В этом танке все — командиры

Культура импровизации и неприятие иерархии, которые лелеет Армия обороны Израиля, помогают стране строить экономику знаний

В этом танке все — командиры

Концентрация стартапов в Израиле одна из самых высоких в мире — по одному на каждые 2 тыс. жителей. На американском NASDAQ израильских компаний больше, чем какой-либо другой зарубежной страны. Распространенное объяснение инновационного скачка Израиля — евреи умны с рождения, поэтому неудивительно, что страна смогла построить экономику знаний. Но такое стереотипное объяснение скрывает реальную причину успеха.

На Х Астанинском экономическом форуме Михаэль Бродский, чрезвычайный и полномочный посол Израиля в РК, опираясь на идеи книги Дэна Сенора и Сола Сингера Start-Up Nation («Нация умных людей»), рассказал о роли ментальности и значении армии в построении экономики знаний.

Настойчивость и неудачи

В Казахстане традиционные социальные связи пронизывают всю ткань общества, делая иерархию первоосновой, а слово начальника — законом. В такой среде инициатива гаснет, не успев родиться. У евреев все иначе, у них — «хуцпа». Слово, перекочевавшее с идиша в современный иврит, означает свойство человеческой натуры, в которой сочетаются дерзость, нахальство, самоуверенность и высокомерие. Еврейская хуцпа выражается в том, как израильские студенты разговаривают с профессором, как солдаты задают вопросы генералу, а подчиненные сомневаются в компетентности своего начальника, приставая с вопросом: «Почему вы мой начальник, почему не я ваш начальник?».

В начале 2000‑х израильское подразделение Intel разработало новую архитектуру компьютерного чипа, которая ускоряла работу процессора без увеличения мощности и количества транзисторов. Однако головной офис Intel в калифорнийской Санта-Кларе не дал инновации хода. Аргумент — рынок не поверит, что работа процессора больше не зависит от увеличения тактовой частоты. Вот насколько мысль, что скорость компьютера зависит от увеличения транзистора, укоренилась даже в профессиональной среде.

Авторы книги Start-Up Nation пишут, что высшие руководители компании в Санта-Кларе готовы были буквально удавить израильскую команду. А израильтяне проявили настойчивость, делая частые 24‑часовые перелеты между Израилем и Калифорнией, чтобы, как пишут Дэн Сенор и Сол Сингер, всегда быть готовыми зажать в угол кого-нибудь из руководителей в холле и даже в туалете, делая все, лишь бы иметь возможность высказать свои аргументы. В конце концов, головной офис поверил в инновацию, а запущенный в 2003 году на основе новой технологии процессор Bania увеличил продажи Intel.

Система резервистов, когда клерк может командовать адвокатом и миллионером, скрепляет антииерархические элементы израильского общества

Право на независимое мнение зашито в национальном коде израильтян, если так можно выразиться. Этому способствовала талмудическая традиция — столетние споры раввинов о том, как нужно интерпретировать Библию. Религиозный скепсис укоренился в характере еврея, а культура сомнений и споров ниспровергает авторитеты. «Если вы видели когда-нибудь, как в прошлом евреи изучали священные книги, то вы понимаете, откуда идут корни дискуссий, которые проходят сегодня в Израиле, в том числе и в технологической сфере,— говорит г-н Бродский. — Уже тогда для евреев не было священной коровы. Все подвергалось сомнению, можно было задавать любые вопросы и, самое главное, не было авторитетов. Любой авторитет можно оспорить. Этот же подход сильно помогает израильтянам развивать стартапы, постоянно двигаться, не стоять на месте, все время предлагать новые идеи».

В Израиле принято, чтобы глава компании поощрял несогласие и несходство взглядов в коллективе. Это помогает коммерческой организации найти новые пути развития или выйти из кризиса. Израильские бизнесмены считают, недостаток сопротивления во время реформирования предприятия рождает проблему, потому что либо проводимые изменения недостаточно радикальные, либо оппозиция внутри компании ушла в подполье.

Важную роль для построения инновационной экономики играет правильное отношение к неудачам. «Это очень свойственно израильтянам. Правильное отношение к неудачам, когда к провалившемуся человеку не относятся как к неудачнику, особенно помогает в области стартапов, технологичным компаниям. Неудачи, напротив, ценятся, потому что за одного битого двух небитых дают»,— объясняет Михаэль Бродский. Поэтому в Израиле существует такое понятие, как серийный предприниматель — это люди, которые создают стартапы один за другим, что-то получается, что-то нет, но это не причина останавливаться. Для израильтян провалы — это конструктивные или интеллектуальные неудачи. Местные инноваторы и инвесторы убеждены, что не потерпев большого числа неудач, нельзя достичь успеха.

Армия тебя воспитает

Ментальные драйверы роста экономики Израиля — хуцпа и скепсис во всем — укрепляются в характере еврея во время службы в армии, в организации, казалось бы, сверху донизу иерархизированной, в которой нет места сомнению.

Израиль на протяжении всей своей новейшей истории находится в состоянии войны. Чтобы защитить свою страну от арабских стран, периодически объявляющих войну еврейскому государству, израильтяне создали небольшую, но очень умную и технологически оснащенную армию. Она не только защищает границы Израиля, но своими силами развивает военные технологии, совершенствует вооружение, занимается киберразведкой и обеспечивает кибербезопасность страны.

Поскольку в Израиле военная служба обязательна для всех («белый билет» получают лишь учащиеся еврейских семинарий и местные арабы), армия тестирует старшеклассников: самые умные попадают в элитные части, например, в 8 200 — подразделение радиоэлектронной разведки.

Именно из этого подразделения вышел Шват Шакеда, который в армии занимался онлайн-слежкой за террористами. Дэн Сенор и Сол Сингер пишут, что за время службы в армии Шакеда уяснил одну простую вещь — мир делится на плохих и хороших людей. Законопослушные люди оставляют в сети свои следы, так называемый digital footprints, а мошенники заметают их. Оставалось написать программный код, который обнаруживает цифровые следы. Шват Шакеда и его команда разработали такую платформу, а затем продали ее за 169 млн долларов PayPal, где отслеживанием онлайн-мошенников до этого времени занимались 2 тыс. сотрудников.

Армия обороны Израиля инициировала программу «Тальпиот», куда по результатам тестирования попадают талантливые выпускники школ. Кадеты помимо обучения военному делу проходят ускоренный курс математики, физики и компьютерного программирования у лучших израильских профессоров. Считается, что уровень академического обучения «Тальпиот» превосходит не только университеты Израиля, но и мировые. Кадетам даются сложные задачи для самостоятельного решения, например, проникнуть в телекоммуникационную сеть реальных террористических организаций.

Военная служба спаивает молодых людей в крепкий коллектив. «Все молодые программисты, которые писали коды и программы в армии, после завершения службы складываются в крепкие коллективы. Они создают стартапы, а через 5 лет становятся миллионерами, продав крупным американским компаниям — IBM, Intel и Microsoft — свой инновационный продукт»,— говорит г-н Бродский.

Любопытно, что в Армии обороны Израиля ставят на креатив, там приказы как раз обсуждаются, а военная иерархия сведена к минимуму. Израильская армия сознательно недоукомплектована высшими офицерами, чтобы людей, отдающих приказы, было меньше, а это означает большую инициативу на нижних ступеньках. В вооруженных силах Израиля солдат делят на тех, кто думает с «рош гадоль» (с «большой головой»), и на тех, кто действует с «рош катан» (с «маленькой головой»). Первый формат мышления предполагает следование приказам, но исполнение его наилучшим образом и с собственным суждением, второй — узкую интерпретацию приказов, чтобы избежать ответственности.

Импровизация и антииерархия

На первый взгляд может показаться, что Армия обороны Израиля при таких порядках далеко не военная машина, а этакое гуляйполе. Но это не так. «Когда 18‑летний молодой человек попадает в армию, ему выдают автомат, который на выходных он забирает домой,— рассказывает г-н Бродский. — Ему говорят, “берешь с собой автомат, приходишь домой и запираешь его в шкаф. Можешь гулять все выходные, но с автоматом ничего не должно случиться, за него ты отвечаешь головой, твоя ответственность, если что-то случится, с тебя и спрос”». По словам израильского посла, то доверие, которое оказывают израильтянину в 18 лет, проявляется после армии в ответственном отношении к работе. «В стартапах люди доверяют друг другу полностью, даже молодым сотрудникам»,— замечает Михаэль Бродский.

В армии молодые люди учатся думать на ходу и решать несколько задач одновременно, особенно, если они находятся в боевой обстановке или выполняют какую-то операцию. Такие и на «гражданке» дисциплинированы и ответственны, они вступают во взрослую жизнь, имея опыт и зная, чего хотят от жизни.

После службы израильтяне числятся в списке резервистов до 45 лет. Их каждый год собирают на месячные военные сборы, что дает возможность выходцам из элитных подразделений, таких как 8 200 или кадетов, прошедших программу «Тальпиот», поддерживать деловые связи. Кроме этого система резервистов, когда клерк может командовать адвокатом и миллионером, скрепляет антииерархические элементы израильского общества.

Культура импровизации и неприятие иерархии — формула успеха нынешнего Израиля. Но применить ее в других странах вряд ли возможно с тем же эффектом. Эта модель — следствие сложности исторической судьбы израильтян: для этого нужно быть нацией эмигрантов, попавших в окружение враждебных соседей. Как метко заметил Михаэль Бродский, завершая свое выступление: «Невозможно скопировать израильскую модель не только в Казахстане, но вообще нигде в мире. Для этого должна сложиться уникальная среда, которая сложилась в сегодняшнем Израиле».

Однако здесь, по израильской традиции, с послом следует поспорить. Опыт строительства стартап-нации Израиля применим хотя бы в той части, которая гласит: ставьте на активных и неуживчивых, талантливых и не признающих авторитеты. Ставьте на людей, ведь человеческий капитал, в отличие от природного (ресурсов), неисчерпаем, пока жива нация.

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Аппетит приходит в кризис

Рост потребительского спроса сопровождается увеличением кредитной нагрузки для населения

Казахстанский бизнес

Яму проскочили

Итоги первого полугодия 2017‑го свидетельствуют о выходе автомобильного бизнеса РК из рецессии

Бизнес и финансы

Максут растет

БАСТ рапортует о завершении второй очереди строительства на Максуте

Спецвыпуск

Приспособиться к реальности

Замедление банковского кредитования и снижение запросов на оценку залоговой недвижимости переориентируют участников рынка на более сложные виды оценки