Поддержать несырьевой экспорт

Объем государственных расходов на стимулирование несырьевого экспорта увеличится до 1% ВВП

Поддержать несырьевой экспорт

Утвержденная кабмином в середине августа 2017‑го «Национальная экспортная стртегия РК на 2018–2022 годы» сохраняет архитектуру финансовой поддержки несырьевых экспортеров, которая была сформирована во время первой и второй индустриализации. Авторы документа указывают на недостаточный объем финансовой поддержки наших экспортеров: если в 2015‑м отношение объема выделенных госсредств на поддержку экспорта к ВВП в развитых Канаде и Германии составили 5,3% и 1,4% соответственно, в развивающимся Китае — 4,4%, в нефтедобывающей Норвегии — 1,1%, то в Казахстане — всего 0,23%.

Чтобы достичь цели стратегии, которая состоит в увеличении объема обработанного экспорта в полтора раза в 2022 году по сравнению с 2015‑м, планируется довести отношение объема выделенных госсредств на поддержку экспорта к ВВП до 1%. Это, в свою очередь, позволит Банку развития Казахстана (БРК), ставшему в последние три года ключевым институтом развития по стимулированию несырьевого экспорта, увеличить объем предэкспортного финансирования, а также снизить ставку по экспортному финансированию.

40% дохода

Современную архитектуру поддержки несырьевых экспортеров сформировали госпрограммы первой и второй индустриализации. Она состоит из двух блоков: финансовая поддержка, которую оказывают институты развития АО «Банк Развития Казахстана», АО «Экспортная страховая компания «KazakhExport» (КЕ), АО «Фонд развития предпринимательства «Даму» («Даму») — все они являются дочерними организациями Нацхолдинга «Байтерек», и сервисная поддержка от Национальной компании KazakhInvest (KI).

В арсенале КЕ три продукта прямой поддержки экспортеров (страхование кредита, предэкспортное кредитование, страхование авансов) и четыре продукта для банка-партнера экспортера (экспортное торговое финансирование, страхование займов, страхование финансового лизинга и банковской платежной гарантии). С 2013‑го и по итогам семи месяцев текущего года КЕ принял страховые обязательства на сумму 69,3 млрд тенге и предоставил предэкспортное финансирование в размере 3,1 млрд тенге.

Предэкспортное финансирование — кредитование экспортера на пополнение оборотных средств для производства экспортной продукции — предоставляет также БРК. Правительство РК в 2015 году, когда нефтяные котировки резко пикировали, приняло программу «Нұрлы жол» с пакетом антикризисных мер, куда вошла поддержка отечественных экспортеров через льготные предэкспортное и экспортное финансирование. Оператором был назначен БРК.

Предэкспортное финансирование от БРК, как показал опыт трех последних лет, оказался ключевым среди антикризисных мер, направленных на поддержку экспортеров отечественной продукции. Этот инструмент позволяет экспортеру закрывать кассовые разрывы, образовавшиеся в результате поставки товара, за который оплата еще не поступила, а также предоставлять покупателю-импортеру более удобные условия оплаты, что является одним из основных факторов успешного продвижения отечественного товара на новые рынки сбыта. Производство является непрерывным процессом, требующим ежедневных затрат, поэтому компании, в особенности экспортеры, у которых имеются кассовые разрывы, нуждаются в таком льготном фондировании.

Так, БРК и его «дочка» «БРК-Лизинг» по состоянию на 30 июня 2017 года профинансировал предэкспортные операции 13 отечественных предприятий на общую сумму 160 млрд тенге (в 2015‑м — 53,7 млрд тенге, в 2016‑м — 63,4 млрд тенге, за первое полугодие 2017‑го — 42,9 млрд тенге). По оценке БРК, экспортная выручка всех компаний, получивших льготное финансирование, составила 234 млрд тенге. Другими словами, один вложенный тенге принес 46 тиын прибыли. Следующий показатель социально-экономического эффекта от предэкспортного финансирования — 15,6 млрд тенге выплаченных налогов.

Чтобы БРК смог предоставить предэкспортное финансирование на льготных условиях, было выделено три транша из Нацфонда РК в сумме 65 млрд тенге. Когда эти деньги были освоены, БРК дополнительно привлек 30 млрд тенге за счет выпуска облигаций. Привлеченный капитал позволил институту развития продолжить предэкспортное финансирование, но уже в рамках собственной программы. В целом за три года банком и его дочерней организацией «БРК-Лизинг» были профинансированы сделки на поставки такой продукции, как трансформаторы и подстанции, титановые слитки и сплавы, металлический цинк, желтый фосфор, стальные изделия, тепловозы, растительные масла и продукты его переработки.

Экспортное финансирование — второй льготный инструмент, который был запущен БРК в рамках программы «Нұрлы жол». Инструмент подразумевает кредитование импортера для покупки продукции отечественного производителя. Он не стал популярным (лишь один проект — кредитование «Азербайджанских железных дорог» на покупку магистральных тепловозов от «Локомотив ҚұрастыруЗауыты»), поскольку ставка оказалась неконкурентной по сравнению с аналогичным инструментом у зарубежных фининститутов.

«Даму» стимулирует экспорт небольших компаний. Фонд субсидирует экспортоориентированным предприятиям процентную ставку по кредитам БВУ, выданным на пополнение оборотки или на инвестиционные цели. Субсидируемая часть достигает 7%. С начала реализации «Дорожной карты бизнеса 2020» было поддержано 312 кредитных контрактов, общая сумма которых составила 397,8 млрд тенге. По этим проектам выплачено 23,3 млрд тенге субсидий.

Вторым блоком в архитектуре поддержки несырьевого экспорта является сервисный. Оператор — Национальная компания KazakhInvest. К сервисным мерам относятся проведение за рубежом торговых миссий и профильных выставок. На сегодня организовано 57 торговых миссий казахстанского бизнеса в более чем 20 странах с участием 600 отечественных товаропроизводителей, проведено 95 рекламно-презентационных мероприятий, 248 компаний участвовали в 150 зарубежных выставках. KI помимо этого обучает начинающих экспортеров тонкостям внешнеэкономической деятельности, а также готовит бесплатную аналитическую информацию: выпущено 90 страновых обзоров и более 130 бриф-анализов привлекательных рынков сбыта. У KI действует программа по возмещению половины расходов по продвижению отечественной обработанной продукции (по данным Нацкомпании, на сегодня 189 экспортеров возместили свои затраты на сумму 1,3 млрд тенге).

То, что мешает

Авторы «Национальной экспортной стратегии РК на 2018–2022 годы» признают, что отечественные компании обрабатывающей промышленности уступают зарубежным конкурентам, поскольку технологический промышленный уклад РК невысок. Достаточно привести расчеты «Эксперта Казахстан», которые показывают, что товары верхних переделов составили 27,3% от всего несырьевого экспорта РК в 2016‑м. Это означает, что страна не экспортирует большое количество сложных продуктов со сравнительными преимуществами.

Другое откровение разработчиков стратегии: расчетный коэффициент энергоемкости экономики Казахстана сопоставим с уровнем стран Африки. Иными словами, в Казахстане чрезмерно высокий уровень энергоемкости экономики. Обработанный экспорт РК не растет, поскольку в РК низкая производительность труда. В прошлом году на один человеко-час было произведено ВВП по паритету покупательской способности на сумму 28 тыс. долларов, что в 2–2,5 раза меньше, чем в развитых странах. Следующее серьезное препятствие, мешающее росту несырьевого экспорта, высокий моральный износ основных фондов (средний показатель в 2016 году составил 37,1%).

К ключевым барьерам, которые увеличивают транзакционные издержки отечественных экспортеров, тем самым препятствуя росту несырьевого экспорта, названы отсутствие единой институционной среды, проблемы эффективности финансовых и нефинансовых мер, несовершенство таможенных процедур и неразвитость транспортно-логистических услуг, несоответствие казахстанской продукции международным стандартам.

1% ВВП

КПД финансовых инструментов снижает забюрократизированность (сложность корпоративных процедур), а также отсутствие мотивации администраторов в получении конечного результата, считают авторы стратегии.

БРК, чтобы решить эту проблему, в 2016 году провел анализ бизнес-процессов, по результатам которого упростил систему рассмотрения и выдачи займа. Ранее Банк рассматривал кредитную заявку в два этапа: индикативный анализ, для которого заявитель предоставлял около 20 документов, и экспертиза БРК, которая требовала подготовки в том числе внешних экспертиз проекта,— технической, юридической и оценки залога.

Сегодня процедура рассмотрения кредитной заявки состоит из трех этапов. На первом этапе от заявителя требуется всего четыре документа, а заявка рассматривается в течение неделе (время сократилось в два раза). Если компания подходит под требования Банка, начинается второй этап, на котором заявка рассматривается более подробно, изучаются бизнес-план и финансовое состояние компании. По итогам второго этапа предоставляются индикативные (предварительные) условия финансирования, а это уже почти стопроцентная гарантия, что проект будет одобрен. Свои бизнес-процедуры упростил и КЕ — другой ключевой институт развития в стимулировании несырьевого экспорта.

Если институты развития самостоятельно справляются с улучшением своих процедур, то удешевить стоимость кредитных ресурсов без помощи правительства РК не получится. Высокая ставка по сравнению с теми, что предлагают зарубежные агентства по продвижению экспорта своим предприятиям,— проблема, упомянутая в «Национальной экспортной стратегии РК на 2018–2022 годы». «Отечественные экспортеры проигрывают в конкурентной борьбе за экспортные рынки в значительной степени потому, что не могут предоставить иностранным покупателям своей продукции тех привлекательных кредитных условий, которые могут обеспечить иностранные конкуренты. В настоящее время процентные ставки по экспортным кредитам KazakhExport достигают 9 и более процентов годовых в долларах»,— пишут в «Национальной экспортной стратегии на 2018–2022 годы». Как правило, ставки институтов развития стран-участников ВТО колеблются в пределах 4%.

По словам старшего банкира Дирекции по работе с клиентами БРК Владимира Ли, в настоящее время казахстанские компании активизировались в запросах по предоставлению условий экспортного финансирования покупателям-импортерам отечественной продукции. «Банк, стимулируя несырьевой экспорт РК, больше концентрировался на предэкспортном финансировании местного предприятия, это менее рискованно, поскольку заемщики являются резидентами Казахстана, мы знаем их статус и место в экономике, имеем единое правовое поле. Сейчас же есть необходимость развивать экспортное финансирование, то есть кредитование импортера на приобретение отечественной продукции»,— говорит г-н Ли.

По его словам, зачастую многие страны и зарубежные национальные компании, объявляя тендер на ту или иную продукцию, одновременно запрашивают у потенциального поставщика информацию о том, какие условия финансирования он в силах предоставить. «Это очень проблемный вопрос, поскольку, когда в тендере участвует китайская компания, наша ставка по экспортному финансированию оказывается неконкурентной. Важнейший для нас вопрос — привлечение капитала с дешевой ставкой вознаграждения, чтобы казахстанские поставщики могли конкурировать на новых рынках сбыта»,— подчеркивает Владимир Ли. У Банка наработана схема прямого торгового финансирования, но проблема в снижении ставки не решена.

Этому препятствует недостаток госрасходов на поддержку несырьевого сектора. Так, отношение объема выделенных госсредств РК на поддержку экспорта к ВВП в 2015 году составило 0,23%. Для сравнения: аналогичный показатель в том же 2015‑м в Канаде составил 5,3%, в Китае — 4,4%, Турции — 1,7%, Германии — 1,4%, Норвегии — 1,1%. Авторы «Национальной экспортной стратегии» признают это и предлагают увеличить госрасходы на продвижение экспорта товаров и услуг до 1% ВВП. Причем 15% этих средств должны пойти на продвижение сырьевых товаров аграрного сектора, на обработанную промежуточную продукцию — 35%, а оставшаяся часть — на обработанные готовые товары.

Если объем государственных средств, нацеленных на стимулирование экспорта, увеличится как задумано, тогда БРК и КЕ — ключевые институты развития несырьевого экспорта страны — смогут обеспечить отечественные предприятия удешевленным пакетом финансовой поддержки.

Статьи по теме:
Тема недели

Игра в один шлагбаум

После ухода Атамбаева риторика Бишкека в отношении Астаны смягчится. Вести торговую войну с Казахстаном Кыргызстан не в состоянии

Повестка дня

Коротко

Повестка дня

Спецвыпуск

Капитал всему голова

Регулятор прописал банкам очистку портфелей, но живыми в итоге этого «лечения» останутся не все

Люди и события

Аффинаж и молодежь

Почему толковые молодые управленцы для трансформирующегося фонда “Самрук-Казына” оказались на вес золота?