Город дает силу

Урбанизация — важнейший фактор роста экономики страны, о котором незаслуженно забыли

Город дает силу

Ануар Буранбаев, партнер консалтинговой компании Center for research and consulting (CRC), считает урбанизацию неизбежным для Казахстана процессом. Если игнорировать урбанизацию, тем более противодействовать ей, то мы рискуем столкнуться с проблемами ложной урбанизации, когда вокруг города возникают неблагоустроенные районы, каким раньше был «Шанырак» в Алматы. В таких районах депрессивная экономическая обстановка, относительно высок уровень преступности. Чтобы избежать фавелизации (отдельные примеры чего уже наблюдаются), нужно начать готовить крупные города РК к переезду туда новых горожан.

Власть городам

— В чем значение города для экономического развития?

— Города на протяжении столетий играли ключевую роль в развитии экономики. Тот самый модерн появился благодаря городам-государствам прибрежной и северно-западной Европы. В Венеции и Флоренции, в отличие от европейских монархий средневековья, не было абсолютного правителя, который препятствовал бы торговле. Это, а также расширение границ товарообмена городской купеческой кастой сделали процветающие города-государства торговыми и финансовыми узлами. В них развивалась культура и разрабатывались инновационные для своего времени финансовые инструменты.

В городах создавались новые формы социальной организации. Преобразование союза купеческих гильдий в Ганзейский союз, куда входили почти 300 торговых городов северо-западной Европы, сделало возможном появление Магдебургского права, освобождавшего горожан от феодальных повинностей. Расцвет Европы случился во многом благодаря подъему и процветанию городов, поскольку концентрация людей в одной точке создает рынок, повышает производительность труда и углубляет специализацию. Значение города возросло с промышленной революцией конца XVIII века, поскольку индустрия требует концентрации капитала, людей и знаний. А это, повторюсь, может дать только город.

После Второй мировой войны только четырем странам удалось преодолеть эффект колеи и попасть в число развитых стран — Японии, Южной Корее, Тайваню и Финляндии. И здесь не обошлось без влияния города — экономический рост этих стран сопровождался кратным увеличением горожан.

— Какие качественные изменения, связанные с урбанизацией, протекают сегодня?

— Сейчас происходит интересный процесс перехода экономической власти от национальных государств к крупным городам. Результаты исследований на эту тему прогнозируют количественные и качественные изменения. Вот некоторые выводы: согласно прогнозу ООН, к 2050 году глобальный уровень урбанизации достигнет 66 процентов, тогда как сейчас 54 процента, мировое городское население увеличится на 2,5 миллиарда человек.

Сегодня главным двигателем урбанизации являются развивающиеся страны. Во-первых, доля горожан в развитых странах высокая. Во-вторых, развивающиеся страны переходят к отраслям, напрямую не связанным с аграрным сектором, к тем сферам экономики, которые требуют концентрации людей и капитала. ООН прогнозирует, что урбанизация в странах с доходом выше среднего достигнет 80 процентов. Казахстан, напомню, по методологии ООН — в числе стран с доходом выше среднего.

Прогнозы ООН, отражающие качественные изменения в будущем, говорят, что уже к 2030 году более 50 процентов мирового населения будет проживать в городах с численностью свыше 500 тысяч человек. Ожидается не только миграция селян в города, но переезд из небольших городов в крупные. Следует сказать, что в Казахстане городов с населением более 500 тысяч человек всего четыре — Алматы, Астана, Шымкент и Караганда. Согласно тому же прогнозу, в мире в городах с населением 300 тысяч к 2030 году будут жить меньше 40 процентов. Казахстан, уверяю вас, не останется в стороне, эти процессы затронут и нас.

Гигаурбанизация

— Какие факты подтверждают, что экономическая власть переходит к глобальным городам?

— Ожидается, что конкурентоспособность любой страны мира будет определять наличие глобальных городов, так называемых мегаполисов, мегалополисов и гигаполисов. Уже сегодня в глобальных городах сосредоточено огромное количество людей — в 2012 году совокупное население агломераций глобальных городов составило более 760 миллионов человек.

Особенность наиболее развитых регионов Соединенных Штатов в том, что там сформировались мегалополисы. Самые известные из них Босваш (Бостон–Вашингтон) и Сансан (Сан-Франциско–Сан-Диего) и район Великих озер. В Босваше расположены четверть американских промышленных предприятий, Северная Калифорния — часть Сансана, знаменитая Кремниевой долиной, а в Сан-Диего сосредоточены лучшие технологичные компании в сфере медицины, биотеха и электронной промышленности.

Госпрограммы, отвечающие за развитие регионов, недооценивают эффекты интеграционных проектов, в которых участвует Казахстан: ЕАЭС и «Один пояс и один путь»

По пути формирования мегалополисов и гигаполисов идут наиболее амбициозные развивающиеся страны. Самый яркий пример — Китай. В районе дельты реки Янцзы Шанхай, Нанкин и Ханчжоу и еще два десятка городов поменьше образовали гигаполис с населением более 100 миллионов человек. Его еще называют «золотой треугольник», эта территория создает пятую часть ВВП Поднебесной. Благодаря системе скоростных поездов в любую точку «золотого треугольника» возможно попасть за 1–2 часа, столько времени тратит житель Московской агломерации, чтобы доехать до работы. И если вернуться к тезису, что экономическая власть переходит к мегаполисам, то следует привести выводы McKinsey — сегодня 600 глобальных городов генерируют 60 процентов прироста мирового ВВП, к 2025 году их доля увеличится до 65 процентов.

Экономическая сложность и город

— Складывается впечатление, что людей следует переселить в город и ждать экономического процветания, ведь концентрация людей и капитала сделает свое дело.

— Следуя логическим принципам, можно сказать, что все развитые страны имеют высокий уровень урбанизации, но не все урбанизированные страны — развитые. Уровень урбанизации более 75 процентов у 24 стран из первой тридцатки наиболее конкурентоспособных государств, согласно Глобальному индексу конкурентоспособности Всемирного экономического форума (ГИК ВЭФ). Все страны Организации экономического сотрудничества и развития (OECD), куда входят наиболее развитые страны, имеют долю городского населения выше 60 процентов, за исключением Словакии и Словении. Почему важно сопоставлять Казахстан с тридцаткой конкурентоспособных государств и странами-членами OECD? Вхождение в тридцатку — долгосрочная цель Казахстана, у стран-членов OECD мы перенимаем опыт их реформ.

Заблуждение думать, что урбанизация — некая волшебная панацея. Единственного чудесного рецепта для решения всех проблем не бывает. Урбанизация — необходимое, но недостаточное условие для успешного развития. К теме урбанизации я пришел, когда изучал успешные примеры странового развития и связанные с этим процессы индустриализации, повышения экономической сложности и развития социального капитала. И обнаружил явную связь между урбанизацией и экономической сложностью, а также ростом социального капитала.

Для меня важнейшим индикатором долгосрочной конкурентоспособности страны и устойчивости ее экономики является индекс экономической сложности. Это целостная мера для производственных характеристик больших экономических систем, она применима и для целых стран. Индекс экономической сложности отражает знания и компетенции, накопленные населением страны и сетями, которые они формируют, и отражает структуру промышленности страны. Он отражает способность страны создавать и экспортировать технологически сложные продукты с конкурентным преимуществом.

Так вот, 27 стран — лидеров по сложности производственного процесса — входят в тридцатку по ГИК ВЭФ. Это та самая заветная тридцатка, куда мы стремимся. Экономическая сложность влияет на развитие человеческого капитала, поскольку такие общества создают высокую добавленную стоимость, а значит, больше зарабатывают. Высокие доходы позволяют стране, чтобы ее молодые люди дольше обучались. Раз они дольше учатся, то постигают более сложные явления, их когнитивные способности выше.

Если взять страны с высокой экономической сложностью (индекс ECI) и посмотреть на уровень их урбанизации, то получается, что у большинства доля городского населения за 70 процентов. Среди них Япония, Швеция, Франция, Дания, Голландия и так далее.

— Перечисленные государства — страны с высокой плотностью населения на небольшой территории, которым не грозит обезлюживание, как Казахстану.

— Наш центр анализировал страны, сопоставимые по плотности населения с Казахстаном. В числе стран с высоким индексом экономической сложности Австралия и Канада, у которых плотность населения меньше, чем у нас, в два раза. Невысокая плотность у Финляндии, Новой Зеландии, Норвегии и Саудовской Аравии — стран с высокой экономической сложностью. Более того, мы отметили любопытный тренд — чем меньше плотность населения в развитой стране, тем больше доля горожан. Развитые страны с невысокой плотностью стремятся концентрировать людей в городах.

Другой аргумент противников урбанизации Казахстана — мы намерены стать сельскохозяйственной державой, которая накормит мир, поэтому нужно много людей на селе, они разовьют аграрный сектор. Анализ экспортеров пшеницы и продуктов из нее, а это главные экспортные позиции Казахстана, показывает, что лидерами являются страны с высокой долей городского населения. В их число входят Канада с 82 процентами урбанизации, США (82 процента), Австралия (89 процентов) и Франция (80 процентов), а это страны с высокой экономической сложностью.

Казахстан развивает животноводство, чтобы занять достойное место среди экспортеров охлажденной говядины. Здесь опять же высокий уровень урбанизации присущ экспортерам свежей и охлажденной говядины — США, Австралия и Голландия (урбанизация составляет 90 процентов). Значительную долю в мировом экспорте замороженной говядины контролируют страны с высокой урбанизацией — Австралия, Бразилия (уровень урбанизации — 86 процентов), США, Новая Зеландия (86 процентов) и Уругвай (95 процентов).

Следует вывод, что конкурентоспособность в производстве сельскохозяйственного сырья совсем не требует огромного количества сельских жителей. И это верно, поскольку высокая производительность труда в сельском хозяйстве неизбежно выталкивает людей в города. А если в селе много людей, то это удешевляет труд, что препятствует приходу туда технологий — фермеру выгоднее мало заплатить рабочему, чем закупать дорогую технику. С другой стороны, крупной индустриальной ферме по производству говядины легче гарантировать стандарт, чем хозяйству, которое выращивает скот дедовским способом. Именно технологии гарантируют стандарт, а качество определяется соответствием продукции стандартам. Если говядина не соответствует стандартам, то ее невозможно экспортировать.

Молодые и креативные предпочитают комфорт

— Кабмин в начале года заявлял о том, что необходимо развивать экспорт услуг. Как связан экспорт услуг и процесс урбанизации?

— Сопоставив данные по экспорту услуг и по уровню урбанизации основных экспортеров услуг, можно наблюдать следующую картину: страны с высокой долей городского населения — главные экспортеры услуг. Здесь важно понимать, каких услуг. У нас, на мой субъективный взгляд, не совсем правильно оценивают то, какие услуги приносят наибольшую экспортную выручку. Расхожее мнение, что туризм приносит наибольшую выручку, но анализ данных опровергает этот тезис. В мире самые крупные сектора услуг, приносящие наибольшую выручку, — это логистика, профессиональные и административные услуги и креативные индустрии. Доля сервиса в общем объеме экспорта в США составляет 29,8 процента, в Сингапуре — 20,8 процента, в Японии — 18,7 процента, в Южной Корее — 15,5 процента. Показательно, что самый низкий уровень урбанизации среди перечисленных стран у Южной Кореи — 82,5 процента.

Во многом это объясняется усилением специализации и изменениями в цепочках добавленной стоимости, когда внутренние функционалы или сервисы производственных компаний передаются в аутсорсинг и становятся самостоятельными бизнесами, а также появлением новейших бизнес-моделей, базирующихся на платформах. С этой точки зрения экспорт услуг — один из индикаторов высокой конкурентоспособности страны. Анализ ожидаемо показывает, что лидеры в экспорте услуг имеют высокую экономическую сложность и уровень урбанизации.

Маршалловы экстерналии, агломерационный эффект объясняют то, почему урбанизированные страны — одни из самых инновационных. Для нас важно посмотреть на связь между урбанизацией и инновационностью, поскольку Казахстан стремится в клуб тридцати самых конкурентоспособных, а без «разрушительного созидания», как это назвал Йозеф Шумпетер, этого не получится. Так вот, у первой десятки инновационных стран средняя доля горожан составляет 82 процента.

Фундамент инноваций — качественное среднее и высшее образование, лучшие исследовательские центры и венчурные фонды. Таланты, которые созидают инновации, требовательны к комфорту и стремятся туда, где им удобно жить. А высокое качество жизни предоставляют лишь большие города, где, во-первых, идет обмен знаниями (маршалловы экстерналии), во-вторых, комфортно отдыхать. Индекс человеческого капитала, который рассчитывает ООН, наиболее высок у урбанизированных стран.

Урбанизация не ждет

— Если процесс переселения людей в крупные города в Казахстане неизбежен, то какой риск сопровождает этот процесс?

— Урбанизация неизбежна, поскольку людям свойственно искать лучшей жизни. Если до 2008 года в Казахстане шел процесс деурбанизации за счет эмиграции городского населения, то уже десять лет подряд ежегодный прирост городского населения составляет почти один процент. Урбанизация — объективный эволюционный процесс, который не зависит от наших желаний. Ключевое решение для любой страны — управлять этим процессом или пустить на самотек. Первое означает признать и использовать потенциал урбанизации либо противодействовать ей. Если госполитика направлена на противодействие или игнорирование, то проявляются эффекты ложной урбанизации: на окраинах больших городов, как показывает опыт Латинской Америки и Африки, появляются бедные неблагоустроенные районы.

— Сегодня казахстанское правительство, на ваш взгляд, стимулирует урбанизацию или противодействует ей?

— Идет осознание важности этого тренда. Когда мы говорим об урбанизации в Казахстане, следует не забывать важную вещь — внешние факторы, не зависящие от нас, но стимулирующие переезд в города. Четвертая промышленная революция, понимаемая как массовое внедрение киберфизических систем в производство, когда оборудование за счет соединения программных обеспечений и интернет-вещей становится «умнее». Индустрия 4.0, о которой заговорили в Казахстане в начале этого года, неизбежно уменьшит потребность в рабочих руках на промышленных объектах. Точное земледелие и роботизация сельского хозяйства в среднесрочной перспективе начнут выдавливать людей из села.

— Правительство ищет новые драйверы роста, поскольку старые — ставка на экспорт углеводородов и металлов — не работают как прежде. Сильные города могут стать новыми точками роста экономики РК, но, к сожалению, в долгосрочном периоде. Не станет ли препятствием развитию урбанизации желание правительства сейчас же найти быстрые драйверы роста?

— Суть государственных стратегий и программ — концентрация ресурсов. Если государство признает переселение людей из села, из малых городов в крупные, тогда ресурсы будут направлены на подготовку этих городов к приему внутренних мигрантов. А это означает строительство жилья, коммунальной и социальной инфраструктуры — больниц, школ и детсадов. Строительство новых объектов означает рост инвестиций, создание дополнительных рабочих мест и стимулирование производителей строительных материалов. Зачем тратить деньги на развитие инфраструктуры там, откуда люди сегодня уезжают? Достаточно поддерживать их в работоспособном состоянии, но сконцентрироваться на тех точках, куда люди стремятся, готовя эти города к приему новых горожан.

Можно сомневаться, что переехавшие в город люди смогут найти работу. Это основная причина того, почему не стимулируется переезд в крупные города. Но заблуждение считать, что государство может создать огромное количество рабочих мест. Их создают сами люди. Нужно не мешать людям переезжать в город, среди них найдутся предприимчивые и активные, которые создадут микро- и малый бизнес и наймут других.

Одно из заблуждений, подчеркиваю, это мое субъективное мнение, что можно развивать микро- и малый бизнес в малых и моногородах, чтобы он стал их экономической основой. Разделяемое в обществе мнение: достаточно предоставить дешевые кредиты в малых городах, чтобы предпринимательство на местах расцвело. Этого не случится, поскольку главный фактор роста бизнеса, в особенности микро- и малого, — наличие рынка. А необходимый для развития микро- и малого бизнеса рынок может возникнуть только в крупных городах.

Достаточно сравнить концентрацию компаний в сфере розничной торговли, сервиса и персональных услуг и широту предоставляемого ими ассортимента товаров и услуг в крупных и малых городах. Причем на уровне правительства идет понимание проблем с результатами программ поддержки моногородов. В Темиртау 28 июля прошло республиканское совещание по проблемам моногородов. На нем отметили, что меры по диверсификации экономики моногородов не сняли вопрос зависимости от градообразующих предприятий, поскольку якорные проекты не загружены полностью или простаивают, или не могут найти рынки сбыта.

Города-конкуренты

— Смогут ли сильные города, в случае возникновения их в Казахстане, стать драйверами экономического роста?

— Сильные города способны стать новыми точками роста. Но здесь существует важный нюанс. Госпрограммы, отвечающие за развитие регионов, недооценивают эффекты интеграционных проектов, в которых участвует Казахстан: ЕАЭС и «Один пояс и один путь». Взять, к примеру, Уральск. Его торговые связи с Самарско-Тольяттинской агломерацией гораздо больше и глубже, чем с ближайшей Актюбинской агломерацией. По одной простой причине — в Самарско-Тольяттинской агломерации живет от 2,3 до 2,7 миллиона человек.

Если взглянуть на ситуацию с точки зрения модели «центр—периферия», которая, к слову, работает очень жестко, то вырисовывается любопытная картина. Поскольку в Уральске проживает в восемь раз меньше людей, чем в Самарско-Тольяттинской агломерации, то наш город — периферия, а российский — центр. А поскольку в Самаре выше экономическая сложность, больше возможностей для предпринимателей, то неизбежно туда будут перетекать лучшие таланты Уральска.

Если Узбекистан вступит в ЕАЭС, тогда Шымкент, население которого с учетом агломерации составляет 1,4 миллиона человек, окажется периферией по отношению к Ташкенту. Просто потому, что ташкентская агломерация больше шымкентской в 4,5 раза. Ни для кого не секрет, что в Шымкенте много узбекских предпринимателей, вносящих весомый вклад в развитие местной экономики. Если правительству Узбекистана удастся создать лучшие условия для бизнеса в Ташкенте, то денежные и человеческие ресурсы уйдут туда. «Один пояс и один путь» в будущем может оказать существенное влияние на Алматинскую агломерацию.

Понятно, что мы не можем тягаться с нашими соседями по количеству людей. Поэтому мы должны обеспечить высокое качество жизни в крупных казахстанских городах, сделать так, чтобы люди из Самарско-Тольяттинской агломерации предпочли работать в Уральске, потому что здесь лучший инвестклимат и качество жизни. В таком случае наши города станут новыми точками роста экономики.

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Сказка о неразменном тенге

В Казахстане растет спрос на кредитные карты через пять лет после начала их массового выпуска

Казахстанский бизнес

Спортивный азарт

Букмекерские конторы в РК предлагают удалить от клиентов

Тема недели

Якоря и планктон

Львиную долю капзатрат аккумулируют крупные индустриальные проекты: по итогам 2016 года на 10 из 127 проектов пришлось 80%

Казахстан

Модернизация или советизация?

На наших глазах складывается пропагандистское общение: обращаются не к личности собеседника, а к обобщенному образу аудитории