Квазизадачка

Квазигосударственный сектор давно пора реформировать, только непонятно как

Квазизадачка

По официальным данным, национальные компании – хребет квазигосударственного сектора – завершили 2016-й финансовый год с убытком в 21,4 млрд тенге, а их отрицательная рентабельность составила 4,9%. Масштаб проблемы становится понятен, если привести оценки веса компаний с государственным участием в экономике -- 60-70%. Тему эффективности квазигоссектора подняли на очередном экспертном совещании на площадке аналитической группы “Кипр” в Алматы. 

В квазиплену

По мнению Рахима Ошакбаева, директора Центра прикладных исследований «Талап», квазигоссектор вышел из под контроля правительства. Он напомнил слова президента Нурсултана Назарбаева, который два года назад предложил сократить активы госхолдингов, заявив, что «Самрук-Казына» (СК) и «КазАгро» неэффективно контролируют огромные активы промышленности и сельского хозяйства. В 2015 году активы лишь одного СК составили 40% ВВП. Сегодня, по оценке г-на Ошакбаева, размер активов СК приближается к 60% ВВП. «Самое главное – до сих пор игнорируется поручение президента о том, что после приватизации все три управляющих холдинга – «Самрук-Казына», «Байтерек» и КазАгро» - должны быть преобразованы в компактные организации».

Рахим Ошакбаев (фото: Руслан Пряников)

По мнению эксперта, нацхолдинги превратились в неэффективных посредников между бюджетом и банками, они продолжают оставаться крупными бенефициарами госрасходов при минимальной отдаче. «С 2007 по 2016 годы свыше 34 миллиарда долларов были выделено прямо или косвенно через кредиты и бюджетные трансферты в уставный капитал в субъекты квазигоссектора. За этот период размер дивидендов составил 1,3 миллиарда тенге – с экономической точки зрения неравноценный обмен для правительства, как акционера этих нацхолдингов», - отметил Рахим Ошакбаев. 

Чтобы уменьшить долю нацхолдингов в экономике страны, было запущено “Народное IPO”, внедрялись принципы Yellow Page Rule, ограничивающие создания дочерних структур госкомпаниями, сегодня продолжается приватизация. Однако статистика по приватизации активов нацхолдингов и нацкомпаний свидетельствует, что лишь треть объектов, выставленных на приватизацию, перешла в частные руки. 

Рахим Ошакбаев: “В результате страна попала в “институциональную ловушку”, когда полисимейкеры по существу институционально захвачены группой влияния в лице квазигоссектора, который размывает и торпедирует поручения главы государства, а также усилия правительства”

Помимо сокращения квазигосударственного сектора правительство пытается повысить его эффективность. Для этого три года назад была запущена программа трансформация СК и его портфельных компаний. Поскольку цель трансформации довольно противоречивая – ежегодное увеличение стоимости активов на триллион тенге на фоне оптимизации структуры СК, то задача уменьшить количество портфельных компаний нацхолдинга до 300 к 2017 году не выполнена. Более того, утверждает г-н Ошакбаев, сегодня в СК входят порядка 450 компаний. 

«Из вышесказанного следует сделать вывод, - продолжил Рахим Ошакбаев, - что квазигоссектор, во-первых, аккумулировал огромные ресурсы. Во-вторых, обладает невероятной живучестью и переговорной силой. В результате страна попала в “институциональную ловушку”, когда полисимейкеры по существу институционально захвачены группой влияния в лице квазигоссектора, который размывает и торпедирует поручения главы государства, а также усилия правительства».

Отвечай за рынок 

Попытки увеличить долю МСБ в экономике республики до 50% к 2050 году рискуют остаться нереализованными. В распоряжении Центра прикладных исследований «Талап» оказались любопытные цифры, которые позволили измерить долю квазигоссектора в совокупном доходе казахстанских предприятий. Обнаружилось, что в 2015 году контракты с квазигоссектором позволили заработать МСБ 4,3 трлн тенге, или 15% от всех совокупных доходов. 

Причем контракты от квазигоссектора для казахстанского МСБ будут поважнее, чем подряды от частных сырьевых компаний, которые в 2015 году принесли малым и средним предприятиям 2,3 трлн тенге дохода.

Впрочем, влияние квазигоссектора на экономику РК этим не исчерпывается, поскольку каждый третий тенге во всех банковских вкладах и текущих счетах – это ликвидность от СК, «Байтерека» и «КазАгро». По мнению г-на Ошакбаева, такая ситуация делает три крупнейших холдинга влиятельными игроками на денежном рынке, действия которых искажают рыночные стимулы. Депозиты нацхолдингов создают избыточную ликвидность в банковском секторе, которую Нацбанк РК вынужден стерилизовать посредством выпуска краткосрочных нот. 

«В прошлом году открытая позиция Нацбанка по краткосрочным нотам составила минус 1,1 триллион тенге, сейчас она выросла до минус 2,6 триллиона тенге. Таким образом создается порочный круг: темпы роста ВВП низкие, что вынуждает правительство стимулировать экономику, увеличивая расходы по госпрограммам. Деньги на госпрограммы канализируются через узкое «бутылочное» горлышко квазигоссектора, который еще больше увеличивает свои банковские вклады, – отметил Рахим Ошакбаев. – В этой ситуации Национальный банк вынужден держать высокую базовую ставку, чтобы абсорбировать денежные остатки, соответственно, они не попадают в экономику в виде кредитов бизнесу, что приводит к замедлению экономического роста». На этом моменте цикл перезапускается – низкие темпы роста ВВП вынуждает правительство стимулировать экономику, увеличивая расходы на госпрограммы.

Наделал долгов

Республиканская казна не единственный источник финансирования квазигоссектора. «В период высоких цен на нефть государственные компании бесконтрольно тратили огромные деньги на инфраструктурные проекты, покупку зарубежных активов и социальные проекты. Для финансирования этих расходов государственные компании агрессивно занимали за рубежом и поэтому внешний долг квазигосударственного сектора вырос до 23 миллиарда долларов», - рассказал директор Национального бюро экономических исследований Касымхан Каппаров. Экономист назвал внешние долги квазигоссектора «невидимым госдолгом»: “Поскольку их не учитывают на бумаге, но при худшем развитии сценария придется платить гражданам РК”.

Касымхан Каппаров (фото: Руслан Пряников)

По словам г-на Каппарова, госкомпании наделали большие долги, поскольку правительство рассматривает их средства как дополнительный бюджет для выполнения соцпрограмм, что ведет к неэффективному и нецелевому использованию средств. Кроме того, госкомпании профинансировали имиджевые проекты правительства – Зимние Азиатские игры-2011, Универсиада-2017, международная специализированная выставка EXPO-2017 в Астане и прочее. 

«Долговая нагрузка «Самрук-Казыны» по показателю долг к EBITDA равна пяти, - отметил Касымхан Каппаров. – Это означает, что текущий уровень долга равен доходу в течение следующих 5 лет. В 2015 году долг вырос на 10 процентов. Причем 80 процентов долга – в иностранной валюте, в то время как доход – в национальной валюте, которая в 2015 году потеряла половину своей стоимости». 

Касымхан Каппаров: “Долговая нагрузка «Самрук-Казыны» по показателю долг к EBITDA равна пяти. Это означает, что текущий уровень долга равен доходу в течение следующих 5 лет. В 2015 году долг вырос на 10 процентов. Причем 80 процентов долга – в иностранной валюте, в то время как доход – в национальной валюте, которая в 2015 году потеряла половину своей стоимости”

Тревогу у экономиста вызывает то, что нацхолдинги продолжают занимать. И уже не для финансирования социальных и имиджевых проектов, а на оборотный капитал и рефинансирование ранее взятых долгов. Свежий пример – СК в начале текущего месяца заключил с Госбанком развития Китая соглашение на открытие кредитной линии на сумму до 3 млрд долларов. 

Без квазигоссектора ни туды и ни сюды

Для того, чтобы уменьшить отрицательное влияние квазигоссектора на экономику, Рахим Ошакбаев предложил написать так называемый исчерпывающий закрытый список, куда попадают компании, которые имеют неоспоримое право оставаться государственными. Те нацкомпании, которые окажутся вне этого списка, должны быть в ограниченные сроки приватизированы, а если не найдут покупателя - ликвидированы. Следующая предложенная экономистом мера – создание неправительственной организации, которая занималась бы независимым анализом и оценкой квазигоссектора. 

Касымхан Каппаров, которого тревожит рост долга, предложил три шага. Первый – правительство должно признать наличие проблемы и “включить невидимый госдолг в экономическую политику”. Вторым шагом необходимо остановить дальнейший рост долга госкомпаний. Для чего правительству необходимо установить лимит на общий долг «Самрука-Казыны» и отдельных госкомпаний. Третьим шагом установить контроль над невидимым госдолгом: его нужно включить в бюджетный проект, который утверждает парламент. 

Участники дискуссии высказали предположение, что радикальное сокращение присутствия квазигоссектора в экономике приведет к серьезным социальным проблемам. Например, если заставить работать на рыночных принципах государственный «Озенмунайгаз» (дочка РД КМГ), ключевого работодателя в неспокойном Жанаозене, то этой компании для повышения производительности труда до уровня мировых бенчмарков придется сократить персонал в несколько раз, что приведет к росту социального напряжения на западе Казахстана. То же можно сказать и о других добывающих предприятиях моногородов. 

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Аппетит приходит в кризис

Рост потребительского спроса сопровождается увеличением кредитной нагрузки для населения

Казахстанский бизнес

Яму проскочили

Итоги первого полугодия 2017‑го свидетельствуют о выходе автомобильного бизнеса РК из рецессии

Бизнес и финансы

Максут растет

БАСТ рапортует о завершении второй очереди строительства на Максуте

Спецвыпуск

Приспособиться к реальности

Замедление банковского кредитования и снижение запросов на оценку залоговой недвижимости переориентируют участников рынка на более сложные виды оценки