Четвертая промышленная

Внедрение элементов Индустрии 4.0 позволит казахстанским компаниям повысить производительность и безопасность труда, уверены в КИРИ

Промышленный интернет, или Индустрия 4.0 — новый тренд мировой промышленности. Распространение цифровых технологий, новых материалов, сенсоров и программного обеспечения, позволяющего создавать на базе разных промышленных систем единую инфокоммуникационную систему, может существенно повысить производительность и сократить риски отдельных предприятий и целых индустрий.

Централизованным развитием направления в нашей стране с этого года занимается правительство в лице Министерства по инвестициям и развитию (МИР), отвечающего в кабмине за промышленность. В течение этого года министерство должно подготовить и защитить комплекс мер по технологическому перевооружению до 2025 года, включающего элементы Четвертой промышленной революции. Первым действием было решено провести диагностику казахстанских промышленных компаний, чтобы выявить уровень готовности к внедрению элементов индустрии четвертого поколения.

Исследование предприятий и разработка комплекса мер доверены главному think-tank в сфере промышленности — Казахстанскому институту развития индустрии (КИРИ). В беседе с «Экспертом Казахстан» заместитель председателя правления КИРИ Сабит Суханов объясняет, почему бизнесу будет интересно внедрять элементы Индустрии 4.0.

Ответственные за стратегию

— Задача внедрения элементов Индустрии 4.0 в казахстанскую промышленность была поставлена перед правительством президентом РК Нурсултаном Назарбаевым в последнем послании. Какова зона ответственности КИРИ?

— По итогам послания вышел документ, утвержденный президентским указом «Общенациональный план по реализации мероприятий послания», где ответственным государственным органом было назначено Министерство по инвестициям и развитию (МИР) РК с соисполнителями — министерствами энергетики и сельского хозяйства, Министерством национальной экономики и по согласованию с Нацпалатой предпринимателей.

Что касается именно КИРИ, являясь ключевым институтом развития по индустриальной политике и дочерней организацией МИР, мы стали оператором разработки комплекса мер по технологическому перевооружению до 2025 года. Как вы знаете, мы готовили программы индустриализации на 2010–2014‑й и 2015–2019‑й, и у нас накоплена определенная компетенция в области индустриальной политики. Мы должны разработать долгосрочное видение на десятилетний период по внедрению элементов Индустрии 4.0, поставить соответствующие цели, определить задачи на государственном уровне, которые нужно решать, определить, какие системные меры для развития, господдержки Индустрии 4.0 важны в первую очередь.

— На какие этапы разбита ваша работа?

— Первый этап — подготовительный, который с начала года — с февраля по март — был реализован. Были решены технические вопросы для разработки этой программы, начиная с финансирования проекта, привлечения высококвалифицированных иностранных партнеров. Второй этап — проведение исследований и анализ, в ходе которого мы получим представление, каков уровень готовности отечественных компаний к Индустрии 4.0. На третьем этапе мы обобщим результаты исследований, представим сложившуюся в промышленности РК картину и выработаем меры поддержки. Сейчас мы находимся на втором этапе. В рамках второго этапа мы совместно с международными партнерами разработали методологию, сейчас идет анкетирование и интервьюирование предприятий в соответствии с этой методологией.

— С кем вы сотрудничаете в этом направлении?

— У нас три ключевых партнера. Первый — немецкое Общество Фраунгофера. Германия является бенчмарком вообще для многих стран в мире по развитию обрабатывающего сектора, по уровню автоматизации и цифровизации. В 2011‑м там впервые на государственном уровне приняли концепцию Индустрии 4.0, а Общество Фраунгофера было соавтором концепции. Фраунгофер — это 69 прикладных институтов, которые работают по самым разным направлениям: робототехника, цифровые технологии, промышленная автоматизация, химические технологии, лазерные технологии. С Фраунгофером был подписан соответствующий меморандум о стратегическом сотрудничестве и договор на исследование обрабатывающих предприятий — диагностику посредством проведения глубинных интервью.

Исследований на предмет внедрения Индустрии 4.0 ранее не было, мы делаем это первые

Второй партнер — Шведский совет по торговле и инвестициям Business Sweden. Этот выбор обусловлен тем, что в Швеции высокоразвитый сектор добычи металлических руд, они добились очень высоких показателей. Например, сегодня там функционируют самые производительные в мире подземные и открытые рудники, страна более чем на 50 процентов обеспечивает мировой экспорт оборудования для подземной добычи руды.

Их опыт и высокие компетенции крайне интересны нам с точки зрения государственной политики развития горнорудного сектора. Особенно интересна и важна та модель инновационного взаимодействия, которая сформировалась в Швеции: там создан горнодобывающий кластер, где в связке работают добывающие компании, университеты и поставщики технологий для недропользователей, наиболее известные из них — Atlas Copco, Sandvik, ABB, SKF, Scania, Volvo и другие. Цель кластера — разработка эффективных, безопасных, экологически чистых методов добычи.

Швеция очень активно идет к Индустрии 4.0 в добыче: они хотят поднять производительность труда в горнодобывающем секторе до 2030 года на 30 процентов, на столько же снизить производственный травматизм и повысить энергоэффективность. Business Sweden совместно со своими партнерами проведет оценку состояния и готовности нашего горнорудного сектора к переходу к Индустрии 4.0 и, соответственно, представит свои предложения по развитию.

И третий наш партнер — известная финская компания Nokia. Компания является одним из мировых лидеров по производству всей линейки передового инфокоммуникационного оборудования, необходимого для Индустрии 4.0, и в то же время она консультант правительств различных стран. К примеру, Nokia и ряд других компаний, например, Ericsson, совместно с южнокорейскими властями впервые запустят в коммерческую эксплуатацию сеть 5G в Южной Корее, которая будет доступна во время зимних Олимпийских игр 2018 года. С финской компанией мы сотрудничаем с целью получения рекомендаций по передовой инфраструктуре и технологиям, развивающимся в настоящее время в мире.

— Сколько у вас времени на всю работу?

— Первый этап занял два месяца — с февраля по март, второй — апрель-июль этого года. Третий займет август-сентябрь, затем обсуждение и принятие постановления правительства, включающего в себя комплекс мер, это должно произойти в декабре. Крайне сжатые сроки.

Из какой ты индустрии?

— Сейчас вы проводите анкетирование предприятий. Какова цель?

— В апреле немецкое Общество Фраунгофера разработало адаптированную к казахстанской промышленности методологию диагностики секторов на предмет готовности к Индустрии 4.0, которая помогает позиционировать различные предприятия по шкале Индустрии: 1.0, 2.0, 3.0 или 4.0. Нам важно получить данные по нескольким направлениям. Например, первое направление — это оценка уровня технологий, которые используются на предприятии: это просто сборочный конвейер либо это уже автоматизированное производство, либо это более сложный уровень — применяются автономные роботизированные производственные линии. Второе направление измеряет, как устроено само производство, уровень внутренней логистики, контроля качества на предприятии. И каждое из этих поднаправлений тоже оценивается по шкале индустрий: используются ручные операции или процесс автоматизирован, если автоматизирован, то насколько. Вопросы сквозные, рассчитаны на все отрасли производства.

— Сколько вопросов в анкете?

— Анкета состоит из 19 вопросов. Мы специально сделали анкету несложной для заполнения, чтобы в качестве ответа в большинстве случаев было бы достаточно отметить нужные поля галочкой. По прошлому опыту мы знаем, что заполнять анкету руководителям не так просто, как кажется — они загружены своей работой. Поэтому мы постарались найти баланс между достаточностью информации и простотой заполнения.

— Есть ли в анкетах вопросы по проблемам компаний?

— Один из вопросов предлагает представителям бизнеса обрисовать свои проблемы. Также они могут предложить рекомендации по развитию технологий Индустрии 4.0 на их предприятиях. Мы очень рассчитываем, что бизнес будет открыт в этом отношении и поможет идентифицировать все чувствительные барьеры.

— Насколько охотно идут на анкетирование и интервьюирование предприятия?

— Очень много позитивно настроенных предприятий, понимающих, для чего это нужно. Они охотно сотрудничают: звонят, задают уточняющие вопросы. Мы этому очень рады. Есть, конечно, предприятия, которым требуется время, им нужно напоминать об анкетах несколько раз. Но на текущий момент особых сложностей мы не видим.

— Такое исследование в Казахстане ранее проводилось?

— Исследований на предмет внедрения Индустрии 4.0 ранее не было, мы делаем это впервые.

Безопасность и прибыль

— Вы уже получили первые результаты. Можете поделиться ими? Какие отрасли находятся на переднем крае изменений?

— Сейчас это выясняется, работа будет завершена в текущем месяце. Пока у нас есть лишь предварительные данные, но и они указывают, что на переднем крае в промышленности нефтегазовый и горно-металлургический сектора. С чем это связано? Во-первых, они имеют большие обороты, у них масштабное производство, в них работает очень много людей, эти компании — экспортеры, и у них достаточно большая выручка. Мы посетили ряд рудников, открытых карьеров, подземных шахт — на многих из них уже действуют элементы Индустрии 4.0. Например, есть система позиционирования людей и техники и отслеживание в режиме онлайн-процессов на объекте — в карьере, шахте. Сразу понятно, куда какая техника идет, чем заняты люди, куда и какой объем руды транспортируется. Есть обогатительные фабрики, где полностью автоматизировано изготовление концентрата из руды. Применяемые на предприятиях системы сообщают операторам данные о параметрах производственного процесса, рисках повреждений и аварий. Это говорит об очень высоком уровне готовности к индустрии четвертого поколения, когда можно внедрять более совершенные IT-решения и более совершенную автоматизацию.

— Компании заинтересованы в этом?

— Да. Компании, внедрившие данные технологии, уже поняли, что это очень эффективно и выгодно. Под выгодой и эффективностью мы в данном случае понимаем рост доходов и повышение безопасности труда. Многие еще не дошли до более совершенных систем, таких как онлайн-мониторинг бизнес- и технологических процессов, но они уже внедрили ERP-систему, позволяющую эффективно управлять ресурсами предприятия, и это очень важно. Если говорить об обрабатывающем секторе, то и там уже можно видеть определенные начинания на пути к Индустрии 4.0. Например, ряд компаний сейчас устанавливает роботизированную сварку.

— Какой общий вывод можно сделать по промежуточным итогам диагностики?

— Немецкие эксперты по итогам глубинных интервью отметили широкий разброс предприятий с точки зрения их развитости. Например, у нас есть предприятия, где процессы на уровне XIX века, ручного труда, но есть и достаточно продвинутые, автоматизированные предприятия. Этот разброс, конечно, шире, чем в Германии. Это свидетельствует о фрагментированном развитии казахстанской промышленности.

Шведы в горнорудном секторе отмечают такую проблему, как разница в факторах затрат, в издержках производства, которая оказывает дестимулирующий эффект на внедрение элементов Индустрии 4.0. В Казахстане в разы дешевле чем в Европе рабочая сила, электроэнергия. У них велики издержки на охрану труда, экипировку. Если там дороговизна таких факторов, как труд и ресурс, толкает компании сокращать издержки за счет применения новых технологий, то у нас этот драйвер пока не работает.

Другие проблемы — недостаточное развитие собственных решений в области Индустрии 4.0. В Швеции, например, хорошая кооперация налажена между производителями оборудования, высшими учебными заведениями, исследовательскими центрами и добывающими компаниями Boliden, LKAB. Все это вкупе дает ощутимые результаты для добычи в виде роста доходов, улучшения безопасности труда на шведских рудниках.

В Казахстане недостаточно развиты собственные технологические компетенции, нет производителей продвинутого горно-шахтного оборудования, IT-компаний, предлагающих цифровые решения в этой сфере. Нашим компаниям приходится покупать импортные технологии, которые уже во всем мире себя доказали, но это немного сложнее и дороже для нас, чем если это были бы местные поставщики. Это один из барьеров.

Вечная тема — нехватка квалифицированных специалистов, особенно в сфере автоматизации и цифровизации. Нужны не просто инженеры, а инженеры c навыками работы с IT, а таких у нас единицы, но это основной ресурс для внедрения элементов Индустрии 4.0.

Мы ожидаем, что процесс подхватят сами компании, что зрелость технологий, выгода от них станут главными драйверами Индустрии 4.0 в Казахстане

Еще одна проблема — не все понимают, что такое Индустрия 4.0, какие возможности она открывает. Даже предприятия, которые внедряют ее элементы, не обладают панорамным видением. Правда, это проблема промышленников во многих странах, и правительства прилагают большие усилия к тому, чтобы объяснять рынку особенности индустрии четвертого поколения, важность ее внедрения и, собственно, какую выгоду это принесет. Поэтому одна из важнейших задач — донести до промышленников суть и все выгоды Индустрии 4.0.

Но Индустрия 4.0 несет не только прямую экономическую выгоду для конкретного бизнеса. Растет уровень безопасности труда — это для нас тоже очень актуально. На глаз сложно определить движение горной породы, состояние машин и механизмов на предприятии. Непросто обеспечить координацию действий рабочих в темных или шумных пространствах. В результате мы имеем множество смертельных случаев ежегодно. Благодаря применению сенсоров и автоматизированной техники можно значительно сократить количество смертельных случаев, снизить производственный травматизм. Хотя бы ради этого нужно начинать делать простейшие шаги, совершенствовать свои процессы.

Нас ждут цифровые фабрики

— Одна из целей диагностики и анкетирования — определение мер господдержки. Для бизнеса это, наверняка, самая интересная часть программы?

— Для чего мы изучаем готовность предприятий к внедрению элементов Индустрии 4.0? Чтобы приоритезировать меры господдержки. Простой пример. Нам необходимы новые стандарты, ориентированные на Индустрию 4.0, а их тысячи. Но из диагностики мы поймем, какие из них для наших компаний наиболее важны, какие мы должны принять в ближайшие два-три года.

Далее, мы должны понимать, какие кадры и в каком примерно объеме надо начинать готовить. Заниматься подготовкой широкого круга специалистов нерационально, нужно приоритезировать наиболее востребованные квалификации. Все это мы вложим в комплекс мер, которые будут приняты постановлением правительства.

— Что следует дальше, после принятия нового документа правительством?

— Первое — это практическая реализация мер, которые будут утверждены, второе — начало работы так называемых пилотных цифровых фабрик. Это, по сути, внедрение конкретных технологий Индустрии 4.0 на определенных предприятиях и превращение их в показательные объекты. На их примере будет видно, какие результаты приносит Индустрия 4.0. Нам важно, чтобы цифровые фабрики, помимо того, что получают экономический эффект, служили живым примером для других предприятий, чтобы туда могли приезжать другие промышленники, буквально потрогать все руками и перенять опыт.

Кроме того, цель пилотных проектов — выявить более точные проблемы, которые возникают в процессе внедрения этих технологий. Затем мы можем масштабировать решения уже на уровне страны, разрабатывать дополнительные меры поддержки, тем самым решать проблемы всей промышленности целиком. Например, на пилотном проекте мы натыкаемся на то, что нет какого-то стандарта, и понимаем, что это является барьером для многих отечественных предприятий. То есть установили проблему на конкретном пилотном проекте — решили задачу для всей промышленности. Также мы будем транслировать успешные кейсы на другие предприятия.

— Есть ли информация о том, какое количество пилотных фабрик будет, сколько предприятий и из каких секторов экономики? Когда начнется реализация этих проектов?

— Учитывая, что ресурсов не так много, чтобы запускать все пилотные проекты, мы ставим задачу реализовать не менее 7–10 «пилотов» в различных секторах промышленности в следующем году. Это будет умный рудник или месторождение в горнодобывающем или нефтегазовом секторе, умное производство или какой-то элемент Индустрии 4.0, например, по роботизации какой-либо линии.

— Сколько времени займет реализация этих проектов?

— Это будет зависеть от самого объекта. Но по опыту компаний, с которыми мы сотрудничаем, можно сказать, что внедрение может составить от 4–5 месяцев до 2–3 лет. Все зависит от сложности производственного процесса, от масштаба деятельности. Но мы не стремимся форсировать процесс. Для нас пилотные проекты важны в первую очередь как площадки для выявления барьеров, которые стоят на пути к технологиям промышленности четвертого поколения. Просветительскую роль «пилотов» мы также высоко оцениваем. Бизнес подготовит шоу-кейсы, то есть показательные примеры, чтобы на других предприятиях не просто слышали об этом, а могли приехать, все увидеть своими глазами и начать аналогичные проекты на своих производствах. А дальше мы ожидаем, что процесс подхватят сами компании, что зрелость технологий, выгода от них станут главными драйверами Индустрии 4.0 в Казахстане. Не технологии ради технологий, а именно ради выгоды. И, конечно, ради безопасности.

Статьи по теме:
Люди и события

Как старые медиа учатся дружить с новыми

В цифровую эру профессиональной журналистике приходится искать новую бизнес-модель, чтобы вновь заслужить доверие аудитории и получать прибыль

Казахстанский бизнес

Прорваться к полимерам

Потенциал индустрии производства и переработки полимеров в РК неплохой, но без выпуска собственного сырья реализовать его не получится

Тема недели

Узбекистан пореформенный

Ташкент приступил к экономическим реформам, призванным усилить частный бизнес. Казахстан от этого пока выигрывает, однако выигрыш не следует переоценивать

Спецвыпуск

В ожидании перемен

Точками роста для страховых компаний, скорее всего, станут инициативы регулятора