Аппетит приходит в кризис

Рост потребительского спроса сопровождается увеличением кредитной нагрузки для населения

Аппетит приходит в кризис

На фоне снижения реальной заработной платы у населения Казахстана выросли расходы. Этот рост прежде всего можно связать с инфляцией — чем выше цены, тем больше мы тратим на стандартный объем товаров и услуг.

Прямую связь этих двух явлений — рост цен и соответственное увеличение расходов — мы наблюдали в 2015 году, когда из-за девальвации тенге существенно подорожали импорт и импортные составляющие для отечественного производства. Но, как можно видеть на графиках 1 и 2, расходы, особенно на потребление, росли и при более низком уровне инфляции в 2016 году.

В динамике затрат в немалой степени прослеживаются сезонные циклы: максимальный рост приходится на конец года, то есть на новогодние праздники.

По данным Банка Хоум Кредит, специализирующегося на потребительском кредитовании, спрос на займы растет начиная с середины октября и достигает своего пика в декабре. Но в целом объем расходов населения растет по экспоненте (график 3), только в 2015 году статистика зафиксировала некоторое замедление темпов роста.

Как мы уже отметили, реальная среднемесячная зарплата снижается начиная с 2015 года, хотя темпы прироста номинальной зарплаты в 2016 году ускорились. И тут начинается самое интересное: желание покупать растет, несмотря на падение реальных доходов.

С барахолок — в магазины

Об этом свидетельствует индекс физического объема (ИФО) розничной торговли: она вышла из глубокого пике 2015‑го — начала 2016 года и, несмотря на некоторое замедление в отдельные периоды, с декабря прошлого года ее динамика оставалась в положительной зоне вплоть до июня (график 4).

Комитет по статистике ежеквартально проводит опросы предпринимателей, работающих в различных отраслях, и на основании ответов респондентов выводит индекс предпринимательской уверенности (ИПУ), характеризующий деловую активность. В IV квартале прошлого года, несмотря на рост товарооборота, настроение предпринимателей упало до минимума: ИПУ составил 18%, но большинство опрошенных ожидали улучшения ситуации в отрасли.

В начале нынешнего года вера в лучшее крепла, а ИПУ вырос в I квартале на 6 процентных пунктов и составил 12%, во II квартале поднялся до 1%. За последние три года положительное значение индекса на уровне 1% было зафиксировано во II квартале 2015 года. О растущей уверенности бизнеса в будущем говорит и рост капитальных вложений в отрасли: в 2016 году — на 5,1%, в первом полугодии 2017‑го к тому же периоду предыдущего года — на 3,7%.

Провальным для торговли стал 2015 год: объем розничного товарооборота упал на 0,4%. «Основной причиной снижения явилось падение объемов розничной реализации товаров торгующими предприятиями на 3%», — говорится в кратком обзоре экономики Национального банка РК (НБК). В 2016 году розничный товарооборот вырос на 0,9% за счет увеличения объемов торговли торгующими предприятиями на 3,4%, объемы реализации товаров индивидуальными предпринимателями уменьшились на 2,9%, объясняют в НБК.

Акцент на каналах продаж не случаен. Доля торгующих предприятий (ТП) в объеме реализации товаров в 2016 году составила 53,85, ИП, соответственно, — 46,2%. Снижение доли индивидуальных предпринимателей наблюдается все последние годы. Например, в 2010‑м на ИП приходилось более половины товарооборота. Из общего тренда выбивается 2015 год, когда по сравнению с предыдущим годом доля ИП увеличилась с 44,9% до 47,7%. Рост инфляции и падение реальных доходов в связи с ослаблением тенге вернули людей на рынки, в магазины «у дома» и на вещевые рынки; покупали самое необходимое, отложив приобретение более дорогих товаров длительного пользования на неопределенное время.

В прошлом году и с начала нынешнего доля торгующих предприятий вновь стала расти и по итогам шести месяцев 2017 года превысила 57%. Несмотря на то, что количество ТП в несколько раз меньше числа ИП, объем выручки за первое полугодие у них больше примерно на 600 млрд тенге.

В кризис для населения характерна сберегательная модель поведения, желание тратить должно свидетельствовать об обратном, то есть улучшении ситуации в экономике. Но сумма вкладов физических лиц не снижается, а растет. Если на начало января прошлого года объем депозитов населения составлял чуть более 7 трлн тенге, и даже при пиковых значениях курса доллара к тенге в феврале 2016‑го — ниже 7 трлн, то на 1 июля — 7,7 трлн тенге. Люди не спешат распечатывать кубышки и, скорее всего, тратят наличные.

В последнее легко поверить, если ознакомиться с результатами опросов населения по инфляционным ожиданиям, которые ежемесячно публикует НБК. Более 70% опрошенных оценивают свой доход на уровне среднемесячной зарплаты (100–150 тыс. тенге), почти 80% назвали основным источником дохода зарплату. У 80% населения нет сбережений, эта цифра остается неизменной на протяжении всего времени проведения опросов, то есть с января 2016 года. Такой же доле респондентов за последнее время не удалось отложить какую-либо сумму, цифра также остается примерно на одном уровне.

И все же наступает время покупать. Вернемся к данным НБК. В июле 2017 года по сравнению с январем 2016 года на вопрос, как изменилось материальное положение вашей семьи, увеличилось число ответов «осталось без изменений и улучшилось», меньше респондентов ответили на этот вопрос «ухудшилось». Больше опрошенных оценили нынешний период как время, хорошее для крупных покупок. Это мнение подтверждает оживление торговли, которое можно связать с различными программами розничного кредитования банков и МФО, а также сервисов онлайн-кредитования, которые не сегодня, так завтра будут конкурировать с традиционными кредитными организациями. Другое объяснение роста платежеспособного покупательского спроса при снижении реальных доходов населения сложно найти.

Банк идет в магазин

График 6 показывает изменение суммы «потребов» с нарастающим итогом: во втором квартале 2017 года мы видим резкий рост объема. Помесячный расклад также говорит об увеличении выданных займов в этот же период (график 7).

Потребительское кредитование развивается в направлении увеличения финансовой доступности. При продвижении кредитного продукта для розничного клиента на первое место выходит информация о скорости и простоте оформления. В начале 2010‑х банки пошли с предложением экспресс-кредитов в магазины бытовой и электронной техники, а также мебели, сегодня к ним прибавились точки продаж гаджетов, смартфонов. «Купи здесь и сейчас» — актуальный слоган для шопоголиков. «Кредитование идет туда, где оно фактически нужно, где кредит востребован, — говорит директор по развитию бизнеса Первого кредитного бюро Асем Нургалиева. — Многие покупки можно назвать эмоциональными: например, появилась новая модель телефона, которую хочется сразу купить, и есть финансовые организации, готовые предоставить деньги».

Кредитный портфель Банка Хоум Кредит, по информации руководителя службы по связям с общественностью Ирины Шейкиной, за первое полугодие 2017 года вырос на 13%. Рост объема потребительских займов произошел во всех сегментах розничного кредитования. «По итогам семи месяцев года лидирует оформление кредитных договоров на аудио- и видеоаппаратуру, увеличившись по сравнению с 2016 годом в два раза. Большой популярностью пользуются коммуникационные гаджеты: прирост относительно июля 2016‑го составил 98,3 процента, а также бытовая техника — рост на 93 процента», — делится статистикой банка г-жа Шейкина.

У клиентов других банков похожие запросы. «Среди покупок в кредит традиционно лидируют смартфоны, которые составляют примерно половину от общего числа покупок. Далее в рейтинге популярных товаров следуют холодильники и телевизоры. Также есть и сезонные лидеры покупок. К примеру, в летнее время возрастает спрос на кондиционеры. Если говорить о динамике продаж, то два года назад люди чаще приобретали в кредит мебель и телевизоры, а в этом году чаще покупают пылесосы и морозильные камеры», — рассказали нам в пресс-службе Kaspi bank.

Kaspi bank пошел дальше своих коллег в поддержке покупательского спроса: он готов финансировать не только покупку так называемых товаров длительного пользования, но и одежды, обуви, парфюмерии, спорттоваров. Банк предлагает покупки в рассрочку на сумму от 50 тыс. до 150 тыс. на три месяца с выплатой долга тремя равными траншами. По данным пресс-службы банка, участниками программы на сегодняшний день было совершено более 850 тыс. покупок в рассрочку.

Злой дядя на страже

Вместе с ИФО торговли и суммой расходов растет и долговая нагрузка населения. По данным ПКБ, совокупная сумма ссудной задолженности в рознице за первое полугодие 2017 года достигла 4,8 трлн тенге, увеличившись за I квартал на 4% к результатам первых трех месяцев текущего года.

Все большую популярность приобретают кредитные карты. В первом полугодии БВУ выпустили 160 тыс. карт, что вдвое превышает показатель предыдущего года. Если за весь 2016 год посредством карт было выдано 39 млрд тенге, то за первые шесть месяцев текущего — уже 38 млрд тенге. Аналитики ПКБ прогнозируют дальнейший рост рынка на фоне повышающегося предложения и спроса со стороны потребителей, несмотря на относительно низкую маркетинговую активность банков в этом сегменте. Всего портфель кредитных карт (остатки по карте) в Казахстане составляет около 45,2 млрд тенге, а количество действующих карт превысило 410 тыс. штук.

Количество кредитов в расчете на одного заемщика увеличилось с 1,4 на начало 2016 года до 1,5 по итогам I квартала 2017‑го. По данным ПКБ, количество займов прирастает быстрее, чем число уникальных заемщиков. Это означает, что, заняв у банка один раз деньги на покупку, клиенты вынужденно или добровольно начинают вести «жизнь в кредит». Как рассказала сотрудница одного из банков, многие клиенты, купив в кредит товары к Новому году, после праздников идут за новой ссудой, потому что нужно погашать долги.

Кредитные организации любят давать портрет своего клиента. К примеру, клиент сервиса альтернативного кредитования Solva, по словам управляющего директора Алины Дзоекаевой, семейный мужчина 35 лет, менеджер, имеет недвижимость и зарплату на уровне 450 тыс. тенге. По данным ПКБ, большая часть клиентов банков — это молодые люди от 23 до 30 лет. Это можно понять и по потребительским запросам и динамике объема кредитов на приобретение гаджетов и смартфонов. Именно молодежь совершает эмоциональные покупки. Если пожилые и люди среднего возраста взвешивают свои возможности по выплате долга, то молодые берут кредиты не думая, эмоционально. «Не знают меры, как дети», — так охарактеризовала это состояние Асем Нургалиева.

Но меру знают, во всяком случае, обязаны знать и соблюдать кредитные организации. Действует регуляторная норма: коэффициент долговой нагрузки заемщика не должен превышать 50% его ежемесячного дохода. Иначе увеличивается риск-взвешивание по займу.

ПКБ каждый месяц рассчитывает индекс кредитного здоровья. В июне он вырос и составил 68% — доля хороших заемщиков увеличилась с 65,5% до 67,5%, но и доля находящихся в дефолте подросла — с 19,2% до 19,7%. По статистике НБК, удельный вес просроченных «потребов» в общей задолженности снизился с 19% в январе 2017 года до 15,5% в июне.

Потребляем, но не свое?

Потребительский спрос считается главным драйвером роста экономики. Существует масса индикаторов, характеризующих рынок потребления. К сожалению, на сайте комитета по статистике МНЭ РК мы не нашли индекса потребительских настроений, который в России, например, рассчитывается с 1993 года. Конечно, есть данные, связанные с этой сферой: динамика среднемесячной зарплаты, доходов и расходов домохозяйств, перечни товарных групп. Если прибавить к ним результаты обследования НБК по инфляционным ожиданиям, можно делать какие-то выводы относительно потребительского спроса. Но нет единого индекса потребительской уверенности, или потребительского доверия, или потребительских настроений, как в других странах. В Казахстане комитет по статистике рассчитывал индекс ощущения потребителей, а также индексы желания покупать и экономического климата. Но в последний раз эти индексы публиковались в 2013 году.

Может быть, дело в том, что в Казахстане потребительский спрос не может служить мерилом развития внутренней экономики, потому что велика доля импортных товаров на потребительском рынке, ограничен потенциал внутреннего производства потребительских товаров, за исключением пищевки?

В разные годы драйвером роста у нас были нефтегазовая и другие добывающие отрасли, а также строительный сектор промышленности. После кризиса 2008 года правительство определяет, какой сектор экономики нуждается в помощи, и находит инструменты поддержки. Главным из них остается субсидирование кредитов приоритетным отраслям и предприятиям.

Только в последние годы власти обратили внимание на зависимость развития экономики (или отдельных ее секторов) от потребительского спроса. В качестве инструмента поддержки внутреннего потребления было также выбрано субсидирование займов. В 2015 году принята программа льготного автокредитования на покупку автомобилей отечественной сборки. Теперь пытаются оживить спрос на рынке недвижимости: программа «Нурлы жер» содержит грандиозные планы жилищного строительства. Но если люди не смогут купить жилье, то этот проект будет провален. В мае этого года стартовала программа субсидирования ставок по ипотечным кредитам. Конечный заемщик получит заем под 10% годовых.

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Сказка о неразменном тенге

В Казахстане растет спрос на кредитные карты через пять лет после начала их массового выпуска

Казахстанский бизнес

Спортивный азарт

Букмекерские конторы в РК предлагают удалить от клиентов

Тема недели

Якоря и планктон

Львиную долю капзатрат аккумулируют крупные индустриальные проекты: по итогам 2016 года на 10 из 127 проектов пришлось 80%

Казахстан

Модернизация или советизация?

На наших глазах складывается пропагандистское общение: обращаются не к личности собеседника, а к обобщенному образу аудитории