранными рабочими открывает массовая драка в 2005 году на производственном объекте турецкой компании «Гате Иншаат», которая участвовала в реконструкции Атырауского нефтеперерабатывающего завода (АНПЗ). Поводом для массовой стычки, писали тогда атырауские СМИ, стало избиение турецким бригадиром 19‑летнего местного рабочего. В драке участвовали около 500 человек. Точное число пострадавших не уточнялось, но судя по тому, что досталось полицейским, приехавшим разнимать противоборствующие стороны, их было немало. Чтобы конфликт был полностью исчерпан, компании пришлось отправить 200 турецких граждан обратно на родину.

Другой эпизод произошел спустя год на месторождении Тенгиз, что находится в 350 км к юго-востоку от Атырау. Драка между казахстанскими и турецкими рабочими компании «Сенимди Курылыс» — одной из подрядных строительных организаций «Тенгизшевройла» — вспыхнула в столовой. «Казахстанский рабочий попытался получить обед вне очереди, что вызвало недовольство со стороны граждан Турции», — звучит в официальной версии облпрокуратуры. Если перевести «недовольство граждан Турции» с официального языка на понятный: трое турецких поданных кулаками объяснили, что лезть без очереди нельзя. Чтобы наказать обидчиков, казахстанский рабочий позвал на подмогу своих.

Если оценивать столкновения между казахстанскими и иностранными рабочими по числу пострадавших, то драка на Тенгизе остается самым крупным событием. Только по официальной версии медицинская помощь потребовалась без малого 140 рабочим, восемь из них были госпитализированы.

Долгое время местом действия стабильно оказывался Западный Казахстан. Достаточно вспомнить столкновение 2010 года на месторождении «Северная Трува» в Актюбинской области, когда в больницу попали шесть граждан Китая, двое из них с огнестрельными ранениями, а четверо с сотрясением головного мозга. В 2012‑м СМИ активно освещали драку наших с китайцами на территории АНПЗ, а также с индийцами на Кашагане.

Трюизм, объясняющий географию столкновений: «На Западе страны живут воинственные казахи, не дающие никому спуска». Но массовая драка с участием казахстанских и китайских рабочих двухгодичной давности на месторождении Актогай в Восточно-Казахстанской области опровергает эту гипотезу. Потасовка между охранниками и строителями столичного небоскреба «Абу-Даби Плаза» доказывает, что конфликты с иностранными рабочими не локализуются в какой-то одной части страны, а с разной периодичностью происходят везде, где иностранцы задерживаются надолго.

Налоговая жемчужина

Говоря об «Абу-Даби Плаза», который чиновники еще называют «жемчужиной туризма» и «стройкой века», нельзя обойтись без эпитета «грандиозный». Это многофункциональный комплекс из офисов с видом на «Байтерек», торговых помещений, квартир класса люкс, четырехзвездочной гостиницы и центров отдыха со SPA. По плану пик башни достигнет 382 метров, что сделает «Абу-Даби Плаза» самым высоким небоскребом в Центральной Азии и четырнадцатым во всем мире. Площадь комплекса — 550 тыс. квадратных метров. Автор — хорошо известный астанинцам архитектор Норман Фостер.

Важность проекта подчеркивает тот факт, что в переговорах с инвесторами из Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) участвовал президент РК Нурсултан Назарбаев. Летом 2009‑го Казахстан и ОАЭ заключили межправительственное соглашение. Документ давал возможность арабской компании Aldar Properties PJSC, которая является собственником объекта, привлекать к строительству 6,6 тыс. иностранных рабочих, а казахстанское правительство обязалось «своевременно принимать меры по рассмотрению документов и выдаче виз для всех иностранных работников, вовлеченных в строительство».

Молодежь готова к активным действиям, если вопрос стоит в плоскости «свой-чужой»

Кроме гарантии от экспроприации и компенсации убытков вследствие войны, восстания, бунта, мятежа Aldar, как единственный инвестор дорогостоящего проекта стоимостью в 1,6 млрд долларов, получил налоговые льготы: компания освобождается от уплаты КПН и НДС до 2034 года, а также «товары и транспортные средства (за исключением алкогольной продукции, пива, табачных изделий, бензина, дизельного топлива), ввозимые в соответствии с настоящим соглашением для целей строительства и эксплуатации Aldar, его подрядчиками и субподрядчиками, привлеченных для строительства […] освобождаются от уплаты таможенных платежей, НДС на импорт, антидемпинговых, защитных и компенсационных пошлин, акцизов», — сказано в документе. Арабским инвесторам отдельным пунктом разрешили не платить до 2034 года земельный налог, налог на имущество и налог на транспортное средство. О подобных условиях могут только мечтать участники казахстанских специальных экономических зон.

Такую щедрость не выдержали обычно терпеливые казахстанские депутаты, они назвали проект «черной налоговой дырой». «Это значит — нулевая ставка и никто платить налогов не будет! Кто будет нам пополнять казну? — отреагировал тогда сенатор Гани Касымов. — Бюджет не будет получать. Какие компании там будут и на каких условиях? Как это — 20 лет не платить ничего?! А коммерческая эксплуатация будет по полной программе?! Надо, чтобы были на равных и льготы на короткий срок».

Строительство комплекса «Абу-Даби Плаза» стартовало в 2011‑м. А перед этим правительство РК, акимат Астаны заключили с компанией «Алдар ЕвроАзия» («дочка» Aldar Properties PJSC) новое соглашение. Оно потребовалось, чтобы юридически обезопасить созданную для строительства комплекса дочернюю компанию. Поэтому новое соглашение почти полностью повторяет содержание предыдущего, за исключением двух важных моментов. Арабская компания соглашается обеспечить привлечение средств, необходимых для реализации завершения строительства «Абу-Даби Плаза». Казахстанская сторона разрешает ей при найме иностранных работников не соблюдать «какие-либо ограничения касательно соотношения местных работников к иностранным, требования к профессиональной подготовке местного персонала и требования к публикации объявлений о вакантных должностях».

Наших бьют!

Столкновение между охранниками из числа местных кадров и трудовыми мигрантами из Индии произошло на завершающей неделе выставки EXPO в Астане. Превращение «бытового конфликта» (эту формулировку упрямо используют госорганы, а за ними СМИ) в протест с социальными и политическими требованиями предотвратили оперативные действия полиции, которая с начала и до закрытия EXPO несла службу в усиленном режиме.

Приехавшие на место конфликта сотрудники полиции и СОБР оцепили квартал, в котором расположилось общежитие индийских рабочих. Тем самым полицейские преградили путь собравшейся перед объектом толпе, стремившейся отомстить индийцам за избиение местных. Особенно активных из числа собравшихся полиция тут же задержала за нарушение общественного порядка.

Как выяснилось спустя несколько дней, были задержаны 56 человек. К восьмерым из них применили административный арест сроком до 5 суток. «Можно было бы сразу их привлечь к ответственности, но мы дали возможность прокуратуре провести беседу, — заявил глава МВД Калмуханбет Касымов. — Выступал прокурор города. Аким приехал, с ними побеседовал. Но вы все видели, как они себя вели. Поэтому были вынуждены самых активных… И я вам скажу так: чем больше мы их всех уговаривали, тем больше людей там появлялось».

Кейс «Абу-Даби Плаза» еще раз показал, как эффективно работает мобилизация сторонников через WhatsApp (предыдущим примером можно считать земельные митинги весны прошлого года). Вновь молодежь, которую трудно мобилизовать против проводимых в стране реформ, будь то в здравоохранении или в образовании, готова к активным действиям, если вопрос стоит в плоскости «свой-чужой».

В Казахстане на экспертном уровне обсуждают ситуации, которые могут стать «черным лебедем», привести к массовым народным выступлениям. Чаще всего этот список начинали с драконовских штрафов за нарушение ПДД, необоснованного применения полицейскими права стрелять без предупреждения, халатность врачей. Теперь сюда смело можно добавить межэтнический конфликт на производстве.

Антикризисный PR

Казахстанская полиция, набирающая с каждый годом все больше опыта в разгоне массовых выступлений, на этот раз сработала четко. Чего не скажешь об антикризисном PR — несогласованность госорганов в информационном сопровождении кризисной ситуации могла в этот раз сыграть злую шутку, если бы не везение.

Создание единого координационного центра — важнейшее правило антикризисного PR. Другое правило этой науки — чтобы не допустить противоречивую, что хуже, провоцирующую информацию, комментировать событие и озвучивать официальную позицию должен единственный спикер.

Первым выступил министр коммуникации и информации Даурен Абаев. Главе ведомства, созданного после провала в освещении земельной реформы, важно было обозначить контуры официальной трактовки события. И он это сделал, заявив, что причина конфликта носит исключительно бытовой характер. «Конфликт произошел между иностранными рабочими и сотрудниками охранного агентства. Ни о каком межнациональном конфликте речь не идет. Конфликт полностью исчерпан», — добавил он. После выступления министра успокоить астанчан решился аким города Асет Исекешев: «Проведены переговоры, инцидент исчерпан, по результатам будут приняты соответствующие меры. Просим воздержаться от лишних комментариев во избежание конфликтных ситуаций и провокаций».

Уже после того, как людей разогнали, а «конфликт был полностью исчерпан», глава департамента госязыка и информации МВД Алмас Садубаев озвучил предварительную версию случившегося: конфликт произошел из-за отказа охраны выпускать из расположения объекта работника из Индии в нетрезвом состоянии. «Он позвал своих соотечественников, и они избили охранника. Местные работники заступились за него, в результате произошла драка, в которой участвовало около 30 человек», — заявил г-н Садубаев.

Официальную информационную картину смазали комментарии заместителя генерального прокурора Андрея Лукина, прибывшего на место событий. «41 человек, граждане Казахстана, доставлены в подразделения органов полиции в нетрезвом состоянии для проведения проверки и мер реагирования. Со стороны индусов фактов нарушения общественного порядка допущено не было», — заявил он. И добавил, что излишние комментарии могут быть неуместными, попросив журналистов дождаться официальной информации. Повезло, что слова Андрея Лукина СМИ дали глубокой ночью, скорее всего, их большинство недовольных прочитали утром следующего дня — пыл спал.

Окончательную версию произошедшего казахстанцы узнали 5 сентября, на третий день после событий. По словам Калмуханбета Касымова, причиной стал не отказ выпустить пьяных индийцев за территорию общежития, а их нежелание после окончания смены пройти металлоискатель на контрольно-пропускном пункте.

Словесная перепалка переросла в избиение индийцами охранника. «Там пострадавшим был один наш гражданин-охранник, который сообщил об этом другим постам, — заявил г-н Касымов. — После этого, когда смена уже заходила в жилой массив, те охранники уже здесь в одном месте избили гражданина Индии. Потом еще в двух местах на территории избили еще двух граждан Индии. Вот вся потасовка. Как были избиты три гражданина Индии, смена рабочих повернулась обратно и забросала камнями охранный пост. Все началось в 19.30. Только в 20.05 охрана сообщила об этом в полицию».

К этому времени на улице избили еще двух граждан Индии, а вокруг общежития начала собираться толпа. Настоящих буйных из числа пришедших к общежитию полиция задержала.

Небытовой конфликт

Требование толпы депортировать индийцев, а на их место нанять казахстанцев подхватили лидеры мнений и озвучили в социальных сетях. Несмотря на то, что вопросом депортации должен заниматься суд (о чем заявил генпрокурор Жакип Асанов), 8 сентября генеральный подрядчик «Абу-Даби Плаза» Arabtec Holding PJSC после встречи с руководством Астаны сообщил, что 61 иностранный рабочий компании за нарушение дисциплины покинет страну. Но не было сказано, кто займет освободившиеся места.

По данным Министерства труда РК, на объекте работают 4,8 тыс. иностранных и 3,6 казахстанских специалистов (доля индийцев среди трудовых мигрантов на «Абу-Даби Плаза» составляет 76,7%). Компания Arabtec Holding PJSC пообещала руководству Астаны нанять 2 тыс. граждан Казахстана на постоянную работу после завершения строительства. Для этого местные кадры пройдут специальную программу по переподготовке.

Все время, пока конфликт сохранял актуальность в информационном пространстве, лидеры мнений предлагали свои интерпретации событий и строили прогнозы.

Интеллектуалы-левые предложили стандартное объяснение — словесная перепалка на КПП лишь повод, причина в ухудшении социально-экономических условий в стране; пролетариат озлоблен, видя, как прекрасно живет средний класс в Астане, а они — не так хорошо. Специалисты по менеджменту ставили вопрос более прагматично: застройщик изначально не отрегулировал взаимоотношения между местными и иностранными работниками.

Националисты же разглядели этнический конфликт. Мухтар Тайжан, президент фонда имени Болатхан Тайжана, написал в «Фейсбуке»: «Совершенно очевидно, что в “Абу-даби Плаза” был межнациональный конфликт казаxов и индусов. Из города в течение получаса прибыли сотни казаxов на помощь своим. Я внимательно посмотрел все видео. «Қашанға дейін қазақ өз жерінде таяқ жеп жүреді!?», «Оxранник қазақ емес пе не?» (каз. «Доколе казахов будут бить на своей земле? Охранник что, не казах?» — «Эксперт Казахстан»), — вот какие вопросы ставили акиму Исекешеву. И это должно стать уроком для власти на будущее». Г-н Тайжан предложил проверить «на всех стройках, заводах и месторождениях ситуацию с иностранной рабочей силой».

Главной причиной нездоровой обстановки на совместных предприятиях в середине 2000‑х называли существенную разницу в оплате иностранных и местных работников, в первую очередь, высококвалифицированных. С падением котировок на биржевые товары настала пора жесткой экономии. С тех пор иностранные партнеры, не обремененные социальными обязательствами перед местным населением, предпочитают привлекать дешевый труд из других стран (средняя зарплата низкоквалифицированного специалиста в Индии — 120 долларов). Такое положение вещей настроило казахстанских рабочих против трудовых мигрантов, невольно играющих роль штрейкбрехеров.

Казахстанское правительство договорилось с Китаем о переносе на территорию страны полусотни промышленных объектов, инвестиции оценивают в 26,2 млрд долларов. Китайские инвесторы известны не только своей склонностью к предоставлению связанных займов, когда проектирование, строительство и монтаж на территории другого государства осуществляют китайские компании. Впрочем, это элемент промышленной политики многих стран, активно инвестирующих в свой экспорт и бизнес за рубежом. Кейс «Абу-Даби Плаза» показал, какие риски может нести массовый приезд иностранных рабочих и как непросто их минимизировать. И если отказываться от сотрудничества с иностранцами нерационально, то нужно выработать эффективные механизмы взаимодействия с ними, а также с местным населением, которое в теории устойчивого развития должно являться главным стейкхолдером любых инвестиционных проектов.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

В ожидании перемен

Точками роста для страховых компаний, скорее всего, станут инициативы регулятора

Наука и технологии

Точная копия

“Электромарганец” из Текели применяет технологию 3D-сканирования при изготовлении литейной оснастки

Наука и технологии

Золото в “хвосте”

“Казахалтын” планирует получить 13,6 тонны золота из накопившихся отходов, применяя технологии Индустрии 4.0

Наука и технологии

Робот на автозаводе

Главный производственный участок костанайского «СарыаркаАвтоПрома» — роботизированная линия сварки и окраски