Земля и порядок

Редакционная статья

Земля и порядок

Несмотря на выдающиеся производственные показатели, казахстанский агробизнес переживает не лучшие времена. В минувшие четыре года к программе финансового оздоровления присоединились четыре сотни сельхозпредприятий, которые оказались не в состоянии обслуживать свои обязательства в штатном режиме. Близко к критическому состояние крупных агрохолдингов, под чьим контролем находится несколько миллионов гектаров пашен и пастбищ. На эти компании работают тысячи крестьян в северных зерносеющих регионах страны.

Обострение проблем крупных агрохолдингов, грозящих потянуть в финансовую пропасть вслед за собой целые районы казахстанских областей, — не гром среди ясного неба и даже не последствие кризиса сырьевых цен, хотя и это сыграло свою негативную роль. Это вполне закономерный результат многолетней государственной аграрно-земельной политики и отличный показатель уровня ведения бизнеса, которого достиг благодаря этой политике крупный отечественный агробизнес.

Первый закон о земле был принят в 1995 году (если быть точным, это был президентский указ, имеющий силу закона), и в следующие восемь лет правительство готовилось предоставить частную собственность на земли сельхозназначения, проще говоря, отдать землю крестьянам. Либо тем инвесторам, у которых есть деньги и идеи, что с ней делать.

Однако по прошествии 12 лет выяснилось, что из всего земельного фонда в частную собственность перешло лишь 1,3%, остальные земли сельхозназначения принадлежали и принадлежат государству, большая часть земель либо находится в запасе, либо арендуется крестьянскими и фермерскими хозяйствами. Именно поэтому в Казахстане так и не появился полноценный рынок земли и не сформировалась плотная прослойка земельных собственников. Изменение стоимости и сроков аренды земель (в конце 1990‑х давали на 99 лет, в 2003–2014‑м — на 10, в 2014–2016‑м — на 25 лет) стали единственным инструментом госрегулирования, не считая субсидий. Попытка создать этот рынок, пригласив на него в том числе и иностранных инвесторов (хотя бы в формате долгосрочных арендаторов), оказалась неудачной и привела к бурным протестам населения.

«Извилистая прямая» государственной политики в сфере сельского хозяйства — еще один фактор, послуживший, хоть и косвенно, причиной того, чтобы дела в секторе пришли в такое состояние. Нельзя сказать, что Минсельхоз только и делал, что ошибался. Напротив, КПД этого госоргана, пожалуй, даже выше среднего в правительстве, но, как сформулировал единственный прочный принцип министерства один из фермеров: «Они хотят, чтобы всем было приятно».

«Приятно» и растениеводам, и животноводам, и крупным, и мелким хозяйствам. А иногда и тем, скажем так, стейкхолдерам, которые к сельскому хозяйству имеют посредственное отношение. Именно эта задача всем угодить сдерживала те прогрессивные реформы, которые пытались проводить министры-технократы. В «Агробизнесе-2020» ставка делалась на крупные сельхозформирования с высокой товарностью. В новой программе развития АПК до 2021 года, написанной уже после того, как стало понятно, что агрохолдинги потерпели фиаско, ставка делается на мелкотоварных производителей. Аграрии, с которыми в ходе подготовки этого выпуска беседовал «Эксперт Казахстан», считают, что и эта модель обречена на провал.

Агрохолдинги, конечно же, первые, кто виноват в случившемся. Начать с того, что холдингами они являются де-факто, а юридически это десятки компаний, родственную связь между которыми установить непросто. Компании раздували активы и занимали под дальнейшее расширение сотни миллионов долларов. В истории взаимоотношений некоторых агрохолдингов с кредиторами не покидает ощущение (вполне возможно, что оно ошибочное), будто заемщики и не думали возвращать средства. А после череды засушливых лет им и нечем было. В том, что государственная программа не привела к оздоровлению, их вины тоже не много: там, где нужно было списывать обязательства, в угоду банкам их решили пролонгировать.

Несмотря на то что ситуация сложилась пренеприятнейшая и запутанная, в среднесрочный период отечественный агробизнес ожидает подъема. Набив шишек в два последних кризиса, уцелевшие холдинги перейдут к более устойчивым моделям развития и диверсифицируют линейку продукции. Перед казахстанскими аграриями маячит высокомаржинальный китайский рынок. Проблема лишь в том, что месячный закуп одной китайской сети — это нередко весь объем продукта, который Казахстан может произвести за год. Сложно представить, что мелкотоварные производители даже в перспективе пяти лет способны дать большие объемы стандартизированной продукции. Значит, агрохолдинги еще повоюют.

Читайте тему номера: Фермер над пропастью
Статьи по теме:
Экономика и финансы

Ушли, но обещали вернуться

Одним из факторов, спровоцировавших ослабление тенге, стал выход нерезидентов из краткосрочных нот Нацбанка

Казахстанский бизнес

Забетонировать цену

На рынке цемента цены восстанавливаются до уровня 2013 года

Тема недели

Труба для Астаны

Газификация столицы стала возможной только с третьей попытки

Казахстанский бизнес

Торг здесь электронный

Казахстанская система электронных госзакупок, выстроенная ЦЭК, позволяет производить все закупки госорганов в электронном виде, вести электронный мониторинг корректности процесса закупок и даже электронно жаловаться, если что-то пошло не так