Один в лодке, не считая импортеров

Единственный казахстанский производитель надувных лодок не видит перспектив в расширении производства

Один в лодке, не считая импортеров

«Резиновые» — так многие до сих пор по привычке называют надувные лодки, хотя почти все они уже достаточно давно производятся из поливинилхлорида (ПВХ). Этот материал прочнее, чем резина, и куда менее требователен к условиям хранения. В соседней России десятки, если не сотни компаний-производителей лодок из ПВХ: от крупных — таких, как «Мнев и К», Уфимский завод (УЗЭМИК), «Солар» — до менее раскрученных небольших компаний. В Казахстане производитель ПВХ-лодок всего один — компания «Мастер», и та ориентируется больше не на серийное производство, а на уникальные модели — те, что в магазине не купить.

Сон в руку

Будет неправдой сказать, что основатель «Мастера» Андрей Ширшов с детства болел мечтой о море (или хотя бы озере) и реализовал ее, начав конструировать надувные лодки. О своем бизнесе (тем более таком — судостроительном) Ширшов не думал до кризиса 2008 года. Он работал замначальника по снабжению одной из алматинских компаний, дела там шли хорошо, но когда ситуация ухудшилась, работников отправили в отпуск без содержания. Андрей Ширшов вспоминает: «Я пребывал в раздумьях, чем заняться. И можете верить, можете нет, но идея организовать бизнес по производству лодок пришла во сне».

У будущего бизнесмена была своя надувная лодка под мотор, и этим все знакомство с темой ограничивалось. Тем не менее идею Андрей решил реализовать. Узнав, что в Казахстане подобного бизнеса не существует, зато достаточно производителей в России и Украине, он сразу же стал выяснять, кто готов научить новичка. Обменять знания на деньги согласны были все, но у украинцев ценник оказался ниже, и уже через три дня после «сна в руку» Ширшов улетел в Киев. Неделю провел на производстве надувных лодок, освоил технологию и с чертежами и дорожной сумкой, набитой лодочной фурнитурой, вернулся в Алматы. Бизнес он начал фактически без стартового капитала: для начала работы нужен был только рулон лодочной ткани. Его он заказал в России и в 2009 году в гараже собрал первый десяток лодок.

Первая партия продалась влет, хотя, как признается сам конструктор, качество его тогдашних изделий было не на высоте. Заказ следующего рулона ткани, производство следующей партии лодок, продажа — и за несколько лет маленький лодочный бизнес переехал из гаража в арендованное помещение, а там дело дошло и до строительства собственного цеха в поселке КИЗ Алматинской области. Из компании, где Ширшов работал наемным сотрудником, он уволился после того, как стало понятно: лодки прокормят.

Сырье поначалу закупал в России и Украине, но давно уже перешел на поставки из Китая и Кореи. Из Поднебесной присылают всю лодочную фурнитуру, но китайской лодочной ткани казахстанский предприниматель не доверяет. Приобретает пятислойный армированный ПВХ у проверенного производителя в Корее.

Открывая свое дело, Ширшов не делал анализ рынка и не выявлял существующие потребности. Объясняет: было очевидно, что, с одной стороны, ниша очень узкая, с другой — уже почти десять лет он на этом рынке один.

Верфь на окраине

Сейчас «Мастер» — это сам Андрей Ширшов в качестве технолога и две сотрудницы, которые занимаются непосредственно сборкой лодок. «Работа очень трудоемкая и кропотливая, и женщины с ней справляются лучше», — говорит владелец компании.

Сначала лодочных дел мастер делает чертеж, потом чертеж в развертках, затем чертеж переносится на ткань: раньше это делалось вручную, сейчас — с помощью графопостроителя с ЧПУ. Ткань раскраивается, и дальше идет сборка изделия. «Швы спаиваются вот здесь, на высокочастотном оборудовании, — показывает производитель. — Это оборудование приобреталось уже в процессе деятельности компании, когда я начинал, все делал вручную». Здесь же в цехе стоит полуспущенная лодка, явно бывшая в употреблении, и Андрей Ширшов показывает разницу между изделиями: «Видите — это российская лодка, у нее клеенные швы. Клей стареет, шов расходится. У нас такого не будет — у нас все швы паяные. Технология, по которой мы работаем, такая же, как у мировых производителей. Например, так же делает лодки знаменитый Quiksilver».

Расклеившиеся швы — основная проблема владельцев надувных лодок, и многие из них идут за помощью в «Мастер». На ремонт приходится почти половина всей загрузки компании, в соседнем с цехом помещении лежат десятки лодок на починку. Андрей Ширшов смеется: те, кому надоело ремонтировать старую лодку, потом возвращаются в компанию за новой, уже казахстанского производства — пусть дороже, чем в магазине, зато тратиться на восстановление не придется. В ассортименте компании есть несколько стандартных моделей, но все-таки, признает владелец, заказчики предпочитают изделия, которые в магазине не купить.

«Начиналось все с того, что я привез чертежи, саму технологию спайки-склейки, знал последовательность действий. Потом сам научился чертить и рассчитывать грузоподъемность». Если на старте бизнеса Андрей Ширшов занимался изготовлением моделей по готовым чертежам, то сейчас чаще проектирует лодки под заказ. Например, среди заказов была лодка длиной в девять метров и шириной в два. Когда производитель поинтересовался, зачем такая конструкция, оказалось — для компании из 10 человек, которая любит сплавляться по Или.

Спрос на надувные лодки, баллоны для катамаранов сейчас уступает спросу на оборудование для водных аттракционов, и компания «Мастер» в больших количествах производит так называемые «бананы», «ватрушки» и «диваны». Причем делают все под оптового заказчика, который продает изделия уже под своим брендом и, соответственно, своей цене. «Такие заказы позволяют производству не простаивать», — объясняет г-н Ширшов. Зимой, когда заказов нет совсем, в компании занимаются как раз изготовлением стандартных моделей надувных лодок — к лету их все равно продадут. Одна из таких ходовых моделей под мотор стоит в центре мастерской — ее цена 180 тыс. тенге, к стене цеха прислонена лодка эконом-варианта — за 75 тыс. тенге.

Среди «нелодочных» заказов набирают популярность буи, предназначенные для подъема с глубины утонувших грузов. «Вот это все, — Андрей Ширшов показывает несколько надувных изделий, — мы изготовили для заказчика, у которого земснаряд утонул, а глубина 12 метров. Стоит он дорого, его нужно достать, и для этого нужны буи. Водолаз спустится с ними, прицепит шланги, надует, и утопленный груз начнет всплывать». Буи в «Мастере» заказывают второй раз за месяц, и уже есть третий потенциальный клиент-водолаз.

Посидим, а не поплаваем

Свои лодки компания «Мастер» продает сама — через объявления на специализированных сайтах и форумах и «сарафанное радио» любителей отдыха на воде. Необходимости работать через сети спортивных магазинов или оптовиков просто нет — масштабы бизнеса не те. А выходить на большие объемы производства серийных моделей Андрей Ширшов не видит смысла.

Хотя именно таким был вектор роста крупных российских производителей надувных лодок: сначала они выпускали буквально три-четыре собственные, относительно дешевые модели, а потом добавляли в ассортиментный ряд более сложные и дорогие модификации. Ширшов свой подход объясняет просто: рядом нет большой воды, а значит, и большого спроса на лодки ждать неоткуда. Определенный резон в его соображениях есть — действительно, большая часть российских производителей лодок из ПВХ сконцентрирована в «судоходных» Санкт-Петербурге (реки Нева, Охта, Ладожское озеро и множество малых озер вблизи) и Уфе (через столицу Башкортостана протекают две реки из волжского бассейна — Белая и ее приток Уфа).

Еще один довод не в пользу расширения: «Мастер» — компания, закрывающая потребности в основном Алматы и Алматинской области. Тем, кто живет в Караганде и севернее, проще заказать себе лодку у россиян. А самое главное, заключает производитель казахстанских надувных лодок, у казахстанцев, по сравнению с россиянами, активный отдых на воде не так уж популярен. «Обратите внимание, как много у нас кафе и ресторанов, и сколько их в российских городах соответствующих размеров, — подчеркивает г-н Ширшов. — Люди у нас больше любят посидеть». Исключительно сухопутная нация.

Статьи по теме:
Казахстанский бизнес

Прорваться к полимерам

Потенциал индустрии производства и переработки полимеров в РК неплохой, но без выпуска собственного сырья реализовать его не получится

Тема недели

Узбекистан пореформенный

Ташкент приступил к экономическим реформам, призванным усилить частный бизнес. Казахстан от этого пока выигрывает, однако выигрыш не следует переоценивать

Спецвыпуск

В ожидании перемен

Точками роста для страховых компаний, скорее всего, станут инициативы регулятора

Наука и технологии

Точная копия

“Электромарганец” из Текели применяет технологию 3D-сканирования при изготовлении литейной оснастки