Внешнеторговый апгрейд

Дочерняя организация Национального управляющего холдинга «Байтерек» KazakhExport модернизировал пакет финуслуг по поддержке экспорта

Внешнеторговый апгрейд

В этом году KazakhExport (КЕ) улучшил свой арсенал по продвижению несырьевого экспорта, который бьет по нескольким целям одновременно. Это страхование экспортных операций от риска неуплаты, следующая мера — предэкспортное кредитование казахстанских компаний для выполнения контрактных обязательств, замыкает пакет основных инструментов торговое финансирование импортера, если он стеснен в денежных средствах. Арсенал поддержки несырьевого экспорта усилен также дополнительными инструментами — страхование займа, страхование гарантии для экспортеров услуг, страхование авансового платежа и проч. Сейчас рассматривается вопрос о субсидировании процентной ставки по торговому финансированию и госгарантиям по страховым обязательствам КЕ.

Падаем вместе

Экспортная выручка РК сокращается четвертый год подряд. Сгущает краски то, что 2016 год в десятилетней ретроспективе установил антирекорд — товаров за пределы страны вывезено всего на 36,8 млрд долларов. Другими словами, просадка в абсолютных величинах глубже показателя кризисного 2009‑го на 6,4 млрд долларов.

Значительно упал сырьевой экспорт. Если в 2012 году (тогда товарооборот РК достиг своего пика) необработанный экспорт составил 65,1 млрд долларов, то в прошлом — 23,9 млрд долларов, а это почти трехкратное падение. Если сравнить с 2015 годом, то сырьевой экспорт упал на четверть.

Главная причина этому — продолжающееся снижение нефтяных котировок. Среднегодовая цена на марку Brent в 2016 году составила 45,9 доллара за баррель, что меньше на 12,4% аналогичного показателя годом ранее. В результате выручка от поставок сырой нефти — главной экспортной позиции РК — сократилась чуть более чем на четверть, с 26,8 млрд долларов в 2015 году до 19,4 млрд долларов в 2016‑м.

Сегодня у KazakhExport три основных меры поддержки и несколько дополнительных продуктов

Природный газ — второй топовый сырьевой товар — также сдал позицию, выручка сократилась на 26,5%. Экономика, привязанная к вывозу углеводородов и металлов, жестко зависит от колебания мировых цен на commodity, которые формируются далеко за пределами страны.

Обработанный экспорт, который меньше зависит от ценовой конъюнктуры, но больше от конкурентоспособности самой продукции, упал не настолько драматично. В 2016 году обработанный экспорт, куда относят промежуточные товары и готовую продукцию (потребительские товары и средства производства), упал на 8,5%. Здесь отрицательный вклад в итоговый показатель сделали промежуточные товары, то есть продукция нижних переделов с минимальной добавленной стоимостью: нефтяные газы и желтый фосфор упали почти на треть, уран — чуть меньше чем на четверть. Наибольший рост из промежуточных товаров показал плоский прокат, экспорт которого вырос на скромные 8%.

В прошлом году экспорт готовой продукции — товаров средних и верхних переделов — в относительных величинах упал значительно, на 20%, но в абсолютных — срыв не столь резкий: 2,5 млрд долларов в 2015‑м против 2 млрд долларов в 2016 году. На фоне 41‑процентного сокращения вывоза нефтепродуктов — они относятся к потребительским товарам — неплохие результаты показал экспорт автомобилей, кондитерских изделий и шоколада, косметики и железнодорожных локомотивов.

Белые вороны

Несмотря на падение внешнего товарооборота РК, есть отдельные компании, которые увеличивают экспорт в кризис. Например, кондитерская фабрика «Баян Сулу» (Костанай), которой удается наращивать экспорт за счет расширения географии продаж. По словам Айман Мирзахметовой, директора по маркетингу и продажам «Баян Сулу», в этом помогает KazakhExport, который предоставляет инструмент поддержки — страхование экспортных кредитов. «Благодаря этому мы увеличиваем экспорт на 10–15 процентов ежегодно», — отмечает спикер. Компания сотрудничает с КЕ с 2011 года, об институте узнали со страниц СМИ и сразу обратились в КЕ. «Первоначально мы страховали экспортные кредиты для двух-трех покупателей, далее количество застрахованных экспортных кредитов значительно возросло», — говорит г-жа Мирзахметова.

Следующий успешный кейс — Alageum Group (AG) (Астана), холдинг, куда входит несколько предприятий по производству трансформаторов. Когда для холдинга казахстанский рынок стал тесным, он обратил внимание на соседние рынки. На стадии предварительных переговоров стало ясно, что заключить экспортный контракт осуществимо, но партнеры просили отсрочку платежа на 12 месяцев. Рисковать своими деньгами в AG не решились, поэтому в 2014 году, когда возникла перспектива экспорта трансформаторов в Афганистан, холдинг обратился в KE, чтобы застраховать контракт от риска неплатежа. «Предэкспортное финансирование, а также торговое финансирование помогают компании избежать возникновения кассового разрыва», — говорит Нуржан Стваев, заместитель гендиректора AG.

По его словам, за время сотрудничества с KE холдинг увеличил количество дилеров в России. Сейчас компания нацелена на новые рынки, завоевывать которые будут с помощью экспортного страхования. «Доля экспорта продукции Кентауского трансформаторного завода — главного производственного звена в холдинге — в 2016 году составила 35 процентов. Доля экспорта продукции Уральского трансформаторного завода в 2016 году составила 95 процентов. Общий рост экспорта холдинга в прошлом году по сравнению с 2015‑м составил 86 процентов», — говорит г-н Стваев.

Пакет джентльмена

«Государственная страховая компания по страхованию экспортных кредитов и инвестиций» была создана в 2003 году, а осенью 2010‑го ее преобразовали в Экспортно-кредитную страховую корпорацию «КазЭкспортГарант» для развития несырьевого экспорта в рамках программы индустриализации — ГПФИИР. В начале этого года на базе «КазЭкспортГарант» был создан KazakhExport, чтобы, как выразился министр по инвестициям и развитию Женис Касымбек, «объединить все рычаги по продвижению казахстанского экспорта в рамках ГПИИР».

В начале лета KE завершил апгрейд собственного пакета финансовых услуг. Сегодня у нацкомпании три основных меры поддержки и несколько дополнительных продуктов. Первый якорный продукт — страхование кредита экспортера. Простыми словами, страхование экспортных контрактов от риска неплатежа со стороны компании-импортера.

Следующий ключевой продукт — торговое финансирование. Его задача в том, чтобы простимулировать импортера казахстанской продукции, предоставив ему доступ к удешевленному кредиту через межбанковское финансирование. Представим случай — иностранная компания желает заключить контракт с казахстанским предприятием, но у нее недостаточно денег, а доступные ей кредиты дорогие. Тогда KE открывает условный вклад в банке. После чего банк-экспортер выдает деньги банку-импортеру, который в свою очередь финансирует сделку. «Этот продукт востребован, когда импортер лишен дешевого кредита. Исторически этот продукт хорошо показан с партнерами из Таджикистана, где кредитные ставки, по сравнению с Казахстаном, достаточно высокие, — объясняет председатель правления KazakhExport Руслан Искаков. — В прошлом году мы улучшили этот продукт, теперь торговое финансирование возможно не только в долларах, но и в тенге и рублях. Соответственно, для российских импортеров казахстанской продукции этот инструмент стал интересным и он уже работает — сегодня финансируем экспортные сделки по поставкам соли, аккумуляторов и ферросплавов в Россию».

Третий якорный продукт — предэкспортное финансирование, это кредитование экспортера на пополнение оборотных средств для производства экспортной продукции.

КЕ получил от Национального банка лицензию на страхование займов. Если экспортеру необходимо привлечь финансирование на пополнение оборотных средств, чтобы выполнить экспортный контракт, он может обратиться в институт развития и получить страховое покрытие по займу. Таким образом, решается вопрос нехватки залогового обеспечения или упрощается получение кредита, если банк выставляет много требований к заемщику.

Несмотря на то что продукт новый, в портфеле КЕ уже есть сделки по страхованию займа коммерческих банков. «“Молпродукт” (Алматы) обновил оборудование современным Tetra Pak, оно позволило повысить экспорт на 2 млрд тенге. Эта компания не могла получить кредит в коммерческом банке, не хватало залогового обеспечения. Мы застраховали заем, и банк согласился», — говорит Руслан Искаков.

Коммерческие банки охотно кредитуют, поскольку нацкомпания покрывает до 90% основного долга в случае дефолта заемщика. То есть они в случае наступления страхового случая быстро вернут большую часть основного долга «живыми» деньгами, не теряя времени на реализацию залога.

Следующий новый инструмент — страхование гарантии для экспортеров услуг, у которого, как уверяют в КЕ, большой потенциал. Консорциум компании из казахстанской «Жол жөндеуші» и итальянской Todini Costruzioni Generali воспользовался этим продуктом и выиграл тендер на строительство автомобильных дорог в Грузии. Сумма контракта — 52 млн долларов.

Модернизация пакета финпродуктов на этом не закончилась. По словам г-на Искакова, «дочка» нацхолдинга «Байтерек» провела огромную работу по налаживанию сотрудничества с другими институтами развития. И добилась, чтобы Евразийский банк развития, Банк развития Казахстана и «Аграрная кредитная корпорация» принимали страховое покрытие KE при финансировании экспортеров на пополнение оборотных средств. Цель КЕ — привлечь максимальное количество кредитных организаций, чтобы у казахстанских экспортеров было из чего выбрать, начиная от коммерческих банков и заканчивая отечественными и международными институтами развития.

Три этапа

Пакет финансовых продуктов подобран не случайно. «Если взглянуть на перечень продуктов KazakhExport, то нетрудно догадаться, что они отвечают на всевозможные запросы экспортера, — рассказывает Руслан Искаков. — На первом этапе, когда экспортер только выходит на рынок, знакомясь с потенциальным партнером, присутствует элемент недоверия. С одной стороны, импортер не собирается делать предоплату, с другой — казахстанское предприятие не готово отгрузить незнакомой компании товар без платежа». Если казахстанская компания обращается в КЕ, то нацкомпания перед тем, как застраховать экспортный контракт от риска неуплаты, наводит справки об импортере — о его благонадежности, участвовал ли он в судах как ответчик, насколько он дисциплинированный налогоплательщик. За годы работы у КЕ сформировался подход того, как нужно анализировать зарубежного контрагента. При необходимости нацкомпания подключает дипломатические каналы, чтобы получить информацию, что называется, из первых рук. И все это бесплатно для отечественного экспортера.

Если зарубежный партнер заинтересован в сделке, но у него недостаточно денег, то КЕ может организовать финансирование импортера. После того, как у казахстанского экспортера получилось наладить экспорт и он заинтересован в дальнейшем расширении рынка сбыта, но производственных мощностей недостаточно, то предэкспортное кредитование и страхование займа решат вопрос финансирования модернизации предприятия.

КЕ 2.0

Сегодня в структуре портфеля КЕ, размер которого к 1 июля 2017 года составил 34,5 млрд тенге, основная доля у страхования займов и гарантий, второй популярный инструмент — страхование экспортных кредитов, остальное приходится на страхование аккредитивов. То, что значение КЕ для казахстанских экспортеров растет, можно проследить по динамике портфеля. Если в 2014 году объем финуслуг от КЕ составил 7 млрд тенге, а в 2016‑м — 19,5 млрд тенге, то за первое полугодие текущего года — порядка 22 млрд тенге.

КЕ планирует в 2018 году обратиться к правительству РК для дальнейшей капитализации. Сегодня размер собственного капитала КЕ составляет порядка 40 млрд тенге. Для сравнения, собственный капитал у «Белэксимгаранта» — белорусского агентства по страхованию экспортных кредитов — составляет более 220 млн долларов, у российского «ЭКСАРа» — более 850 млн долларов.

Кроме высокого размера уставного капитала у агентств России и Беларуси — главных конкурентов в ЕАЭС — в арсенале правительственная гарантия и гарантия от банков развития (в частности, гарантия Внешэкономбанка у «ЭКСАРа») по страховым обязательствам, что повышает доверие к ним со стороны международных фининститутов. Чтобы KazakhExport мог более агрессивно поддерживать обработанный экспорт РК, нужно ему предоставить госгарантию.

«Высокий уставный капитал и госгарантии — слагаемые надежности любого экспортно-кредитного агентства. У нас же нет гарантии ни “Байтерка”, ни государства. Мы вышли с предложением внести изменения в законодательство, чтобы у нас хотя бы появилась такая возможность», — замечает г-н Искаков. По его словам, госгарантии — достаточно важная деталь, без нее страховое покрытие КЕ не является надежным для крупных международных кредитных институтов. А это означает, что мимо казахстанского экспортера проходят дешевые кредиты.

Завершающим элементом, который превратит КЕ в мощный двигатель несырьевого экспорта РК, должно стать субсидирование процентной ставки по торговому финансированию. «Сейчас мы работаем над этим, чтобы в 2018 году запустить программу субсидирования процентных ставок. Сегодня производители из Поднебесной выглядят предпочтительнее, поскольку импортерам китайских товаров доступно более дешевое торговое финансирование, чем у нас. Придется внедрять субсидирование процентной ставки, чтобы кредитные ресурсы, предоставляемые в пакете с нашими услугами и товарами, были конкурентными в нашем регионе», — отмечает Руслан Искаков. Спикер утверждает, что такая программа не рискует оказаться провальной по сравнению с существующими. Поскольку субсидия на торговое финансирование будет выделяться только после заключения экспортного контракта и поставки товара за рубеж. Один затраченный государством тенге на удешевление кредита отобьется дополнительной экспортной выручкой. «В этой части государство всегда может оценивать эффект», — уверен г-н Искаков.

В начале года президент Нурсултан Назарбаев поручил правительству разработать экспортную стратегию, ее задачей станет увеличение обработанного экспорта вдвое к 2025 году. В этой стратегии одна из ключевых ролей будет отведена KazakhExport. Если апгрейд нацкомпании пройдет как задумано, то одним сдерживающим фактором к наращиванию несырьевого экспорта будет меньше.

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Аппетит приходит в кризис

Рост потребительского спроса сопровождается увеличением кредитной нагрузки для населения

Казахстанский бизнес

Яму проскочили

Итоги первого полугодия 2017‑го свидетельствуют о выходе автомобильного бизнеса РК из рецессии

Бизнес и финансы

Максут растет

БАСТ рапортует о завершении второй очереди строительства на Максуте

Спецвыпуск

Приспособиться к реальности

Замедление банковского кредитования и снижение запросов на оценку залоговой недвижимости переориентируют участников рынка на более сложные виды оценки