Инвестиции без заразы

Неблагоприятная эпизоотическая ситуация может поставить крест на капиталовложениях животноводческих ферм РК

Инвестиции без заразы

На ежегодной ассамблее Всемирной организации по охране здоровья животных (бывшее Международное эпизоотическое бюро, МЭБ) в Париже 180 государств единогласно проголосовали за присвоение Казахстану статуса зоны, свободной от ящура. Наличие такого статуса дает возможность РК свободно экспортировать мясо и мясную продукцию в страны — члены ВТО. Как считают казахстанские чиновники, полученный статус положительно скажется на внешнеторговой деятельности отечественных предпринимателей.

Однако эпизоотическая ситуация в РК оставляет желать лучшего, поскольку продолжаются вспышки заболеваний скота, вследствие чего соседние страны могут запретить ввоз казахстанского мяса на свои территории. Свежий пример — падеж от пастереллеза почти 100 голов скота в Карагандинской области в мае этого года. Если частота вспышек болезней останется на прежнем уровне, то даже статус Казахстана как зоны, свободной от ящура, не поможет нарастить экспорт в соседние страны. А значит, инвестиции в животноводство РК окажутся напрасными.

Каждый третий день

В прошлом году зарегистрировано 149 очагов особо опасных заболеваний животных, по одному очагу каждые три дня, что на 40% меньше показателя 2015‑го. Причем прошлый год вообще стал самым благоприятным по эпизоотической ситуации за последние пять лет. За этот период наибольшее количество очагов зарегистрировано в 2015‑м — 247. Следующим положительным трендом следует считать рост доли ликвидированных очагов с 78% в 2012 году до 92% в 2016‑м.

Причиной каждой второй вспышки инфекции в 2016 году стало бешенство, следом идут пастереллез (17%) и эмфизематозный карбункул (14%). «В прошлом году зарегистрированы пять очагов сибирской язвы в Карагандинской, Восточно-Казахстанской, Западно-Казахстанской и Павлодарской областях, — отмечают в пресс-службе Минсельхоза РК. — Впервые в Атырауской области была зарегистрирована экзотическая для Казахстана болезнь — нодулярный дерматит. Инфекция купирована в первичном очаге, ликвидационные мероприятия, в том числе профилактическая вакцинация животных против нодулярного дерматита, завершены».

Четыре года назад, следуя плану поэтапной борьбы с ящуром, разработанному при содействии МЭБ, были ужесточены требования к качеству применяемых ветеринарных препаратов. В результате уже со второго полугодия 2013 года вспышки ящура в РК не регистрировались.

Дальнейшая поголовная вакцинация животных против ящура как раз и позволила республике получить в мае нынешнего года статус зоны, свободной от ящура. «Наличие статуса дает стране возможность экспортировать в страны — члены ВТО продукцию животного и растительного происхождения, что позволит реализовать экспортный потенциал нашего агропромышленного комплекса», — заявил тогда заместитель министра сельского хозяйства Кайрат Айтуганов.

В каждой из аналитических справок Минсельхоза РК по ветеринарной обстановке в РК за последние пять лет указывается, что «эпизоотическая ситуация по особо опасным болезням остается стабильной, за исключением единичных вспышек острых и хронических инфекций».

Однако гендиректор Казахского научно-исследовательского ветеринарного института Ахметжан Султанов в своих выступлениях неизменно подчеркивает, что «в республике сохраняется напряженная ситуация по некоторым особо опасным болезням сельскохозяйственных животных. Имеет место значительное распространение отдельных инфекционных, паразитарных и незаразных болезней, периодически регистрируются эмерджентные и экзотические заболевания скота».

К сожалению, в регулярных отчетах Минсельхоза РК об эпизоотической ситуации не дается статистика по падежу и вынужденному забою, которая позволила бы хотя бы приблизительно оценить финансовые потери отечественных ферм от вспышек заболеваний сельскохозяйственных животных.

Забить, а затем возместить

К объективным причинам зоонозных инфекций следует отнести особенности климата РК и миграцию диких животных. К субъективным — несоблюдение со стороны владельцев животных ветеринарных норм, а также ненадлежащее оформление справок о здоровье скота ветврачами ветеринарных служб местных акиматов. Но на первом месте среди причин распространения болезней — нарушение владельцами животных требований убоя животных для последующей реализации на специальных объектах, где проводится предубойный ветеринарный осмотр и послеубойная ветеринарно-санитарная экспертиза мяса.

Кроме того, сельчане не склонны информировать местные ветеринарные службы о приобретенных животных, полученном приплоде, убое, реализации, случаях падежа и заболеваниях животных. А нехватка денег на дорогие ветпрепараты даже при желании не позволяет фермеру обеспечить нормальные санитарные условия содержания скотины.

«Больше всего вспышек заболеваний встречается в личных подсобных хозяйствах (ЛПХ), — говорит глава Мясного союза Казахстана Максут Бактибаев. — Люди не привыкли обращаться к ветврачам, да и условия содержания домашних животных не отличаются высокими стандартами. Собственно, скот пасется на общественных пастбищах, что увеличивает риск заражения от других животных». По информации Минсельхоза РК, сегодня более 80% всего поголовья животных республики находится в ЛПХ.

Крупные хозяйства, в отличие от ЛПХ, ограждены дезинфекционными барьерами, а приобретенный скот карантинируется. «За здоровьем животных следит ветврач фермы, у которого под рукой нужные препараты. Животные пасутся на одном месте, без передвижений и контактов с другими», — отмечает г-н Бактибаев.

Отметим, что и крупные хозяйства не защищены от вспышек заболеваний. Несколько лет назад казахстанские сельхозкомпании завезли в страну зараженный скот. Была обнаружена совершенно новая для страны вирусная инфекция Шмалленберга.

Государство изымает больных животных, а взамен выплачивает компенсацию. Решение о компенсации принимает специальная комиссия, которая устанавливает стоимость изъятого или уничтоженного скота, опираясь на существующие цены в регионе. Если за год из-за инфекций забивается много скота, то обычно бюджетных денег на всех не хватает.

Мясной союз Казахстана предложил Минсельхозу изменить действующую систему возмещения при особо опасных болезнях, внеся туда рыночный элемент. «Предложили запустить механизм вмененного страхования, например, на базе компании “КазАгроГарант”. В случае возникновения вспышки и вынужденного забоя страховая компания незамедлительно возмещает средства за скот по рыночной цене и только потом начинает разбираться в причинах распространения болезни, что гарантирует предпринимателю сохранность его инвестиций», — рассказывает г-н Бактибаев.

Экспорт и инфекции

В 2011 году правительство запустило программу развития экспортного потенциала мяса КРС на 2011–2020 годы. Авторы документа рассчитывали, что казахстанские фермеры, воспользовавшись программой льготного кредитования «Сыбага», нарастят поголовье КРС и начнут энергично экспортировать мясо. Ожидалось, что к 2016‑му экспорт мяса составит 60 тыс. тонн, но фактически в прошлом году экспортировано всего 2,7 тонны на 6,5 млн долларов. В физическом объеме это на 25% меньше, чем в 2015‑м. Одна из причин снижения экспорта — запрет российских надзорных органов летом 2016‑го на ввоз казахстанского мяса из-за регистрации очагов пастереллеза и нодулярного дерматита. Запрет был снят уже в начале осени того же года, но в результате ограничений экспорт в Россию мяса КРС упал в 2,4 раза, свинины — в 2,3 раза.

Казахстанские фермеры наращивали поголовье в надежде на рынок Китая. Однако в 2013 году Поднебесная запретила поставлять мясо и мясопродукты из РК, поскольку в ВКО были зафиксированы вспышки ящура. Только в конце прошлого года власти Китая признали территорию девяти областей РК — Акмолинской, Актюбинской, Атырауской, ЗКО, Карагандинской, Костанайской, Мангистауской, Павлодарской и СКО — зонами, благополучными по ящуру. К слову, в 2016 году в Поднебесную экспортировано всего 12 тонн мяса КРС.

«Нестабильная ветеринарная ситуация прямо влияет на экспортную выручку казахстанских ферм. Более того, она уменьшает инвестиции в отрасль, — рассказывает Максут Бактибаев. — Казахстанский внутренний рынок, в принципе, обеспечен собственным мясом, поэтому значительные инвестиции в животноводство возможны, если открыты соседние рынки для нашей продукции. Ветеринарные риски могут как уничтожить все поголовье, а значит инвестиции, так и закрыть страну для экспорта мяса, что является ключевым фактором, когда речь заходит о капиталовложениях».

Чтобы улучшить эпизоотическую ситуацию, помимо стандартных мер по улучшению технического оснащения и обеспечения препаратами ветпунктов, мониторинга дикой фауны, а также ужесточения требований по убою, необходимо запустить несколько институциональных мер. «Открытая статистика по уровню заболеваний скота в разрезе регионов и районов позволит инвесторам выбирать лучшую локацию для бизнеса. Открытая информация даст возможность оценивать уровень ветсервиса каждого района. Принцип состязательности, а также рейтинги улучшили бы ветеринарную обстановку», — уверен г-н Бактибаев.

Также собеседник предлагает внедрить систему, главная цель которой — контроль животноводческой продукции от фермы до стола. «Несколько лет назад канадские фермеры потерпели значительные убытки, поскольку у них не было такой системы. Если бы она у них была, то власти Канады вовремя вычислили и ограничили бы зону поражения. А значит, страны — партнеры Канады закрыли бы только экспорт скота из зараженной зоны. Мясной союз Казахстана предлагал внедрить подобную систему по принципу ГЧП, чтобы не тратить бюджетные деньги и обеспечить реальное ее функционирование. Но пока дело стоит на месте», — резюмирует Максут Бактибаев.

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Сказка о неразменном тенге

В Казахстане растет спрос на кредитные карты через пять лет после начала их массового выпуска

Казахстанский бизнес

Спортивный азарт

Букмекерские конторы в РК предлагают удалить от клиентов

Тема недели

Якоря и планктон

Львиную долю капзатрат аккумулируют крупные индустриальные проекты: по итогам 2016 года на 10 из 127 проектов пришлось 80%

Казахстан

Модернизация или советизация?

На наших глазах складывается пропагандистское общение: обращаются не к личности собеседника, а к обобщенному образу аудитории