Пока не спасем, но хотя бы спишем

Редакционная статья

Пока не спасем, но хотя бы спишем

«Списание как спасение» — характерный заголовок к статьям о последних по времени планах спасения Греции и евро. Речь в них идет о согласии европейских банков, держателей греческого долга, списать 100 млрд евро из 210 млрд задолженности страны перед частными фининститутами.

Иногда списание, или, иначе говоря, прощение долга — единственный способ избавиться от безнадежных займов. Само название говорит о том, что надежды на их возврат нет. Если бы мировые кредитные учреждения, существующие сто и более лет, пережившие немало кризисов и экономических спадов, не списывали долги, что было бы с их портфелем? У казахстанских банков в разряд безнадежных в 2010 году перешла третья часть портфеля, на сегодня доля ниже — 20% от кредитов. Балласт, который приходится тащить на балансе. Нужно займы списывать, но банки до сих пор не могли на это решиться из-за особенностей налогообложения. Мало того, что они не получают своих денег, так еще и приходится платить подоходный налог за снижение суммы провизий. Банки считать умеют, и лишние расходы им ни к чему. Но и от кредитов, которые уже не приносят доходов, а лишь убытки, избавляться нужно. Списание потихоньку идет, но пока не принимает больших масштабов. Примечательно, что наиболее решительны и последовательны в этом деле иностранные банки и банки, прошедшие реструктуризацию. Остальные игроки вообще осторожны с оценкой своих портфелей. На нежелание казахстанских банков признавать потери по кредитному портфелю всегда обращали внимание рейтинговые агентства.

Летом этого года рынок дождался поправок в Налоговый кодекс, теперь можно списывать безнадежные кредиты и не включать провизии в доходы. Предвосхищая любые манипуляции с налогами, Национальный банк в своем проекте правил списания займов сузил само понятие безнадежного кредита и ограничил долю списания, а также срок действия послаблений двумя годами — одиннадцатым и двенадцатым, причем один из них уже на исходе. Постановление о введении правил пока еще не принято и обсуждается рынком, вполне возможно, игроки все же добьются каких-то послаблений. Важно другое. Пожалуй, это первая, пусть небольшая, но реальная мера, стимулирующая очищение ссудных портфелей из масштабного плана спасения сразу двух сегментов экономики — средних и крупных несырьевых предприятий и банков.

Несмотря на улучшения, происходящие в экономике, о чем говорят цифры роста ВВП, кредитный портфель продолжает ухудшаться. Не стоит этому удивляться: все же рост экономики в первую очередь обеспечивает сырьевой сектор, вернее сказать, высокие цены на нефть и металлы. Но как раз нефтянка обычно не нуждается в кредитовании местных фининститутов. Поэтому улучшение конъюнктуры на мировом рынке как-то не влияет на состояние наших банков, ведь они кредитовали строительство и торговлю, то есть неторгуемые, потребительские сектора, а также несырьевые предприятия. Первая отрасль лежит на боку, когда встанет, сказать никто не может. Торговля в последнее время вроде ожила. А вот многие компании реального сектора продолжают испытывать трудности.

Правительство еще весной приняло программу оздоровления конкурентоспособных предприятий. Если бы они встали на ноги, могли бы погасить свои долги перед банками, тем более в документе предусмотрен ряд мер по улучшению финансового состояния компаний, в том числе списание части долга банками, конвертация долга в капитал с последующей продажей акций стратегическому инвестору и так далее. Но пока все это на бумаге. Тем временем риски просрочек по кредитам нарастают: мир может накрыть вторая волна кризиса, а его проводником в Казахстан станут мировые рынки сырья. В таком случае возможна очередная девальвация тенге, что ухудшит шансы погасить валютные долги, как это уже было в 2009 году. Поэтому логично, что правительство все же пошло на уступки банкам, разрешив не платить налоги с возвращенных провизий при списании займов.