Плацдарм для экспансии

Польское правительство планирует использовать географическое положение Казахстана и его роль транзитного узла региона, чтобы выйти на рынки Центральной Азии и Китая

Плацдарм для экспансии

Казахстанско-польские отношения, которым в этом году исполняется 25 лет и которые все это время были «ровными», возможно, перейдут в активную фазу. Местное правительство понимает, что источник польского экономического чуда — дешевый и квалифицированный труд — на исходе, поэтому стимулирует своих предпринимателей к более энергичной экспортной экспансии. Казахстану в этой стратегии отводится место плацдарма, с которого польский бизнес начнет атаковать рынки Центральной Азии и Китая.

Польская растишка

Польша — рекордсмен среди европейских стран по росту экономики, который продолжается 24 года подряд. Благодаря довольно высокому для Европы среднему приросту ВВП за этот период — 4,1%, реальный ВВП увеличился вдвое. А поскольку за это время количество населения существенно не изменилось, то следует говорить о двукратном увеличении реальных доходов поляков. Жесткие реформы в начале 1990‑х позволили создать ключевые институты, необходимые для функционирования рынка, а правильная приватизация не допустила олигархизации и монополизации экономики — вот обычное объяснение польского экономического чуда.

В действительности главный козырь экономического роста Польши — дешевый и квалифицированный труд. Именно это позволило сегодня польским компаниям встроиться в производственную цепочку крупных европейских и мировых компаний. Причем эта тенденция усилилась после вступления республики в Евросоюз в мае 2004 года, о чем свидетельствует троекратный рост прямых иностранных инвестиций в том же году, а также высокий уровень зарубежных вложений в следующие годы.

Впрочем, республике удается привлекать иностранные инвестиции до сих пор, ведь производительность по-прежнему растет быстрее, чем зарплата. Портфель проектов Польского агентства по инвестициям и торговле (ПАИТ) показывает, какие направления больше всего интересуют зарубежных инвесторов в Польше. Сегодня агентство сопровождает 181 инвестиционный проект на сумму 4,8 млрд евро. Среди них преобладают инвестиции в сектор услуг (68 проекта), в автомобилестроение (28 проекта), а также в производство продуктов питания (13 проектов). «Кроме того, в нашем портфеле много инвестиционных проектов, связанных с IT-услугами и финансовым консалтингом. Следом идут проекты в области машиностроения — в Польше продолжают открываться компании-поставщики крупных ТНК», — рассказывает главный аналитик ПАИТ Лукаш Лесневски.

История перехода экономики Польши на капиталистические рельсы, когда одной из целей приватизации было не допустить монополизацию и олигархизацию экономики, привела к такой ее структуре, в которой преобладают маленькие и средние компании. «В Польше работают 1,7 тысячи микрокомпаний, что составляет 95,8 процента всех компаний. Фирмы, в которых количество сотрудников не превышает десяти человек, дают более половины польского ВВП», — отмечает директор департамента международного развития Польского агентства развития предпринимательства Михал Поланьски.

В 2015 году ВВП Польши составил 477 млрд долларов, что делает ее восьмой экономикой в Европе. Ключевым торговым партнером является Германия, которая покупает четверть польского экспорта. Помимо Германии в первый эшелон стран — потребителей польского экспорта входят Великобритания (6,9%), Чехия (6,1%), Франция (5,4%) и Италия (5,1%).

«На долю Германии приходится четверть нашего импорта и экспорта. Польское автомобилестроение завязано на Германии: мы покупаем там комплектующие и продаем им готовые автозапчасти и автомобили. Если вы купили в Казахстане новый Mercedes-Benz, то, знайте, двигатель для него произвели в, Польше», — отмечает г-н Лесневски.

«Активное сотрудничество польских и немецких компаний сыграло положительную роль, — объясняет Михал Поланьски. — Наши фирмы модернизировали производство, чтобы соответствовать требованиям немецких партнеров. Но сильная зависимость от Германии делает нашу экономику уязвимой».

Машиностроительная отрасль выпускает главную экспортную продукцию: в 2015 году автозапчастей было продано на 10,8 млрд долларов, что составило 5,7% от всего экспорта, следом идут автомобили — 6 млрд долларов (3,2%). Пятерку основных экспортных товаров замыкают стулья (2,6%), прочая мебель (2,1%), а также пассажирские и грузовые суда (1,8%).

Настройка драйвера

Польские чиновники откровенно говорят, что скоро труд перестанет быть дешевым, а экономика рискует попасть в ловушку среднего дохода. Поэтому президент страны Анджей Дуда, пришедший к власти два года назад, выдвинул План ответственного развития. Программа предполагает развитие в пяти направлениях: реиндустриализация экономики, стимулирование инновационных компаний, увеличение расходов на развитие, торговая экспансия, социальное и региональное развитие.

Для инновационного скачка — второго пункта в стратегии — создан Национальный центр исследований и развития. Его бюджет составляет 7 млрд евро за счет дотаций Евросоюза. Деньги до 2020 года будут распределены среди польских компаний, которые занимаются научной работой. В планах польского правительства довести расходы на НИОКР до 2% от ВВП.

Что касается четвертого пункта в стратегии, торговой экспансии, то ПАИТ планирует открыть 70 зарубежных представительств и актуализировать существующие инструменты поддержки экспорта. «Первое, планируем создать банк, схожий по своим функциям с экспортно-импортным, он будет выдавать крупные кредиты и страховать экспортные операции, — рассказывает Мачей Фалковски, заместитель директора департамента экономического сотрудничества Министерства иностранных дел Польши. — Второе, польские министерства отказались от традиционных инструментов поддержки экспорта, которые приносят пользу крупным фирмам: торговые миссии, участие в выставках и конференциях».

Как говорит собеседник, поскольку в Польше почти 99% экономики представлены маленькими и средними предприятиями, то им нужен инструмент, заточенный под нужды определенной компании. «Мы запустили инструменты поддержки экспорта, суть которых — маркетинг и консалтинг, — продолжает г-н Фалковски. — У небольших компаний трудности с аналитикой. Поэтому польские госорганы предлагают подробную аналитику, не доступную в открытых источниках. Например, если производитель кондитерских изделий хочет выйти на рынок какой-то страны, то наши госорганы могут сделать анализ рынка и конкуренции, дать расклад всех санитарных норм, просчитать расходы для выхода на рынок, более того, мы поможем в поиске деловых партнеров на месте».

Газ в обмен на печи и грейдеры

Польша не стоит на первых позициях в списке ключевых торговых партнеров Казахстана. Товарооборот между нашими странами в лучшие годы едва превышал 2 млрд долларов. С тех пор показатель сократился вдвое и по итогам 2016 года составил 759 млн долларов. По размеру товарооборота Польша в списке внешнеэкономических партнеров РК занимает 16‑е место, после Узбекистана и Мальты.

Но и Казахстан для Польши — внешнеэкономический партнер второго эшелона: его доля в польском экспорте составляет 0,4%.

Начиная с 2008 года сальдо взаимной торговли стабильно положительное. Казахстанский экспорт в Польшу на 95% состоит из минерального сырья и продуктов низших переделов — это нефтяные газы, сырая нефть и продукты неорганической химии. А вот поляки поставляют нам в основном готовые изделия — промышленные печи, сельхозтехнику и комплектующие для нее, лекарственные средства, косметику и звукозаписывающее оборудование.

Вот как объясняет падение товарооборота между Казахстаном и Польшей президент Польско-Казахстанской торгово-промышленной палаты Петр Гузовски: «Что касается польского экспорта в Казахстан, то сейчас, когда Европа применила антироссийские санкции, сложно перевозить товары транзитом через Россию. Сейчас многие польские товары едут в Казахстан через Турцию, Иран и Грузию, а это дополнительные временные и денежные издержки, что делает польскую продукцию дорогой. Поэтому казахстанские партнеры отказываются от тех товаров, которые можно заменить».

По словам собеседника, польские яблоки попадают в Казахстан под брендом «Сделано в Беларуси». «Не стоит забывать, что в ЕАЭС выгоднее покупать российские и белорусские товары. Также в Казахстане наблюдаются экономические проблемы из-за падения цен на нефть, что влияет на вашу платежеспособность», — замечает г-н Гузовски.

Впрочем, польский экспорт в Казахстан в 2016 году упал в абсолютных значениях не намного — всего на 86 млн долларов. Поэтому не стоит беспокоиться об этом, ситуацию изменят 2–3 крупных контракта, считает Мачей Фалковски.

Для увеличения казахстанского экспорта в Польшу не хватает активности нашего бизнеса. Отечественные сельхозтовары здесь востребованы: например, популярную люблинскую вермишель производят из казахстанской муки, а наши семена используют для посыпки хлебобулочных и кондитерских изделий. Г-н Гузовски считает, что нужно использовать репутацию хорошо зарекомендовавших себя казахстанских сельхозтоваров в Польше, чтобы наращивать объемы поставок.

«Мы продаем конину в Италию и Францию, так что не остается для себя. Казахстанскую конину можно было бы успешно продавать в Польше. Скоро нам не будет хватать фуражного зерна, потребность в котором могла бы закрыть ваша страна», — перечисляет Петр Гузовски.

Что касается падения казахстанского экспорта в Польшу, то, по мнению г-на Гузовского, в РК трудно купить многие товары. «Два года вели переговоры о покупке алюминия. Сначала нам сказали, что нельзя его покупать в сыром виде, что нужно переработать перед тем, как вывезти. Нашли людей, готовых переработать, но нам так и не продали сырье», — вспоминает он свой опыт столкновения с казахстанскими реалиями.

Польша среди стран, инвестирующих в экономику РК, занимает скромное место. За последние десять лет самое крупное польское вложение зафиксировано в 2014 году и составило 42,8 млн долларов. Пик инвестиционной активности связан с фармацевтической компанией Polpharma SA, которая с 2011 года на юге Казахстана реализует крупный инвестиционный проект стоимостью 100 млн долларов. Всего действующих компаний с участием польского капитала — 115, что сравнимо с количеством компаний с сингапурским участием и в четыре раза меньше, чем корейских фирм. Из 115 компаний лишь одна крупная, три средние, все остальные можно отнести к малому бизнесу.

По словам г-на Лесневского, польский капитал стремится в такие страны, как Канада, США, Франция и ЮАР. «Да и в самой Польше достаточно сфер, куда можно инвестировать, — замечает Петр Гузовски. — Наши предприниматели неактивны в казахстанском направлении, потому что географически ближе и институционально легче инвестировать в европейские страны». По его словам, бизнесмены из Восточной Польши более или менее представляют себе правила игры, существующие в Казахстане, поскольку они ведут дела в России и Беларуси. Предприниматели из Западной Польши выбирают европейские страны, поскольку не очень хорошо понимают тонкости ведения бизнеса на постсоветском пространстве. «Изменение условий достигнутых договоренностей для них станет шоком», — отмечает г-н Лесневски.

Казахстан — точка сбора польского бизнеса

«Казахстан — одна из немногих для нас приоритетных стран. И могу заверить, что список приоритетных стран у нас недлинный», — подчеркивает представитель МИД Польши Мачей Фалковски.

Отношение к Казахстану изменилось после официального визита Нурсултана Назарбаева в Польшу в августе прошлого года. До этого Казахстан поляками воспринимался ближайшим союзником России и одним из главных конструкторов Евразийской интеграции. А это уже повод к настороженному отношению, тем более что электорат стоящей у власти партии «Право и справедливость», известной своей антисоветской и антироссийской риторикой, составляет треть избирателей.

С учетом этих настроений г-ну Назарбаеву пришлось повторить свой тезис, что ЕАЭС — это всего лишь экономический союз. «Я знаю, что Польше не нравится Евразийский экономический союз. Я инициатор этого дела. Я слышу, как говорят, что Россия снова собирает Советский Союз. Может быть, кто-то и переживает развал Советского Союза, но у того, кто хочет его восстановить, нет головы, потому что это невозможно. Поэтому я не думаю, что в Европе правильно об этом рассуждают», — заявил президент РК во время официального визита в Варшаве.

Исключительная убедительность Нурсултана Назарбаева, а еще больше желание польского правительства найти новые рынки для экспорта постепенно меняют отношение к нашей стране. «У Казахстана влиятельная позиция в регионе, — говорит Мачей Фалковски. — Мы стараемся смотреть на наше сотрудничество с точки зрения предпринимателей и воспринимать Казахстан как плацдарм для выхода польского бизнеса на рынки Центральной Азии и Китая». По его словам, в Польше прекрасно осознают и ценят тесные связи казахстанского бизнеса с китайскими, российскими и иранскими партнерами.

В Польше запущена программа Go to China, которая будет стимулировать более активный выход местных фирм на рынок Поднебесной. «У нашего правительства сегодня новый подход: оно считает, что у польских фирм достаточно опыта и технологий для экспансии на международные рынки», — заключает Лукаш Лесневски.

Статьи по теме:
Экономика и финансы

Аппетит приходит в кризис

Рост потребительского спроса сопровождается увеличением кредитной нагрузки для населения

Казахстанский бизнес

Яму проскочили

Итоги первого полугодия 2017‑го свидетельствуют о выходе автомобильного бизнеса РК из рецессии

Бизнес и финансы

Максут растет

БАСТ рапортует о завершении второй очереди строительства на Максуте

Спецвыпуск

Приспособиться к реальности

Замедление банковского кредитования и снижение запросов на оценку залоговой недвижимости переориентируют участников рынка на более сложные виды оценки