Место силы

Сначала продвигать, потом продавать — подход казахстанского производителя площадок для воркаута

Место силы

Около 150 тыс. человек каждый месяц отжимаются и подтягиваются на воркаутных площадках Kenguru Kazakhstan. Производитель, поставив новую площадку, подсчитывает, сколько людей там начинает заниматься. Только в день открытия через тренировочную зону на «Горельнике» прошли около 800 человек, при этом одновременно тренировались 150. В Парке президента в Алматы площадку ежедневно посещает примерно тысяча человек. Уличные тренировочные комплексы для street workout появляются не только в Астане и Алматы, но и в регионах: в этом году компания Kenguru Kazakhstan уже изготовила и поставила оборудование для площадок более чем в 20 городах республики.

Тренировки на улице

Основатель компании Kenguru Kazakhstan Данил Рамин выглядит как спортсмен-профи в силовых видах, однако до производства воркаут-оборудования по бизнесу со спортом связан не был. Занимался ресторанными проектами — «Синий FunToMass», «Мартини Терраса», «Сплетни», но три года назад решил продвигать в Казахстане тему воркаута и создал производственную компанию.

Здесь стоит сразу сделать небольшое отступление. Чем отличается современная тренировочная площадка, как раз такая, которую мы привыкли называть воркаутной, от турников и брусьев, что есть почти в каждом дворе? Кроме, безусловно, значительно более эстетичного вида, интересной схемы и многообразия элементов — способом соединения металлических труб. Вместо сварки на современных тренировочных площадках в качестве узла соединения используются хомуты.

Аргументировать необходимость замены давно установленных турников-брусьев и популяризировать такое направление, как воркаут, стало для Данила Рамина первоочередной задачей. Мало произвести воркаутное оборудование, нужно доказать необходимость установки такой площадки. «Мы сразу столкнулись с тем, что люди не понимают разницы между турником и безопасным турником. Если я предлагаю турник за 180 тысяч тенге, а его можно сварить за 12 тысяч, да еще и сверху накинуть, то сразу возникает вопрос — за что платить? С 2014 по 2015 год мы встретились практически со всеми акимами Казахстана, показывали и предлагали наше оборудование, рассказывали о безопасности турника, о том, что сварочный шов практически не имеет эластичности и почти не держит вертикальное давление. В результате есть много примеров, как все это отлетает при динамической нагрузке», — вспоминает Данил Рамин. Помимо объяснений — что это за площадки и почему столько стоят — Рамин провел несколько десятков семинаров в школах и вузах с темами «Турник и я», «Тренируйся в любом дворе». Стучались везде — в департаменты молодежной политики и спорткомитеты. Поставили за это время десятка три площадок. Одну купили в российской компании Kenguru Pro — получилось дороговато для казахстанского рынка, остальные произвели сами под брендом RunOut Fitness (у этих площадок квадратные трубы и квадратные хомуты).

Вложенные в продвижение усилия себя оправдали — в 2015 году новый аким Алматы Бауыржан Байбек увидел работу Рамина в Парке первого президента и предложил ему проект с Банком Астаны, который планировал установку воркаутных площадок неподалеку от своих новых отделений.

Как только стало понятно, что общественность и власти идею воркаута поняли и приняли, а производителя-популяризатора ждет активное развитие, Данил Рамин еще раз встретился с россиянином Максимом Поповым (основатель Kenguru Pro) и основателем World Street Workout and Calisthenics Federation Маришем Слезиншем из Риги. Втроем они договорились развивать бренд Kenguru, каждый на своем рынке, не забираясь на чужую территорию. В результате Слезинш работает на Европу, Максим Попов — на Россию и, например, США. Данилу Рамину для развития — практически вся Азия. Используя единую систему хомутирования (хомут запатентован, имеет европейский сертификат качества TUV и производится на российском заводе из высокопрочных сплавов), в остальном производители независимы друг от друга. Хотя, безусловно, регулярно встречаются, общаются и делятся секретами успеха — например, как подписать контракт на установку площадок с Coca-Cola. В мировом масштабе Kenguru сейчас самый крупный производитель оборудования для воркаута.

Железно

Для производства воркаут-оборудования Kenguru Kazakhstan пришлось поискать отечественных поставщиков круглой трубы. Предлагали трубы в основном условно круглые — швом наружу, хомут на такую уже не поставишь, он лопается при затягивании. Но, говорит Данил Рамин, «нашли, делают хорошую трубу для нас». Были проблемы и с болтами-шестигранниками, которыми хомуты затягиваются. «Мы брали черные болты-шестигранники, но они ржавели, и при этом один короткий болт стоил 45 тенге, а длинный — 65 тенге», — рассказывает собеседник. Когда объемы производства начали расти, оказалось, что купить необходимое количество даже таких болтов невозможно, их просто нигде нет. Коллеги по бренду рекомендовали использовать болты из нержавеющей стали, причем стоимость этих болтов в России в пересчете на казахстанские тенге оказалась меньше в несколько раз — около 7 тенге за короткий и 12 за длинный. Тогда, вспоминает Рамин, он заодно сравнил и цены на трубу — и опять был удивлен. Если казахстанская труба обходится ему в 245–250 тысяч тенге за тонну, то стоимость российской — 160 тысяч тенге. Тем не менее стоимость оборудования Kenguru в Казахстане пока самая низкая. «У меня площадки дешевле, чем в России, на 47 процентов, в РФ дешевле, чем в Европе, на 42 процента», — говорит основатель Kenguru Kazakhstan.

В месяц на заводе Kenguru Kazakhstan режут по 20 тонн трубы, и такие объемы производства позволяют компании предлагать на казахстанском рынке воркаутные площадки, весьма конкурентные по цене. За качество отечественный производитель бьется, но особенно удручает то, что страдает оно не на стадии производства, а на стадии доставки. После механической обработки и покраски специальной полиэфирной краской в высокотемпературной камере труба выглядит идеально. При этом, несмотря на дополнительную упаковку каждой трубы и транспортировку их в специальных ящиках, без царапин, а то и более существенных повреждений комплекты для площадок до места не довозят. Данил Рамин приводит совсем свежий пример — как везли 3,7 тонны оборудования для площадки в 820 квадратных метров в Аягузе: «Вот мы грузим три ящика по полторы тонны. При погрузке говорим доставщикам: не распаковывать ящики. Привезти на место, снимать карой. Нет кары — вызывайте кран. До приезда монтажной группы не трогайте ящики. Что на практике? Приехали — ящиков нет. Куда дели? Не смогли снять, поэтому разобрали. И навалили в старый “ЗИЛ”, как металлолом. А это было оборудование специально упакованное, чтобы защитить его от повреждений».

Вектор движения

Площадки Kenguru Kazakhstan стоят в Парке президента и рядом с резиденциями в Алматы и Астане, в Назарбаев Университете, на Медео и Чимбулаке. Такой подход себя оправдал — бренд на слуху, качество на виду. Рассказывают, что временами тем, кто занимается благоустройством какой-либо территории, даже указания сверху приходят: «Ты там не абы что, а Kenguru поставь — чтобы стыдно не было». «Откатов не даю, — жестко отвечает на вопрос о протекциях Рамин. — Я сразу сказал: если оборудование хорошее, у меня его и так будут брать». Более того, добавляет он, если компания ставит площадку в каком-либо городе, то с большой вероятностью возвращается туда через месяц-другой со следующей. Потому что власти и бизнес видят — на воркаутных площадках всегда народ, и это хороший вариант социальных инвестиций.

Фактически фронт-офис Kenguru Kazakhstan — это сам Данил Рамин, один менеджер и дизайнер. «Я хотел большой офис и нанял несколько продажников, — делится организационной схемой владелец компании. — Это узкая ниша, их задача была предлагать компаниям или через какие-то бюджеты на благотворительность, или через фонды ставить воркаутные площадки. В том числе рассказать компаниям, какие они получат преференции, как можно сыграть на налогах, как получить хорошее место для площадки в городе, где вся земля поделена; тут есть определенные законодательные тонкости. Менеджеры по продажам с этой работой не справились, пришлось переключить ее на себя». Результатом стало сокращение персонала до минимума и отказ от большого офиса — он не пригодился. Это никак не повлияло на объемы продаж — рынок воркаутных площадок Рамин уже раскачал, название компании на слуху. Продажи оборудования Kenguru Kazakhstan ежегодно растут на 50%.

В Kenguru Kazakhstan предполагают, что через 4–5 лет рынок республики воркаутными площадками будет насыщен, и уже сейчас ищут возможности для развития. Например, начали производство параворкаутных площадок. Хотя в этом начинании много личного — в 2007 году Рамин с другом разбились на мотоциклах. Травмы друга оказались серьезными, и он сел в инвалидную коляску. А потом оказалось, что до турника на воркаутной площадке он с коляски дотянуться не может. «Таких, как мой друг, на колясках — много. Мы стали делать для этих ребят обрудование. С этого года на площадке в обязательном порядке ставим один комплекс для параворкаута для людей с ограниченными возможностями — они должны заниматься».

В ближайших планах Данила Рамина — вывести продукцию Kenguru на турецкий рынок, организовав там еще одно производство. Создать на казахстанском рынке новую компанию по производству воркаут-оборудования, она возьмет на себя мелкие заказы для площадок площадью до 140 кв. метров. Качество будет идентичным Kenguru Kazakhstan, правда, хомуты небрендированные, поскольку монтаж оборудования уйдет в зону ответственности покупателя. Зато цена на такой набор «сделай сам» предполагается процентов на 40% ниже, для своих домов и придомовых территорий это должно стать выгодным вариантом.

С тренажерами для дома Рамин не спешит, поскольку хомутирование для домашнего турника — дорогое удовольствие. Хотя сама идея ему интересна, он даже устраивал конкурс для студентов КазГАСА. Предлагал создать оригинальный тренажер, который включает в себя три составляющих — турник, тренажер для пресса и брусья, состоит из восьми деталей и укладывается в коробку определенного размера. Первую тройку победителей ждал призовой фонд, а лидера еще и воплощение идеи в прототип. В случае коммерческого успеха 20% — компании, которая такие тренажеры будет производить, и возможность назвать новинку своим именем. Правда, в студентах Рамин разочаровался, максимум, что они смогли, — скопировать идеи из интернета.

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Сказка о неразменном тенге

В Казахстане растет спрос на кредитные карты через пять лет после начала их массового выпуска

Казахстанский бизнес

Спортивный азарт

Букмекерские конторы в РК предлагают удалить от клиентов

Тема недели

Якоря и планктон

Львиную долю капзатрат аккумулируют крупные индустриальные проекты: по итогам 2016 года на 10 из 127 проектов пришлось 80%

Казахстан

Модернизация или советизация?

На наших глазах складывается пропагандистское общение: обращаются не к личности собеседника, а к обобщенному образу аудитории