Рынкам нужен наблюдатель

Эффективная политика защиты конкуренции — приоритет №1 для казахстанского правительства

Рынкам нужен наблюдатель

Последние несколько лет власти Казахстана стремятся кардинально изменить механизм управления экономикой: проводят приватизацию и сокращают долю государственного участия, стремятся трансформировать надзорные органы в сервисные по отношению к частному бизнесу структуры. В антимонопольной политике это проявляется наиболее ярко: государство перестало регулировать цены на хлеб и ГСМ, отказалось от списка доминантов, вместе с тем антимонопольное ведомство стало уделять больше внимания расследованиям в отношении участников рынка, прибегающим к антиконкурентным действиям и создающим картели.

В кулуарах международной конференции «Антимонопольное регулирование деятельности субъектов рынка: виды, механизмы и эффективность», организованной в Университете Нархоз Министерством национальной экономики и Ассоциацией развития конкуренции и товарных рынков, Expertonline.kz побеседовал об этом с ректором университета Кшиштофом Рыбиньским. Место проведения конференции было выбрано не случайно: с этого учебного года в Нархозе начинают готовить специалистов в области защиты конкуренции.

— Г-н Рыбиньски, почему тема защиты конкуренции стала интересна университету?

— Деятельность больших компаний, которые зарабатывают огромные деньги на потребителях не по правилам в XXI веке расширяется. Я могу вам дать пример индустрии, где низкие барьеры входа, где ежедневно рождается много маленьких компаний и сильная конкурентная среда, но большие компании становятся все больше и больше и ведут себя неправильно. Знаете какая это индустрия? Интернет. Казалось бы, там не должно быть монополий, но и Google, и Facebook, и Airbnb ведут себя так, что в дальнейшем будут представлять угрозу для потребителей. И это на рынке, где почти нет барьеров входа. Представьте себе, что происходит на других рынках! Поэтому в XXI веке необходимо, чтобы государство занималось антимонопольной деятельностью, и если эта функция будет слабой, пострадают все потребители.

— Для Казахстана все же эта тема наименее актуальна. Больше вопросов вызывает деятельность так называемых естественных монополистов и национальных компаний — мейджоров на их рынках.

— Похожие проблемы есть в каждой стране. Две-три компании создают среду, где цены выше, чем были бы, если на рынке действовало бы 5,10, 50 фирм. Но не забывайте, что глобальные компании уже приходят в Казахстан — взять хотя бы Uber, который здесь уже хорошо представлен. И из-за сервисов вроде Uber во многих странах мира таксисты потеряли свою работу. Из-за Airbnb сети гостиниц стали банкротами. Проблема антимонопольной тематики не только в том, что государство создало одну или две крупные компании, а гораздо шире.

В этом году 38 тысяч выпускников казахстанских школ решили уехать учиться в Россию. В этом секторе мы наблюдаем очень интенсивную и эффективную политику РФ, и эта политика представляет угрозу для Казахстана

— Локальная проблема еще и в том, что госкомпании пользуются поддержкой государства и искажают рынок не только своим положением, но и деятельностью.

— Нужно создавать условия, чтобы в каждом секторе появлялись стартапы, а это возможно, только когда нет значительных барьеров входа на рынок. Но если они сохраняются в законах и процедурах и созданы такие условия, что только большие компании появляются, тогда конкуренции нет, и страдает потребитель.

— Насколько высока конкуренция на казахстанском рынке, если сравнивать его с теми, что вам знакомы?

— К сожалению, уровень конкуренции в Казахстане невысок. Это видно по рейтингам, которые готовят международные организации — Казахстан, как правило, занимает там места в районе пятидесятого. А если говорить о рейтингах, демонстрирующих развитие инноваций — еще более низкие места. Это показывает, что среда, в том числе и законодательная, не позволяет правильно развивать конкуренцию. Поэтому нужны такие мероприятия, как сегодняшнее в Нархозе, нужны комитеты и группы, которые в ежедневном режиме будут заниматься этими вопросами и снимать барьеры. Тем самым помогать молодым компаниям расти быстрее, создавать более конкурентную среды. В перспективе невысокий уровень конкуренции на казахстанских рынках может стать большой угрозой для страны, помешать достижению долгосрочных стратегических целей.

— Для нас очень важный момент — выстраивание отношений с партнерами по ЕАЭС. Если говорить об этой зоне — антимонопольной — как вам кажется, какие уровни взаимодействия здесь есть? На что нам надо обратить внимание?

— В ЕАЭС есть один очень большой игрок и несколько других — поменьше. Нужно учитывать опыт расширения Евросоюза, где наряду с такими крупными странами, как Германия и Франция, появились страны поменьше — Польша, Чехия, Словакия, Румыния и другие. Западноевропейские компании продвигали через законодателей такие условия, которые были выгодны им, но не польским и чешским. Сначала мы этого даже не знали, ведь были новенькими и не умели играть в эти игры. В результате наша промышленность рухнула. Но через два-три года мы тоже научились играть. Казахстану это тоже важно учитывать: не всегда совместно утвержденные законы одинаково влияют на большого игрока и на маленьких.

— Какие конкретные примеры, касающиеся ЕАЭС, вы могли бы привести?

— Там где я считаю себя экспертом — в сфере образования — хорошо заметен тренд: российские вузы при поддержке своего государства предоставляют стипендии и такие условия молодым казахстанцам, что они решают уехать в Россию. Это утечка мозгов. В этом году 38 тысяч выпускников казахстанских школ решили уехать учиться в Россию. В этом секторе мы наблюдаем очень интенсивную и эффективную политику РФ, и эта политика представляет угрозу для Казахстана. А причиной наших проблем тоже являются законы, госрегулирование, Например, ЕНТ, которое останавливает многих от поступления в казахстанский вуз. Нужно внимательно присмотреться к тому, что делает Россия, чтобы не терять в год 40 тысяч человек. 

Статьи по теме:
Общество

Большинство проиграло

В Гражданской войне участвовало не более 4% населения. Победа большевиков соответствовала интересам 25%, а остальные проиграли

Казахстанский бизнес

Старая добрая индустриализация

Концепция индустриально-инновационного развития, которая закладывает фундамент следующей, третьей по счету, индустриальной стратегии, подготовлена основательно, что радует. Плохо то, что финансирование индустриализации остается недостаточным

Тема недели

Уйдем от доллара, подсядем на рубль?

Использование национальных валют в качестве расчетной единицы при проведении экспортно-импортных операций — идея не только популярная, но и популистская

Казахстанский бизнес

Человеческий ресурс цифровой повестки

Скрытые резервы операционной эффективности — в проактивных сотрудниках