«Я верю в фитнес»

Популярность ЗОЖ в кризис поддерживает инвестпривлекательность индустрии фитнеса

«Я верю в фитнес»

Тех, кто тратит свободное время на пробежку, велопрогулку или хайкинг, становится больше, а тех, кто постит фотографии с тренажерного зала в социальных сетях — еще больше. Словарный запас казахстанцев пополнили новые термины — кроссфит, воркаут и зумба. Если пять лет назад первый массовый марафон в Алматы собрал 2,5 тыс. участников, то в этом году побежали уже 13 тыс. человек. Однако популярность массового спорта в РК на порядок ниже европейского уровня. Это дает бизнесу повод полагать, что поклонников ЗОЖ с каждым годом будет все больше, поэтому отрасль остается привлекательной для инвестиций.

В два подхода

Несмотря на возрастающую популярность ЗОЖ, проникновение спорта в жизнь взрослых казахстанцев остается все же незначительным. Официально лишь 27% граждан РК охвачены физкультурой и спортом. Но если исключить из этой статистики школьников и студентов, количество спортсменов-любителей будет еще меньше.

Генеральный директор сети Fidelity Жанна Субханбердина, запустившая 15 лет назад первый профессиональный фитнес-клуб в стране, считает, что постоянных клиентов фитнес-клубов Алматы порядка 30 тыс. человек. «Это около двух процентов от общего числа горожан, что очень мало, — продолжает г-жа Субханбердина. — В Астане картина такая же, в других городах — менее двух процентов населения». Для сравнения, доля членов фитнес-клубов к общей численности населения в Норвегии составляет 15,7%, Ирландии — 7,5%, Греции — 3,2%.

То, что казахстанцев, занимающихся спортом, все еще не много, делает потенциал индустрии фитнеса значительным. И рынок непременно будет расти, поскольку сидячий образ жизни и стресс на работе, по словам генерального секретаря Федерации бодибилдинга и фитнеса РК Талапа Иматалиева, грозят казахстанцам ухудшением здоровья, а правильный фитнес его укрепляет. «На одной чаше весов врачи и лекарства, на другой — фитнес, — говорит наш собеседник. — И чаша весов будет склоняться в сторону физкультуры, потому что это превентивная работа по поддержанию здоровья».

На какой же объем рынка может рассчитывать бизнес? Если допустить, что 2% горожан, которые регулярно посещают спортивные залы, ежегодно тратят на это дело 100 тыс. тенге, что равняется годовому абонементу в профессиональный фитнес-клуб экономкласса, то сегодняшняя емкость рынка составляет 20 млрд тенге. Самый смелый прогноз игроков рынка — в горизонте 5–7 лет доля членов фитнес-клубов достигнет 10%, то есть емкость рынка по нынешним ценам составит 100 млрд тенге.

Первая фаза активного роста отрасли пришлась на 2005–2006 годы, когда количество клубов росло на 20–30%. Уверенность бизнеса, что казахстанцев, отдающих предпочтение ЗОЖ, станет больше, спровоцировала вторую фазу бурного роста, которую индустрия пережила в 2011–2015 годах, когда средняя площадь открываемых фитнес-клубов и спортивных залов в год достигла 26,3 тыс. квадратных метров.

Хорошую динамику показали регионы с высокой плотностью населения и платежеспособностью (Алматы, ЮКО, Астана и Алматинская область). Активнее других в регионы РК двигалась фитнес-сеть премиум-класса World Class: их клубы были открыты в Актобе, Атырау и Караганде. Учитывая низкую по сравнению с южной и северной столицами платежеспособность населения в регионах, компания предоставляет услуги премиум-класса, но по конкурентной цене, которая меньше прайса Алматы и Астаны, объясняют в World Class.

Взял тяжелый вес

К сожалению, официальная статистика не показывает, сколько фитнес-клубов закрылось, но, по наблюдениям экспертов и участников рынка, за последние три года таковых оказалось много. «Закрываются мелкие нишевые клубы и прежде всего те, что сидят в аренде, — говорит Жанна Субханбердина. — Ни один крупный клуб площадью свыше трех тысяч квадратных метров не закрылся. Многим трудно выживать и развиваться из-за высокой арендной платы, да и на рынке острая конкуренция». В таких условиях, считает собеседница «Эксперта Казахстан», небольшим клубам особенно трудно конкурировать с крупными игроками, которые всегда могут понизить цену, предложив больший спектр услуг, что они и делают.

Как говорит г-жа Субханбердина, здесь ставка на то, что клиент выберет клуб, в который сделано больше инвестиций, особенно если разница в цене не очень большая, а если еще и проводится акция, то цены равны. «Зачастую малые клубы, — продолжает собеседница, — не обладая серьезными инвестициями в спортивное оборудование, активы и сотрудников, неоправданно завышают цены. На зрелом рынке, где уже сформированы высокие стандарты работы, покупатель это видит и не желает платить дорого за то, что “дешево и сердито”».

Несколько лет назад в бизнес подались бывшие известные спортсмены, рассчитывая, что их спортивная слава привлечет много клиентов. «Хороший спортсмен и чемпион — не всегда успешный бизнесмен. Многие спортсмены открыли фитнес-клубы, но они не смыслят в менеджменте и маркетинге, поэтому через год клубы закрылись», — говорит г-н Иматалиев.

Другая причина закрытия фитнес-клубов — девальвация тенге, которая снизила платежеспособность клиентов. «Люди стали экономнее, а крупные компании сократили соцпакет, куда также входят тренировки в фитнес-клубах, — замечает эксперт. — В этой ситуации фитнес-сети смогли удержаться, а клубы-одиночки закрылись». Девальвация ударила сильнее по экономклассу, снизив их трафик на 10–20%. Дело в том, что каждый пятый посетитель демократичного фитнес-клуба — студент или домохозяйка, представители одних из самых уязвимых слоев населения. У премиум-класса, как заверили игроки рынка, с трафиком посетителей все в порядке.

Обесценение нацвалюты скорректировало планы инвесторов — в прошлом году объем вводимой площади новых фитнес-клубов и спортивных залов снизился в три раза по сравнению с 2015‑м. «Спад не связан с насыщением отрасли, следует говорить лишь о насыщении отдельного сегмента, например, предложение в нише спортзалов низкого ценового диапазона довольно высокое, — считает Валихан Тен, гендиректор фитнес-клуба World Class Almaty. — Индустрия казахстанского фитнеса находится в начальной стадии развития. Действующие игроки представляют собой лишь минимальную долю рынка».

Впрочем, отдача от бизнеса остается довольно привлекательной. Если до девальвации национальной валюты инвестиции, вложенные в фитнес-клуб экономсегмента, отбивались за год, то после нее — в три раза дольше. Видя, что бизнес остается прибыльным, на рынок уже после девальвации тенге выходят новые игроки. Молодой бизнесмен Мирас Ибраимов вместе со своим партнером открыл три фитнес-клуба (Crossfit Astana, Crossfit Alatau, Invictus Fitness), а устоявшихся игроков собирается потеснить гибкой системой оплаты. «Нашим посетителям не нужно оплачивать за год вперед, достаточно приобрести месячный абонемент», — говорит он.

Следующая фишка предпринимателя — он первым запустил Invictus — гибрид популярного в прошлом кроссфита и традиционного фитнеса. Стратегия г-на Ибраимова, которая, по его мнению, позволит его клубу «потолкаться со слонами», состоит не в том, чтобы сбивать цену, а внедрять новые технологии. «У алматинского клуба Invictus есть все шансы успешно конкурировать, потому что мы интегрируем фитнес с современными технологиями виртуальной реальности. Сегодня Facebook и Google вкладывают в эти технологии. Это значит, что в этой области грядут большие изменения, которые не пройдут мимо фитнеса. Традиционный сайклинг и спиннинг вытеснят сайклинг и спиннинг, дополненные виртуальной реальностью, а это новые ощущения. Уже сегодня мобильные приложения позволяют не нанимать персонального тренера, поскольку новые тренажеры оснащены QR-кодом, он сканирует и записывает результаты каждого посетителя, а также рекомендует нужную порцию нагрузки», — говорит г-н Ибраимов.

Премиум и эконом

Фитнес-индустрия делится на клубы премиум-класса и экономкласса, они отличаются по цене и стратегии. Премиум-класс представлен сетями Fidelity и World Class, а также клубами-одиночками. Основная их локация — Астана и Алматы. Годовая карта в элитных клубах колеблется по цене от 250 до 350 тыс. тенге. Владельцу годовой карты доступны все ресурсы клуба, начиная от медицинского спорттеста, продолжая тренажерным залом, бассейном, кардиозоной, заканчивая групповыми программами, куда входят также уроки боевого искусства и игровые виды спорта. При каждом визите посетителям предоставляется полный набор махровых изделий, косметические средства для душа и питьевая вода. К услугам требовательных клиентов — детская игровая комната и зона восстановления, состоящая из джакузи, финской сауны и хамама.

«Средняя стоимость всегда находится под давлением скидок, которые получают клиенты в зависимости от их истории в клубе, — уточняет г-жа Субханбердина. — На среднюю стоимость влияет также то, что около 45 процентов карт — более дешевые по сравнению с полным абонементом, но лимитированные по режиму посещения опции. Около 12 процентов клиентов регулярно пользуются услугами персональных тренеров».

Премиум-клубы продают не только ЗОЖ, но символический капитал — членский билет в общество успешных людей. «World Class Almaty является местом, где приобретают друзей, налаживают деловые связи, организовывают семейный досуг. Их объединяют общие интересы, и общение продолжается уже за пределами клуба. Например, у нас сформировались футбольные, баскетбольные команды, которые дружат уже на протяжении нескольких лет. У поклонников кроссфита образовалась своя компания, объединились теннисисты, пауэрлифтеры, танцоры и прочее», — говорит г-н Тен.

«Наш клиент — это деловой человек, предприниматель, менеджер высшего и среднего звена, а также их родители, супруги, дети и другие члены семьи. 52 процента наших посетителей мужчины, 48 процентов женщины. Средний возраст — 28–45 лет, около 300 человек — клиенты старше 65 лет», — рисует портрет посетителя премиум-класса Жанна Субханбердина. По словам собеседницы, клиенты Fidelity — образованные и эффективные люди с высоким уровнем самосознания, активной жизненной позицией, их не надо убеждать и объяснять, зачем нужен спорт. Если человек попал в клуб Fidelity, то он нуждается лишь в уточнениях по продукту и цене, но никак не в лекциях на тему о ЗОЖ.

Универсальность — главная фишка Fidelity, для каждого члена семьи предусмотрена подходящая тренировка, в городском ритме удобно возить детей в одно место, чем собирать их через пробки по разным адресам. «Однако каждый случай индивидуален — многие клиенты выбирают нас из-за квалифицированных врачей, особенно если они приобретают карты пожилым родителям», — рассказывает Жанна Субханбердина.

Данияр Молдахмет, основатель демократичной фитнес-сети Fitness Blitz, работает над тем, чтобы сделать спорт доступным большинству. Восемь лет назад он увидел разрыв между фитнес-клубами премиум-класса и «качалками», работающими по принципу «дешево и сердито» с нулевым сервисом. Было решено запустить фитнес-клуб с демократичными ценами, но приближенный по сервису к бизнес-классу. Сегодня сеть Fitness Blitz — это 14 клубов в Алматы и Астане, в планах открыть их в крупных городах РК.

Годовая карта фитнес-клуба экономкласса обойдется любителю ЗОЖ в 2,5–3,5 раза дешевле премиум-класса. За эту цену посетитель получает доступ к тренажерному залу, кардиозоне и душевой, а за групповые программы придется платить отдельно. Низкой цены фитнес-клубы массового сегмента добиваются за счет отказа от дополнительных услуг, таких как бассейн, сауна, спа, полотенца и халаты. «Как правило, большинство людей ходят в спортзал, чтобы поддержать форму: либо скинуть лишний вес, либо набрать массу, — рассказывает г-н Молдахмет. — А дополнительные услуги увеличивают цену продукта. Взять хотя бы сауну, в которую, кстати, не следует идти после интенсивной тренировки. Так вот, одна сауна на четыре человека требует наличия электропечи мощностью 6 киловатт. Она должна работать с раннего утра до ночи — а это дополнительные коммунальные расходы. Клиент, который посещает фитнес-клуб три раза в неделю, если и ходит в сауну, то не после каждой тренировки, а максимум один раз в неделю, но фактически платит за три посещения».

Кровью и потом

Фитнес-клубам приходится конкурировать не только между собой, но и специальными школами, которые вышли в индустрию ЗОЖ три года назад. Такие школы ставят на специализацию и создание сообщества единомышленников. Например, школа правильного бега I Love Running (ILR), которая стартовала в Алматы в 2015‑м, а до этого тремя годами ранее в Москве.

Изначально даже для прагматичной Москвы проект ILR не был бизнесом, а скорее сообществом друзей по бегу, которые вскладчину оплачивали услуги тренера. Но достаточно быстро стало понятно, что подобного формата нигде нет, и постепенно школа приобрела черты бизнеса. «Сама школа — это прекрасный нетворкинг, неформальное общение с очень интересными людьми», — замечает исполнительный директор алматинского ILR Дмитрий Токарев, бывший профессиональный пловец.

За два года работы в Алматы в школе правильного бега обучились более 600 человек. «ILR стал популярным, поскольку это необычный формат для алматинцев, да и первая беговая школа с гарантией результата. Основная фишка школы в том, что у нас есть цель, вокруг которой все вертится. Появляется смысл и понимание того, зачем тебе ходить на тренировки и овладевать спортивными навыками. Любая цель конечна, так и в ILR нет годового или месячного абонемента, а есть курсы — 7, 14 или 30 недель подготовки к беговым соревнованиям для любителей», — говорит г-н Токарев.

На первый взгляд ILR делают бизнес там, где его не может быть: они обучают бегу, тому, что с раннего детства умеет делать каждый. «Это большое заблуждение, что бегать умеет каждый человек, — парирует Дмитрий Токарев. — Само понятие “умение бегать” растяжимое. Какая разница между тем, кто может пробежать километр, и тем, кто осилит марафон? Километр пробежит почти каждый, а марафон или полумарафон — немногие. Бег — технический вид спорта, и от вашей техники зависит половина успеха. Мы обучаем основам марафонского или стайерского бега. Техника, сила, выносливость и правильное восстановление — вот что получают наши ученики. Также каждый получает клубную майку, которую нельзя купить в магазине. И если вы увидите в городе человека в нашей зеленой майке, знайте, что он умеет бегать. Также ученику выдается сумка и мотивационная карточка, на которой написана цель, например: “Я пробегу полумарафон в Астане 17 сентября 2017 года и увижу степь”».

Зимой 2015‑го основателям алматинского ILR пришла идея возродить в Алматы беговые лыжи. Так появилась школа I Love Skiing, и за две зимы 70 человек встали на лыжи, некоторые из них впервые в жизни пробежали свои лыжные марафоны в Финляндии, Швейцарии и Алматы. Школа легкого плавания I Love Swimming стартовала в июле 2016‑го и сразу громко заявила о себе, поскольку ставит перед участниками амбициозную цель — проплыть километр за четыре недели обучения, даже если совсем не умеешь плавать. По словам г-на Токарева, наличие цели и выход за рамки очень дисциплинирует учеников и держит их в тонусе.

«Мы не фитнес-клуб, у нас нет абонемента, годового членства, “статусности” и прочей маркетинговой истории, — говорит г-н Токарев. — У нас есть боль, пот, усталость, кровь, пыль, грязь, улица. Мы спортивная школа. К нам люди идут не за комфортом, а чтобы узнать себя. Все что мы даем — это гарантированный результат достижения цели, люди могут годами ходить в фитнес-клуб, но не научиться плавать или бегать, просто потому, что фитнесу это невыгодно. Бизнес-модель фитнес-клуба — долгая привязанность, но никак не достижение результатов. К нам приходят, если хотят выйти из зоны комфорта и сделать что-то выходящее за рамки — пробежать марафон, стать Ironman или переплыть Босфор».

Арианна Илимская — бывшая гимнастка, после травмы не смогла продолжить спортивную карьеру, но хотела оставаться гибкой. Не найдя щадящей методики, самостоятельно изучила спортивную медицину и собрала по крупицам самые, по ее словам, эффективные упражнения, позволяющие людям с проблемами здоровья улучшить его. «Таким образом разработала метод, с помощью которого можно быстро и эффективно, а самое главное безопасно растянуть шпагат, поставить человека на мостик, решить проблему протрузии, остеохондроза и искривления позвоночника», — рассказывает г-жа Илимская.

Увидев, что на рынке отсутствуют специализированные студии шпагата, наша собеседница решила капитализировать свои знания — создала Школу шпагата. Хотя продолжительность похода в эту школу в среднем от 2 до 4 месяцев — как только посетитель получает нужную растяжку, он теряет интерес, — Арианна Илимская за неполный год работы уже открыла три студии-школы.

«В фитнес-клубах есть групповые программы стретчинга, но разница между нами в том, что там посетитель получает основы, если он хочет растянуть ноги, то получает, так сказать, шпагат первого уровня, — рассказывает г-жа Илимская. — В фитнес-клубе не дают знания о строении человека, у него нет задачи научить думать как спортсмен и понимать свое тело. А на наших занятиях помимо того, что мы растягиваем человека, мы его еще просвещаем в том, какие мышцы полезно растягивать, а какие при определенных заболеваниях нельзя».

Следующее отличие — в группах не более 10 человек. «Количество ограничено, чтобы тренер успевал лично растягивать каждого, а не так, чтобы один посетитель растягивал другого, как это обычно бывает в стретчинговых программах фитнес-клубов», — говорит г-жа Илимская.

Кадры решают фитнес

Уровень подготовки инструкторов за последние десять лет упал значительно — это социологическое наблюдение постоянных посетителей фитнес-клубов. С этим утверждением согласна Элина Алимжанова, президент Ассоциации фитнес-аэробики, она объясняет этот тренд следующим образом: «В самом начале, как только начали открываться большие фитнес-клубы, туда пришли работать люди с опытом. На образование смотрели сквозь пальцы, но брали людей, которые до этого поработали в небольших студиях, поэтому уровень инструкторов был высокий. Сегодня многие из них стали управленцами в фитнес-клубах или запустили собственную небольшую студию».

Следующее поколение инструкторов оказалось молодым, без опыта, а работать пришли сразу в большой фитнес-клуб. Дело в том, что инструкторам профессиональные и коммуникативные навыки дает работа именно в небольших студиях. «В маленьких клубах инструктору платят проценты от посещаемости, в больших клубах оплата почасовая. Поэтому инструктор в больших фитнес-клубах не мотивирован ответственно относиться к своей работе, ему безразлично, сколько у него людей занимаются — 2 или 20», — говорит г-жа Алимжанова.

То, что стали набирать бывших спортсменов с физкультурным образованием, но без знаний особенностей фитнеса и базовых вещей в анатомии и медицине, также снизило общий уровень инструкторов.

Не стоит забывать, что индустрия фитнеса пережила бурный рост, говорит собеседница «Эксперта Казахстан», поэтому требует все больше профессиональных тренеров. Казахстанская академия спорта и туризма (КазАСТ) — единственное учебное заведение в стране, которое готовит тренеров. Однако, уверяет г-жа Алимжанова, из КазАСТ выходят инструктора среднего уровня, без специализации: «Специальной подготовки по фитнесу в нашем физкультурном институте нет, есть образовательные программы, а преподаватели с устаревшими знаниями».

Основная деятельность Ассоциации фитнес-аэробики — подготовка и повышение квалификации инструкторов. «Если раньше ассоциация проводила базовые курсы по подготовке инструкторов два раза в год, то сейчас — каждые два месяца, — рассказывает г-жа Алимжанова. — Самые популярные базовые курсы — подготовка фитнес-инструкторов групповых программ по аэробике и степ-аэробике, поскольку они дают основные знания, которые можно углубить, пройдя специальные курсы. Другой популярный базовый курс — инструктор тренажерного зала».

Тех, кто хочет работать инструктором, обучают, так сказать, без отрыва от производства, они проходят краткосрочные курсы в собственных учебных центрах фитнес-сети. Правда, такую роскошь могут позволить лишь крупные игроки. Другие проходят обучающие семинары в таких ассоциациях, как АФА. «После базового курса обучающиеся выбирают специализированные программы, чтобы повысить квалификацию, — рассказывает г-жа Алимжанова. — Из них популярностью пользуется направление Mind & Body (“разум и тело”), куда входят пилатес, йога, стретчинг, также специальные программы для оздоровления опорно-двигательной системы, в этом году спросом пользуются семинары по детскому фитнесу».

И анаболики

«В ближайшей перспективе нас ожидает дальнейший рост нишевых небольших и узкопрофильных клубов-студий размером до тысячи квадратных метров, — считает г-жа Субханбердина. — В экономике в ближайшие годы строительного бума не предвидится, стоимость капитала будет оставаться очень высокой, соответственно, крупных фитнес-центров размером более 2,5 тысячи квадратных метров, которые являются очень капиталоемкими проектами с долгосрочной окупаемостью, много открываться не будет». По мнению спикера, обострится конкурентная борьба с ценовой войной между крупными игроками.

«Индустрия фитнеса Алматы отстает от московской на 10 лет, — говорит Элина Алимжанова, — и по количеству клубов на душу населения, и по цене. Из нового в фитнес-клубах только оборудование. Но чтобы соответствовать мировому уровню, нужно покупать лицензию на новые программы. Взять зумбу, которую сегодня активно рекламируют у нас, но которая теряет популярность в мире. Сегодня в Европе появляются новые направления, связанные с восстановлением функций организма. Чтобы их импортировать, нужно покупать лицензию и специальное оборудование».

Собеседница недавно побывала на международной wellness-конференции, где презентовали новые программы и оборудование. Из них, по ее словам, только пятая часть представлена в РК. «Мы отстаем не только по программам и оборудованию, наши клубы в целом не знают, что происходит в мировой индустрии. Сейчас в мире набирает обороты фитнес на плотах — в бассейне натягивают веревку, к ней крепятся плоты, на которых проводят занятия йогой. Нам есть к чему стремиться, но все упирается в финансы — большие клубы закупились и не могут менять инвентарь и программы часто, а у маленьких не хватает денег», — резюмирует г-жа Алимжанова.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Приспособиться к реальности

Замедление банковского кредитования и снижение запросов на оценку залоговой недвижимости переориентируют участников рынка на более сложные виды оценки

Спецвыпуск

Консалтинг ушел в минус

Рынок сильно просел в 2016-м, однако консалтеры ожидают его восстановление уже в текущем году

Спецвыпуск

Спроси у бухгалтера

Происходящие в банковском секторе события задевают и аудиторов: регулятор намерен ужесточить требования к аудиторским компаниям

Международный бизнес

Указатель поворота

Чтобы продолжать устойчиво развиваться, Bosch переносит акцент на IoT и искусственный интеллект