Ревитализация одного города

Лодзь хочет использовать площадку EXPO, чтобы обратить внимание на проблему возрождения старых индустриальных городов

Ревитализация одного города

Международная специализированная выставка EXPO-2017 в Астане еще не закончилась, а власти города Лодзь — претендента на EXPO-2022 — жаждут научиться у администрации казахстанской столицы тому, как нужно проводить мероприятия подобного уровня. «Обычный житель Лодзи знает Казахстан как хозяина EXPO-2017, — говорит заместитель мэра польского города Кшиштоф Пионтковски. — Надеемся, что у Астаны мы многому научимся».

Власти Лодзи выдвинули кандидатуру города на проведение международной специализированной выставки с темой возрождения постиндустриальных городов с сохранением всех культурных и исторических особенностей. Получив право на проведение EXPO-2022, они надеются улучшить реноме города: сейчас Лодзь называют «городом нищеты и пряжи», девиз будущей выставки — «город, созданный заново». У Лодзи два конкурента — американский Миннеаполис с темой «Здоровье людей и благополучие планеты» и аргентинский Буэнос-Айрес с темой «Креативная индустрия».

Нищета и пряжа

Несмотря на то, что Лодзь получила городские права в 1432 году, к началу XIX века город оставался захолустьем, население которого едва превышало 500 человек. После очередного раздела Польши Лодзь вошла в состав Российской империи, внутри которой стала превращаться в промышленный центр. Директор комиссии промышленности и искусств Царства Польского Станислав Сташиц, посетив город в 1825 году, заключил, что «это место естественным образом предназначено для суконных фабрик, а в еще большей степени для льняных и хлопчатобумажных мануфактур». С легкой руки Сташица и председателя Мазовецкого воеводства Раймунда Рембелинского Лодзь определили будущим центром текстильной промышленности Российской империи.

Соблазненные льготами и дешевыми кредитами, в город хлынули ремесленники из Саксонии, Рейнланда и Пруссии. В 1838 году была построена первая ткацкая фабрика. Темпы роста были ошеломляющими и превосходили тогдашние Манчестер и Гамбург в четыре раза: к началу Первой мировой войны в городе проживало более полумиллиона человек, а продукция местных фабрик поставлялась во все уголки империи. Лодзь превратилась в «город четырех культур»: поляки составляли коренное население, русские — сословие чиновников и служащих, немцы — высокопрофессиональные инженеры, а евреи — торговцы и владельцы фабрик.

«Лодзь стала одним из крупнейших промышленных центров империи, пятым городом по количеству населения, — рассказывает Кшиштоф Пионтковски. — Лодзь была городом тысячи труб и сотни фабрик, рядом с ними высились роскошные дворцы и особняки, которые сохранились до сих пор». Сами поляки прозвали Лодзь городом нищеты и пряжи.

Промышленникам, сколотившим огромное состояние, принадлежали огромные участки города. Одним из таких был Карл Шайблер, которому одно время принадлежало почти 15% городской земли. В район Ксенжи Млын, созданный г-ном Шайблером, входила огромная прядильная фабрика, по соседству с ней располагались пансионаты для рабочих, школы для их детей, больница, магазины и даже пожарная часть. Город развивался хаотично в архитектурном плане. «Лодзь была, по сути, городом, куда входили множество маленьких городков», — подчеркивает г-н Пионтковски. От «великолепного века» Лодзи сохранились 27 дворцов и 300 фабричных помещений.

Социалистический период прошел под знаком углубления производственной специализации города. Старые ткацкие фабрики национализировали, построили новые. Готовая продукция поставлялась во все польские воеводства, экспортировалась в СССР и другие страны соцлагеря. Конец социалистического периода был ознаменован кризисом, который Лодзь, как и советские моногорода, болезненно переживала почти два десятилетия. «Текстильная промышленность рухнула, заводы один за другим обанкротились, треть лодзян осталась без работы», — замечает Кшиштоф Пионтковски. Безработица в 1992 году, по официальным данным, достигла 22%.

По словам г-на Пионтковского, власти города в первые годы после краха социализма понимали, что вернуть былую славу промышленного города нельзя из-за дешевого импорта из Китая. Пока они искали новую точку роста, население города сократилось ( с 854 тыс. в 1988 году до 715 тыс. в 2013‑м).

Как ни странно, идею, как спасти город, придав новые функции пустующим предприятиям, придумал Мечеслав Михальский, последний директор фабрики Poltex, известной как фабрика Израиля Познаньского — некогда второго богача после Карла Шайблера.

100 камениц

Мечеслав Михальский не только выдвинул идею, казавшуюся в начале 1990‑х сумасшедшей, сделать на территории опустевшей фабрики ярмарочную площадь, где горожане могли бы встречаться и интересно проводить время, но и искал инвестора, который осуществил бы модернизацию комплекса.

Поиски увенчались успехом — в 1999 году территория была куплена французской компанией Apsys. Начиная с этого момента, новоиспеченный владелец начал ревитализировать заброшенные цеха. Под ревитализацией в урбанистике понимают восстановление и оживление городского пространства, при котором раскрываются новые возможности старых территорий и построек, но сохраняется их первоначальный вид.

В 2006 году компания презентовала «Мануфактуру» — нечто большее, чем стандартный торгово-развлекательный центр. «Мануфактура» — это комплекс из 13 исторических зданий и нового стеклянного торгового центра. Площадь комплекса сравнима с площадью 38 футбольных стадионов.

Бывшая типография и цеха по подготовке тканей к набивке превратились в музей «Фабрика», центр развлечений и рестораны, а цеха по белению ткани и аппретуре — в боулинг-центр и фитнес-клуб. Из высокого ткацкого цеха сделали музей современного искусства, в бывшем доме культуры разместился современный кинотеатр. Из прядильного цеха — самого большого объекта фабрики Познаньского — сделали четырехзвездочный отель Andel’s. Важно подчеркнуть, фасад исторических зданий был сохранен, ничего из архитектурного наследия не было утеряно.

Центральным объектом «Мануфактуры» стала рыночная площадь, которой не было во времена Познаньского. Сегодня на ней проходят различные мероприятия под открытым небом.

Следующим удачным примером ревитализации следует считать фабрику Карла Шайблера. Прядильный цех превращен в лофт — модные квартиры в постиндустриальном стиле (правда, не все они нашли своих покупателей), пожарная часть — в бизнес-центр, бывшая школа — в институт дизайна, а дворец Шайблера — в единственный музей кинематографии в Польше.

После этого жителями города овладела страсть к реновации и ревитализации. Кандидат в мэры Лодзи Ханна Здановская выдвинула предвыборную программу Mia100 Kamienic. «Каменица — это дома, построенные в XIX веке из камня, — объясняет Марина Кулизевич, представитель отдела международного сотрудничества администрации Лодзи. — Нигде в Польше нельзя найти столько каменных домов, как в Лодзи». Поскольку большинство из них находилось в плачевном состоянии и нуждалось в ремонте, ставка г-жи Здановской оказалась выигрышной — пост мэра она занимает до сих пор.

Первым делом новая администрация Лодзи взялась отреставрировать дома вдоль улица Петрковской — теперь это самая длинная пешеходная зона в Польше, улица с десятками магазинов и сотней ресторанов. Перед мэрией стояла задача оживить улицу. И им это удалось — вечером на улице Петрковской яблоку негде упасть.

Программа Mia100 Kamienic финансировалась из местной казны, также мэрия привлекла гранты Евросоюза. Но и этих денег не хватило, власти города прибегли к краудсорсингу, и сейчас часть улицы Петрковской вымощена плитками с именами тех, кто внес деньги на реставрацию тротуара.

Новый мэр сильно рисковала, расходуя значительные средства и причиняя горожанам неудобства. Чтобы отремонтировать старые дома на Петрковской, жителей перевезли в арендованное мэрией жилье. Поскольку реставрации подверглись не только здания, но и транспортная инфраструктура, центр города оказался парализованным. «Горожане жаловались на заторы, они устали от непрекращающегося ремонта. Мало кто из команды мэра верил, что Ханна Здановская выиграет следующие выборы», — вспоминает Марина Кулизевич. Однако, увидев в конце концов плоды ревитализации, лодзинцы на следующих выборах обеспечили победу Здановской в первом же туре.

Ревитализация длиною в жизнь

Ханна Здановская не стала изменять себе — второй срок ознаменовался новой программой ревитализации, но уже более масштабной. «В центре города мы выделили восемь зон, которые пройдут ревитализацию, — говорит заместитель мэра Пионтковски. — Будут построены поперечные дороги, реставрация камениц продолжится, а на пустырях построят новые здания». Стоимость новой инициативы 1 млрд злотых (237,5 млн евро). Если город выиграет право на проведение EXPO-2022 (выборы города-хозяина выставки пройдут в этом ноябре), правительство Польши может увеличить финансирование проекта.

В планах расположить павильоны для EXPO-2022 в здании бывшей теплоэлектростанции № 1, которая обеспечивала электричеством город и текстильные предприятия с 1907-го по 2001 год, и на близлежащей территории. Площадь под павильоны EXPO-2022 составляет 100 гектаров.

Бывшая теплоэлектростанция уже сегодня готова принять выставку, поскольку прошла ревитализацию. Сегодня это модернизированный постиндустриальный комплекс EC1, где функционируют институт культуры, международный центр кинематографии (к кино в Лодзи особое отношение, поскольку среди выпускников Высшей государственной киношколы мэтры Анджей Вайда, Збигнев Рыбчинский и Роман Полански), звуковая студия, библиотека, планетарий, где местные школьники изучают законы астрономии и астрофизики. На подходе запуск центра науки и техники, который по размеру будет больше, чем знаменитый центр науки «Коперник» в Варшаве.

Инвестиции города в комплекс EC1 считаются одними из крупных вложений последних лет — 300 млн злотых. Одним словом, создана среда для взращивания инженеров и креаклов, которые в будущем должны модернизировать польскую экономику.

Территория вокруг EC1 ждет решения международного бюро выставок. «Но заверяю, что вне зависимости от того, примет ли Лодзь EXPO-2022, все объекты, попавшие в программу, будут ревитализированы, — подчеркивает г-н Пионтковски. — Если мы не получим право проведения выставки, то изыщем финансирование у частных инвесторов».

Запущенная в Лодзи ревитализация решает несколько задач. Первая — создать благоприятную городскую среду. Г-н Пионтковски просит не путать ревитализацию с обыкновенным ремонтом. «Это намного больше, чем обычный ремонт, это создание удобного пространства для жизни. Ревитализация в первую очередь свидетельствует, что Лодзь — город, меняющийся в хорошую сторону, где приятно жить и работать, создавать семью», — утверждает собеседник.

Вторая задача, которую решает администрация города, — остановить отток местного населения. «В Польше демографическая яма: наиболее компетентная молодежь уезжает в страны Евросоюза с высоким стандартом жизни. Но нам удалось убедить молодежь от 20 до 30 лет не уезжать из Лодзи, — говорит г-н Пионтковски. — У нас появились работодатели, которые предлагают зарплаты на уровне Варшавы».

Причина успеха не столько в ревитализации опустевших объектов, сколько в комплексном подходе к развитию экономики города. Местные власти запустили специальную экономическую зону (СЭЗ) сначала в центре Лодзи — сейчас туда входит практически вся территория города и несколько пригородов. Участники СЭЗ получают преференции по налогу на недвижимость и корпоративному подоходному налогу — наиболее чувствительных налогов для польского (и казахстанского) бизнеса.

Это, а также удачное географическое положение — город находится в сердце Польши и является транспортным хабом Восточной Европы, здесь заканчивается железнодорожная ветка современного Шелкового пути — сделали Лодзь привлекательной для инвесторов. Здесь появились филиалы таких мировых брендов, как Ericsson, Gillette, Infosys, Fujitsu, Nordea и Philips, а количество малых и средних предприятий растет с каждым годом.

На фоне Казахстана, избравшего темой для астанинского EXPO «зеленую» энергетику, в то время как в энергогенерации страны доля возобновляемых источников не превышает процента, Лодзь действительно живет ревитализацией последние два десятка лет. И городу есть чем удивить мир, если, конечно, ему дадут право провести EXPO-2022.

«Лодзинцы встретили идею проведения EXPO-2022 с энтузиазмом. Ревитализация и инвестиции — главная тема разговора горожан, поскольку нам удалось за счет этого улучшить ситуацию в городе», — признается Кшиштоф Пионтковски. Если город станет хозяином EXPO-2022, то внимание центральных властей и интерес инвесторов к нему вырастут, поэтому выставка нужна для Лодзи как воздух.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Приспособиться к реальности

Замедление банковского кредитования и снижение запросов на оценку залоговой недвижимости переориентируют участников рынка на более сложные виды оценки

Спецвыпуск

Консалтинг ушел в минус

Рынок сильно просел в 2016-м, однако консалтеры ожидают его восстановление уже в текущем году

Спецвыпуск

Спроси у бухгалтера

Происходящие в банковском секторе события задевают и аудиторов: регулятор намерен ужесточить требования к аудиторским компаниям

Международный бизнес

Указатель поворота

Чтобы продолжать устойчиво развиваться, Bosch переносит акцент на IoT и искусственный интеллект