Парадигма роста

Новые знания позволяют предпринимателю мыслить шире, а действовать — смелее

Зачем учиться руководителю? Он и так на топовой позиции. Зачем учиться предпринимателю? Если его бизнес развивается, значит, он делает все правильно. «Возможность завести новые, полезные связи» — один из самых частых ответов на вопрос, зачем руководителю бизнес-школа.

«Образование дает контакты — это правда. Но нетворкинг — это общение по интересам и интеллекту. Нетворкинг требует некого уровня, но без общения трудно понять, какой он, твой уровень, — уверен директор Alatau Fruit Engineering Темиржан Жалгасбаев. — И все-таки в первую очередь бизнес-образование дает знания. Знания, которые позволяют тебе актуализировать ситуацию. Одно дело, когда ты крутишься в своей операционной деятельности, как лошадь с шорами, несешься вперед, споткнулся — и дальше вперед. Но когда ты уже обладаешь определенными знаниями и вращаешься в кругу людей, которые могут и посоветовать, и подсказать — появляется возможность посмотреть на свой проект с разных сторон. И понять, в правильную ли ты сторону двигаешься».

Выпускник одной из программ бизнес-школы «Сколково» регулярно напоминает про пословицу «Если ты понял, что идешь не туда, никогда не поздно свернуть» и утверждает: «Широта взгляда — один из главных плюсов образования». В Казахстане же, по мнению г-на Жалгасбаева, предприниматели после первой ошибки совершенно напрасно дают второй, а то и третий шанс проекту. «Лошадь сдохла, а мы не можем с нее слезть. Мы боимся, что больше нет лошадей, хотя, если запустить дрон и посмотреть — там целый табун», — образно описывает бизнесмен, первым в республике создавший компанию, которая специализируется на проектах интенсивных садов «под ключ».

Все в сад

Выбор в пользу предпринимательства Темиржан Жалгасбаев сделал не сразу: работал в банковской сфере наемным сотрудником и вполне успешно поднимался по карьерной лестнице. Однако в 2010 году решил уйти в свободное плавание, занимался снабжением и промышленным консалтингом.

Однажды, заехав в гости к родственникам в Иссык, он получил предложение купить готовый бизнес — яблоневый сад площадью 50 гектаров. Купил сад вместе с партнерами. Они прикинули: вложат в новый проект 1 млн долларов и отобьют его за год-два. Однако первый же урожай показал, что реальность сильно отличается от ожиданий. Новые владельцы сада рассчитывали на европейскую урожайность в 70–80 тонн с гектара, а собрали — около 7 тонн. И яблоки были совсем не европейского товарного вида. Оказалось, предприниматели совершили те же ошибки, что и многие садоводы — пошли по принципу «так всегда делали». То есть о соблюдении современных агротехнологий речь не шла.

Если мы критикуем, то должны предложить вариант, как сделать лучше. Государство не может делать все и за всех, а сознательные люди не имеют права сидеть сложа руки

Оценив, что большая часть проблем у аграриев, занимающихся садоводством, возникает как раз из-за нарушения технологий, Темиржан Жалгасбаев решил создать инжиниринговую компанию и внедрять новые технологии в аграрную сферу Казахстана. Alatau Fruit Engineering стала разрабатывать интенсивные сады «под ключ», взяв на себя всю техническую сторону вопроса — от установки необходимого оборудования, посадки высокоэффективных саженцев до полного агротехнического сопровождения и обучения персонала.

Интенсивный сад от обычного отличает плотная посадка элитных сортов саженцев, которые начинают плодоносить уже через 2–3 года и приносят большое количество плодов высокого качества, что практически гарантирует быстрый возврат инвестиций. Часть необходимого для интенсивных садов оборудования в компании производят сами. Например, здесь есть шпалерный цех. Интенсивные сады невозможны без опорно-шпалерной системы, поскольку корни карликовых деревьев не проникают глубоко в почву, и деревьям нужна поддержка — как во время непогоды, так и во время созревания урожая, когда нагрузка на ветви возрастает. Практически на самом старте «яблочного» проекта Темиржан Жалгасбаев начал учебу в бизнес-школе «Сколково».

Комлексное решение

Интенсивные сады на момент начала деятельности Alatau Fruits Engineering не являлись чем-то удивительным в Казахстане. Технология уже активно применялась, но чаще в крупных хозяйствах, чем в небольших фермерских. Alatau Fruits Engineering сделала ставку на комплексный подход, который под силу не каждому аграрию, тем более — без опыта в интенсивном садоводстве. На подготовительном этапе компания помогает с выбором участка, оформлением документов и даже возможностью субсидий от государства по каким-либо программам, возводит сад «под ключ», прописывает план работ — когда удобрять, когда обрабатывать от вредителей. И наконец, на этапе получения урожая компания готова выкупать у садоводов яблоки, а также помочь советами по переработке, упаковке и логистике урожая. Фактически предложение было рассчитано на тех, кто готов работать и зарабатывать, но не имеет опыта использования современных агротехнологий и не желает «наступать на грабли».

Идея, более четко проработанная в «Сколково», получила одобрение со стороны государственного Фонда поддержки сельского хозяйства, который помогал финансировать проекты аграриев. «Этот проект развился, как мы и планировали. Мы думали, что в год должно быть несколько сотен гектаров новых садов — таких, пятигектарных, семейных — и это у нас получилось», — делится Темиржан Жалгасбаев, отмечая, что определенные недостатки проекта он все же видит.

Во-первых, интенсивные сады дорогие — один проект на 5 га стоит 50–70 млн тенге, из них 10–15% должно быть обеспечено самим фермером. И теперь одна из задач бизнесмена — сделать продукт более широко доступным для потенциальных садоводов. Кроме того, не порадовало, отмечает г-н Жалгасбаев, что часть казахстанских аграриев надеялась больше на субсидии, чем на прибыль от нового сада. Предприниматель в целом придерживается взгляда, что бизнес, изначально нацеленный на субсидии, — нежизнеспособен. «Если смотреть с рыночной точки зрения, мы субсидируем низкую производительность и слабую конкурентоспособность. Хотя с точки зрения политики все делается верно. Обучение дало мне возможность оценивать ситуацию с разных сторон», — говорит собеседник.

И еще один момент огорчил казахстанского бизнесмена: не пошла идея с кооперацией, не выстрелил проект «семейные сады», который подразумевал объединение как минимум 10 хозяйств, и каждое получало 5 гектаров готового сада в большом 50‑гектарном саду. Нет, принимать участие в проекте люди хотели, но в основном так, чтобы ничего не делать и получать за это деньги.

Поворот яблочного вектора

Нежелание вкладывать усилия в то дело, за которое взялся, подход к работе как «временной, лишь бы перебиться» — тренд в республике распространенный, с сожалением констатирует Темиржан Жалгасбаев. И для примера пересказывает разговор с официантом в придорожном кафе провинциального городка. Официант рассказал, что он работает здесь временно: когда выучится на юриста, получит диплом (если уж совсем откровенно — сделает это за счет купленных оценок), пойдет работать в финпол. К нему придет хозяйка этого кафе, где он сейчас работает, даст взятку… и он будет «крутым». «Я понимаю, что без развития человеческого потенциала ситуация не изменится, — уверяет г-н Жалгасбаев. — Но если мы критикуем, то должны предложить вариант, как сделать лучше. Государство не может делать все и за всех, а сознательные люди не имеют права сидеть сложа руки».

Теперь тема садов становится для Темиржана Жалгасбаева всего лишь кусочком пазла в новом системном проекте по развитию территорий. «Проект “сады” стал одним из элементов более серьезного и осмысленного проекта. Я детально прорабатываю тему развития территорий: как уметь их правильно преподносить, как уметь их правильно продавать. Я хочу показать на конкретных примерах, как это можно делать».

Предприниматель не скрывает, что большое влияние на решение взяться за такой проект на него оказала как учеба в целом, так и личность одного из основателей бизнес-школы «Сколково» — Рубена Варданяна. Курс Темиржана Жалгасбаева живо интересовался проектами отца-основателя и даже посетил Дилижан, где Варданян построил колледж UWC Dilijan для талантливых детей. «Когда мы приехали на автобусе в Дилижан, то сразу увидели осла, коров и народ — такой же, как у нас в аулах. Но зашли в колледж и были поражены: там совсем другая энергетика, другие люди — и преподаватели, и студенты. Но знаете, этот колледж меняет жизнь всего Дилижана. Люди вокруг тоже начинают меняться».

Полученные при обучении знания помогли Темиржану Жалгасбаеву переосмыслить предыдущий опыт и стать смелее в решениях. Эффект он описывает так: «Мы все знаем, что нужно делать. Но я теперь знаю — как».

Проект развития территорий — в чистом виде коммерческий, утверждает г-н Жалгасбаев. Хотя элементы социального предпринимательства туда интегрированы: например, крупные бизнесмены-местные выходцы станут инвесторами складов с холодильным оборудованием или центров переработки и поставят срок окупаемости объектов не в 5, а в 10 лет. «Это позволит предоставить льготные цены, а значит, и возможности ведения бизнеса тем, кто работает вокруг. В том числе и садоводам, которые, даже если и объединятся всем селом, такой объект никогда не построят. Только реальные примеры успешного бизнеса смогут убедить людей работать, для этого бизнесу нужно дать возможность добиться успеха, а сознание людей будет постепенно меняться», — уверен Темиржан Жалгасбаев.

Его самого стремление учиться и меняться самому привело к желанию помочь измениться миру вокруг. Предприниматель не обольщается по поводу перспектив, но твердо намерен двигаться в намеченном направлении: «Образование дает более реальные ожидания от происходящего. Обычно, когда мы делаем что-то хорошее, ожидаем, что люди сразу оценят или изменятся. Когда этого не происходит, человек может зациклиться на своей обиде и так и остаться на том месте, где находится. Но нас учили: у тебя есть цель, иди к ней. Увидел преграду — когда человек, чиновник тебя не понял или поступил совсем не так, как ты ждал — не надо обижаться. Есть много методов повлиять на него. И этому нас тоже учили».

Статьи по теме:
Общество

Большинство проиграло

В Гражданской войне участвовало не более 4% населения. Победа большевиков соответствовала интересам 25%, а остальные проиграли

Казахстанский бизнес

Старая добрая индустриализация

Концепция индустриально-инновационного развития, которая закладывает фундамент следующей, третьей по счету, индустриальной стратегии, подготовлена основательно, что радует. Плохо то, что финансирование индустриализации остается недостаточным

Тема недели

Уйдем от доллара, подсядем на рубль?

Использование национальных валют в качестве расчетной единицы при проведении экспортно-импортных операций — идея не только популярная, но и популистская

Казахстанский бизнес

Человеческий ресурс цифровой повестки

Скрытые резервы операционной эффективности — в проактивных сотрудниках