Производительность, дороги и криптовалюта

На АЭФ-2017 искали ответ на вопрос, как развиваться экономике Казахстана в эпоху низких цен на ресурсы

Производительность, дороги и криптовалюта

Хотя темой X Астанинского экономического форума был обозначен девиз «Новая энергетика — Новая экономика», об энергетике на главном экономическом мероприятии года сказано было немного, а вот о модели новой экономики говорили практически на каждой сессии.

В обсуждении глобальных и казахстанских проблем приняли участие отечественные политики и экономисты, а также международные эксперты, в числе которых были: трейдер, получивший известность за свою теорию «черных лебедей», Нассим Талеб, консультант, работавший на Всемирный банк и МВФ в развивающихся странах, Джон Перкинс, финансист, основатель Комитета обновления Бреттон-Вудса Марк Узан, Франсуа Фийон, экс-премьер Франции, его хорватский коллега Стипе Месич, российские экономисты Владимир Мау и Сергей Глазьев, эксперты Всемирного банка и ОЭСР.

Для казахстанского правительства форум стал площадкой для сбора предложений и критики проектов внутренних экономических реформ.

Один суперцикл закончился, а другой не думал начинаться

Открывая одну из первых сессий форума, премьер-министр РК Бакытжан Сагинтаев подчеркнул, что перед правительством стоит задача выйти на экономический рост в 5,5% к 2021 году. Против тех темпов роста, что экономика показывала в 2014–2016 годах (4,2, 1,2 и 1,0%, соответственно), средний темп в 5% и более выглядит как выход на первую космическую скорость.

Диагностика экономики РК, проведенная специалистами Всемирного банка (ВБ), подтвердила очевидный факт: нефтяной суперцикл завершился, подходит к концу и цикл, связанный с наращиванием госрасходов (за счет средств, полученных в период суперцикла). ВБ предлагает Казахстану использовать стратегическое географическое положение, усилить локальную инфраструктуру, изменить структуру экономики, позволив частному сектору вырасти. Другая важная задача — вовлечение в экономику так называемых «изолированных индивидов» — индивидуальных предпринимателей, доля которых в структуре казахстанской рабочей силы достигает, по оценке ВБ, 50%.

Все глобальные инициативы Нурсултана Назарбаева хорошо понятны в контексте главных целей казахстанской «третьей модернизации»

Страновой обзор представили и специалисты ОЭСР, правда, речь в нем шла о сдерживающих факторах, в числе которых маленький размер банковского сектора страны, низкая эффективность управления госсобственностью, преимущественный доступ к ресурсам со стороны госкомпаний, невысокие адаптивные способности государственных органов (например, основа промышленной политики, ГПИИР рассчитана на 5 лет, что не позволяет быстро менять тактику).

Накопившиеся в экономике диспропорции не позволяют расти, увеличившие свое влияние госкомпании не способны эффективно инвестировать, а финансовый сектор тормозит и без того замедлившийся экономический рост (нарочно или нет — вопрос дискуссионный).

Если это может утешить, у нас есть товарищи по несчастью. Наш сосед и партнер по евразийской интеграции, Россия, испытывает те же проблемы. «Когда правительственные и околоправительственные эксперты не могут объяснить, почему нет экономического роста, они пользуются терминами вроде “ловушка среднего дохода” и «новая реальность», — заявил советник президента РФ Сергей Глазьев. — Им не хочется менять политику, и они находят разные объяснения. В Китае реальность — рост в 6,6 процента, в Индии — 7,6 процента, а у нас «новая реальность» — ноль процентов».

Рецептура роста

Ситуацию, которую обрисовали аналитики Всемирного банка, нельзя назвать простой. С одной стороны, экономический рост в республике уже не может опираться на драйверы последних 10–15 лет — нефтянку и госсектор, но и ставка на инфраструктурное развитие, а также массовое предпринимательство может себя не оправдать — по крайней мере, в среднесрочном периоде.

Целостный план развития экономики страны — стратегию до 2025 года — готовят в Министерстве национальной экономики. На АЭФ глава Минэка Тимур Сулейменов представил шесть приоритетов плана, ранее названного президентом РК Нурсултаном Назарбаевым Национальной технологической инициативой. Все приоритеты соответствуют тем, что были изложены в последнем президентском послании, а еще раньше — в Плане нации «100 конкретных шагов».

«Первый приоритет — рост производительности труда, технологическая модернизация экономики, цифровая модернизация», — рассказал г-н Сулейменов. Акцент на производительности труда делался и в предыдущих программах развития, это один из главных индикаторов ГПИИР — программы, которая будет одной из главных подпрограмм стратегплана. Повышение технологической сложности экономики в современном мире связано с ростом диджитализации.

Второй приоритет — активизация частного бизнеса. Министр уточнил, что будут предприниматься шаги по «расчистке поля» от крупных неэффективных и слабо развивающихся компаний, которые должны «уступить место более приспособленным к современным условиям предприятиям». Пакет мер в этом направлении, несомненно, должен включать реформу антимонопольного законодательства и радикальный пересмотр принципов работы госсектора. Эта часть стратегплана будет, пожалуй, самой сложной.

Формирование благоприятного инвестклимата — третий приоритет плана-2025. Министр подчеркнул, что понимает под этим не только деловой климат, но и институциональную среду — правоохранительную систему и суды, а также правовую грамотность населения.

В новом стратегплане правительство не откажется от старых приоритетов — регионального развития: улучшение социально-экономической ситуации в средних и малых городах, создание агломераций вокруг крупных. Проблема не менее сложная, поскольку занимаются ею давно, но до сих пор не решена. Моногорода и малые города остаются в зоне риска. От качества региональной политики правительства будет зависеть не только экономический рост, но и социальная стабильность страны.

Еще один приоритет — финансовая децентрализация — передача части финансовых полномочий на уровень региональных властей, повышение их ответственности. Впервые за многие годы правительство делает ставку на личную конкурентоспособность каждого гражданина, что, по-видимому, свидетельствует о стремлении уделять развитию человеческого капитала больше внимания, чем обычно. «Шестой приоритет — правительство как агент изменений, — заявил министр. — Это проект управления, это значит начинать с себя, не ждать, что бизнес это будет делать, а пытаться многие вещи начинать на уровне правительства».

Заявленные приоритеты вместе дают целостное представление об экономической модели, которую пытается реализовать правительство РК. Другое дело — механизмы, с помощью которых будет реализована данная политика. Предметно говорить об ожидаемой эффективности реформ можно будет только после окончания верстки отраслевых программ («Цифровой Казахстан», программа внедрения элементов Индустрии 4.0 и др.) и проектов изменений в законодательство.

Глобальное и локальное

Площадка АЭФ, помимо прочего, призвана продвигать Казахстан как уверенно развивающуюся страну, а президента РК, Нурсултана Назарбаева, как прогрессивного национального лидера, имеющего собственный рецепт решения глобальных проблем. Поэтому пленарная сессия АЭФ с участием казахстанского лидера — традиция форума. В минувшем году президент призывал сформировать глобальный Фонд развития человеческого капитала для развития этого экономического фактора в развивающихся странах, ввести общемировой однопроцентный налог на офшоры (отчислять сборы в указанный выше фонд) и разработать дорожную карту по развитию «зеленой» экономики.

В этом году президент Назарбаев использовал казахстанскую площадку глобалистов для презентации двух новых инициатив. Во-первых, глава государства предложил обновить методику расчета ВВП. «ВВП не отражает долгосрочный характер экономической деятельности. Он не учитывает ущерб, который наносится окружающей среде, включая истощение природных ресурсов. Кроме того, он не отражает качество жизни в той или иной стране. ВВП на душу населения не показывает реального благосостояния граждан, не учитывает расслоения населения по доходам. Традиционный ВВП создает ложное восприятие об экономическом процветании, — подчеркнул президент. — Считаю, что на базе “зеленого ВВП” и таких индексов, как Индекс человеческого развития, Индекс лучшей жизни ОЭСР, мировое сообщество может принять обновленную методику расчета ВВП. Она должна адекватно отражать потребности в сбалансированном развитии стран».

Второе предложение Нурсултана Назарбаева — введение мировой криптовалюты, которая «позволит избавить мир от валютных войн и спекуляций, избежать перекосов в торговых отношениях, снизить волатильность на рынках». «Важно, чтобы она базировалась не на абстрактном доверии, а на обеспечении конкретными активами. Эта валюта должна быть демократичной, поэтому мы предлагали G-Global, чтобы не только G-20, но и большее количество государств могло участвовать в этом важном проекте, — объяснил он. — Введение глобальной валюты возможно путем создания пула центральных банков, например при специально созданном комитете ООН. Должно быть равноправное и справедливое представительство всех стран в ее эмиссии».

Президент также подчеркнул важность исполнения Парижского соглашения о выбросах в атмосферу парниковых газов и призвал «вовлекать развивающиеся страны в ускоренное устойчивое развитие», посетовав что «страны-разработчики новых технологий “закрываются” авторскими правами и патентами».

Все глобальные инициативы Нурсултана Назарбаева хорошо понятны в контексте главных целей казахстанской «третьей модернизации» — обеспечения технологического обновления экономики, макроэкономической стабильности и улучшения качества человеческого капитала.

Минэк достает козыри

Полоса экономических реформ, в которую Казахстан вступил после начала нынешнего кризиса в 2015 году, никак не закончится. С начала этого года Министерство национальной экономики (МНЭ) разрабатывает стратегический план развития до 2025 года, известный как Национальная технологическая инициатива. О текущем состоянии проекта стратегии группе представителей деловых изданий рассказал глава МНЭ Тимур Сулейменов.

— На каком этапе сейчас находится разработка стратегплана-2025?

— Стратегический план-2025 — второй документ в системе госпланирования после стратегии «Казахстан-2050». На данном этапе нами создана большая рабочая группа и ряд подгрупп, потому что это документ не только экономический — там большое количество вещей связано с социальной политикой, человеческим капиталом, институтами. Соответственно, вовлечены все представители государственных органов, экспертное сообщество — члены нескольких экспертных советов при премьер-министре. В принципе, работа над стратегией открыта для всех: мы готовы привлечь любого человека, которому есть что предложить. На сайте министерства мы запустили ящик идей, к сожалению, эта инициатива не нашла большого отклика, поэтому в основном работа сосредоточена в рабочих группах и подгруппах и на обсуждении с более широким кругом экспертных, научных и общественных кругов. Одно из первых мероприятий мы посвятили видению того, каким должен быть Казахстан в 2025 году, затем мы определили приоритеты. На базе этого будет готовиться набор инструментов и ключевых показателей. Мы должны внести этот документ в правительство и администрацию президента в будущем августе. Затем до конца года стратегплан должны принять.

— Как этот план увязан с программой индустриализации и с готовящейся программой по развитию Индустрии 4.0?

— Поскольку стратегплан — основной документ десятилетия, остальные программы должны быть скорректированы под план-2025. Поэтому мы заинтересованы в вовлечении представителей других госорганов или бизнеса, чтобы мы четко понимали, не идут ли те задачи, которые мы ставим в новом стратегплане, вразрез с тем, что заложено в действующих программах, и реализуемы ли они.

— Кто разрабатывает программу? Институт экономических исследований?

— Документ готовит само министерство с привлечением экспертов. Большую рабочую группу возглавляю я, Институт экономических исследований мы также привлекаем, как и иностранных консультантов — BCG. Кроме того, мы привлекаем к обсуждению и ОЭСР, и ЕБРР, и Всемирный банк, и представителей всех международных организаций.

— Экономика абсорбировала эффект от низких цен на нефть. Нет ли соблазна не заниматься диверсификацией?

— Мы пересмотрели свой макропрогноз, где у нас был запланирован среднесрочный рост на уровне 2,9–3,1 процента, премьер дал жесткое поручение всем госорганам достать все свои козыри из рукавов — все инициативы, которые у нас есть, собрать, оцифровать, опубликовать, агрегировать и показать, какой рост это даст. Когда мы рассмотрели все эти предложения, оказалось, что мы можем расти темпами не менее чем в 5 процентов. И основу этого роста дадут ненефтяные отрасли экономики, поэтому задача диверсификации никуда не делась.

— АЭФ — это форум глобалистов, но глобализм сейчас не в моде. Может быть, есть смысл передвинуть акценты с глобальной на локальную повестку?

— Мне кажется, правильное участие в глобализации — это плюс. Мы будем наименее успешны как нация, если не сможем правильно настроить свое участие в глобализации. Что касается АЭФ, то вы знаете, мы приглашаем к участию всех и хотим, чтобы происходило столкновение мнений, это только обогатит нашу экономическую теорию и практику. В рамках форума проходит около 50 разноформатных мероприятий, и большая часть их посвящена не только глобализационной тематике. Важно совместить мировую повестку с локальной, чтобы к нам приезжали не только побеседовать о взаимоотношениях США и Китая, но и давали оценку того, как это повлияет на нас.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Приспособиться к реальности

Замедление банковского кредитования и снижение запросов на оценку залоговой недвижимости переориентируют участников рынка на более сложные виды оценки

Спецвыпуск

Консалтинг ушел в минус

Рынок сильно просел в 2016-м, однако консалтеры ожидают его восстановление уже в текущем году

Спецвыпуск

Спроси у бухгалтера

Происходящие в банковском секторе события задевают и аудиторов: регулятор намерен ужесточить требования к аудиторским компаниям

Международный бизнес

Указатель поворота

Чтобы продолжать устойчиво развиваться, Bosch переносит акцент на IoT и искусственный интеллект