Деньги и не только

Фонды прямых инвестиций (ФПИ) с инвестиционным мандатом на Казахстан постепенно набирают нужный темп развития. Оперируя финансовым инструментом private equity, эти фонды вступили в фазу активного инвестпериода, проще говоря, поиска проектов

Деньги и не только

В условиях, когда банковское кредитование урезано, а стоимость компаний упала, бизнес ищет дополнительные источники ликвидности. Один из вариантов — ФПИ. В отличие от классического долгового капитала, фонды предоставляют длинные инвестиции, которые не обременены платой за пользование. За привлеченный капитал собственник впускает нового инвестора в свой бизнес на определенный период. Главное отличие ФПИ от кредитных учреждений в том, что фонд разделяет все риски теперь уже совместного бизнеса, а также приносит в компанию свои опыт и технологии. Пока спрос на ФПИ нельзя назвать активным: компании скорее присматриваются к прямым инвестициям в капитал (private equity). По мнению экспертов, интерес к фондам повысится после появления success story, когда на живом примере можно будет убедиться в эффективности привлечения ФПИ в свой бизнес.

«Умные деньги»

Казахстанская индустрия private equity достаточно молода, тем не менее на рынке работает десяток фондов с государственным и частным участием, которые на сегодняшний день находятся в активной стадии поиска перспективных проектов. Как отмечают эксперты, текущий 2011 год стал довольно успешным для отечественных ФПИ: было заключено несколько сделок, и фонды надеются, что на будущий год результативность возрастет.

По словам представителей фондов, наибольший интерес у них вызывают компании, работающие в перерабатывающей и пищевой промышленности, на рынке информационно-коммуникационных технологий, в фармацевтике и осуществляющие инфраструктурные проекты. Компания должна иметь надежный и прозрачный бизнес. Именно на таких условиях фонды готовы давать бизнесу длинные деньги, которые могут использоваться для реструктуризации текущей задолженности или на расширение бизнеса.

Так как фонд вливает в компанию долевой капитал, инвестиционный цикл фонда колеблется в пределах нескольких лет, который вполне позволяет модернизировать производство, запустить линейку новых продуктов, выйти на новые рынки сбыта.

Основная цель ФПИ — вложить средства в развитие проекта, повысить его коммерческую привлекательность и получить прибыль, выйдя из проекта. По сути, средства ФПИ — это «умные деньги», которые даются на перспективу как вера в будущее компании. «Фактически фонд на время становится совладельцем бизнеса, — говорит управляющий директор ФПИ Aureos Central Asia Талгат Кукенов. — Преимущество в том, что фонд полностью разделяет риски этого бизнеса и заинтересован в его развитии. В этом фонды отличаются от кредиторов».

«Фонды прямых инвестиций — это новый инструмент финансирования, который компании используют наряду с долговым капиталом. Он интересен предпринимателям, которые ищут возможности для дальнейшего роста бизнеса, поскольку несет в себе выгодную синергию — качество денег и консалтинг. И казахстанскому бизнесу, который еще не владеет информацией о его преимуществах, следует с ним ознакомиться, — продолжает тему управляющий директор “Казына Капитал Менеджмент” Евгений Ким. — Чтобы выявить причины неэффективности финансового или обычного менеджмента надо снять несколько слоев проблем, и самой компании это сделать непросто. Фонд помогает произвести финансовый инжиниринг, другими словами, повысить эффективность работы финансового блока, что позволяет любому бизнесу «задышать полной грудью».

Евгений Ким отмечает, что «Казына Капитал Менеджмент», будучи инвестором фондов прямых инвестиций, внимательно отслеживает сегмент private equity на других рынках. «Например, в России этот сектор уже заявил о своей эффективности: компании в сфере ИТ, ретейловских сетях получили существенный толчок в развитии благодаря ФПИ. Учитывая схожесть наших рынков, можно утверждать, что фонды могут стать источником капитала и для казахстанских компаний», — считает Евгений Ким.

Как правило, фонды, ориентированные на МСБ, предоставляют инвестиции от 2 млн долларов, а крупные фонды — от 30 млн долларов и выше на каждый проект сроком от 3 до 5 лет. Предлагая сотрудничество, фонд рассчитывает на активное участие в управлении компанией, разработке дальнейшей стратегии развития. Обычно процент покупки компании составляет до 50%, ведь фонд не заинтересован в приобретении контрольного пакета.

«Наш фонд рассматривает проекты с горизонтом 3—7 лет. Это долгосрочные проекты и зависят от множества факторов, — рассказывает директор фонда Falah Growth Fund Алтай Маманбаев. — Во-первых, от жизненного цикла фонда. Нужно понимать, что фонд не является стратегическим отраслевым инвестором, работающим в отрасли несколько десятилетий. Во-вторых, от специфики проекта — стадии развития, отрасли, наличия экспертизы. В-третьих, от качества менеджмента и стратегии выхода из проекта, где инвесторы предпочитают максимизировать доходность или снизить потенциальные потери.

При этом надо отметить, что способы выхода из проекта фонды используют разные. В первую очередь здесь можно назвать покупку доли фонда другим стратегическим инвестором или же действующим бизнесом. Поскольку для бизнеса важно понимать, что будет с компанией после ухода фонда, вопросы выхода обговариваются в процессе заключения сделки.

Скоростной бизнес-лифт

Выгодные финансовые условия — не единственное, что дает бизнесу сотрудничество с ФПИ.

Акционерные деньги — лишь «входной билет» к возможностям, которые предоставляет работа с фондом. Так как ФПИ заинтересован в качественном росте бизнеса, он старается улучшить всю бизнес-цепочку: от разработки новой бизнес-стратегии, маркетингового плана и экспертизы качества менеджмента до отладки финансового учета, поиска (если требуется) новых рынков сбыта, контроля качества производства.

По словам Алтая Маманбаева, капитал ФПИ может быть интересен казахстанскому бизнесу следующими функциями. Организацией и укреплением действующей структуры корпоративного управления, поддержкой в развитии — модернизацией и расширением производства, построением гармоничной и сфокусированной стратегии развития с постановкой ключевых показателей деятельности — зачастую бизнес не разделяет текущие и стратегические задачи. Постоянным мониторингом деятельности, сравнением с отраслевыми конкурентами — как правило, бизнес редко инициирует обратную связь в целях изучения собственной эффективности, не стремится изучить плюсы и минусы конкурентов, а больше надеется на свою исключительность.

Эксперты констатируют, что большинство собственников имеет слабые знания в методике оценки бизнеса, поэтому их оценка в основном строится на эмоциях. Также ФПИ могут быть интересны использованием лучших мировых практик, для чего фонды специально привлекают отраслевых экспертов и ключевых руководителей: когда бизнес пробует себя на новом рынке, потребность в отраслевых специалистах или менеджерах проекта возрастает и не всегда таковых можно найти на местном рынке. Имея за плечами практический опыт взаимодействия с другими бизнесами, фонд выступает квалифицированным консультантом. И качество его услуг благодаря практическому опыту работы во многих отраслях и производствах очень высокое.

Для бизнеса экспертиза и опыт фонда имеют значение. Новые технологии и качество менеджмента повышают конкурентоспособность компании. К тому же рост бизнеса происходит более быстро. Неторопливое и поступательное развитие меняется на вертикальный взлет. За несколько лет работы с фондом бизнес решает задачи, на выполнение которых самостоятельно у него ушли бы годы. Хочется также отметить: мировая практика показывает, что в кризисные периоды компании, в которых участвуют ФПИ, более устойчивы к колебаниям на рынке. В частности, многие мировые бренды, такие как Apple и Compaq, в свое время выросли благодаря взаимодействию с ФПИ. Кроме частного сектора ФПИ оказывают большое влияние на макроэкономику. Механизм инвестиций обеспечивает стране приток иностранного капитала, поскольку многие фонды созданы с иностранным участием, а также технологий и кадров. Например, в капитале некоторых ФПИ с участием «Казына Капитал Менеджмент», активное участие принимает ЕБРР — ведущий международный финансовый институт. Инвесторы подобного уровня — своеобразная гарантия качества ФПИ, характеризующая стоимость средств и компетенцию фонда.

Привлекательный, но пока неоцененный

Несмотря на то что ФПИ — известный и популярный инструмент, в Казахстане индустрия фондов прямых инвестиций только развивается. Это связано с тем, что бизнес слабо знаком с возможностью этих альтернативных долговому капиталу денег, и с тем, что слабое качество самого бизнеса, неготовность менеджмента компаний работать прозрачно и делиться значимой информацией с внешними инвесторами не стимулируют ФПИ входить в капитал.

По словам Талгата Кукенова, фондам интересны быстрорастущие компании с сильным менеджментом, прозрачными финансовыми потоками, работающие в перспективном сегменте рынка с возможностью продажи стратегическому инвестору через 3—5 лет. Однако многие владельцы бизнеса слабо представляют себе свое будущее, работают лишь на текущую прибыль. Проблема в том, что зачастую предприниматели переоценивают текущую стоимость бизнеса, основываясь на интуиции, собственных расчетах и прочих субъективных факторах. Проблема справедливой оценки бизнеса — достаточно серьезная, заметно влияет на количество сделок и требует заинтересованности обеих сторон. Тем не менее перспективы ФПИ в Казахстане значительны. Бизнес заинтересован в «умных деньгах», в технологиях и развитии и готов качественно расти.

«По моим ощущениям многие компании и предприниматели все еще скептически относятся к такому инструменту и не понимают, что может дать ФПИ кроме денег. Причина непонимания, скорей всего, в отсутствии информации о фондах, — отмечает Евгений Ким. — Надеюсь, что интерес повысится, когда поспеют примеры, как в конкретной компании увеличилась выручка, качественно улучшилась стратегия, выправился финансовый менеджмент. Таких историй должно быть несколько. Тогда предприниматели смогут уже внимательнее присмотреться к фондам и их возможностям».

К настоящему времени инвестиционная стратегия более чем 40 ФПИ включает Казахстан как один из целевых регионов, но активно работают не более трети от этого количества. Следует отметить, что наиболее активные игроки — это фонды, созданные при участии государственного капитала. Объем их инвестиций в экономику страны должен составить не менее 1 млрд долларов. В отличие от фондов со стопроцентным частным капиталом, эти фонды более капитализированы, имеют возможность привлекать внешнее фондирование. Учитывая, что многие фонды уже сформировали портфели проектов, через год-два можно ожидать первых результатов, от которых и будет зависеть будущее казахстанских private equity.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом