Карты под стол, счета на стол

Редакционная статья

Карты под стол, счета на стол

Главная из проблем казахстанской власти — дефицит доверия со стороны населения. Процесс этот был запущен девальвацией августа 2015 года, которая случилась спустя два месяца после того, как президент Нурсултан Назарбаев заверил, что девальвации не ожидается, а если об ослаблении курса тенге будет принято решение, то лидер нации об этом обязательно свою нацию предупредит. Но и нация оказалась не так проста, как могло бы показаться плохо знакомому с Казахстаном наблюдателю: свои вклады и частные лица, и бизнес, включая государственные компании, заблаговременно перевели в иностранную валюту.

Одномоментная «коррекция курса» (один из эвфемизмов, закрепившихся в речи и официальных документах) нанесла удар не столько по финансам, сколько по психологии. Старшее поколение сразу припомнило реформы времен перестройки и первоначального накопления капитала: «Государство опять пообещало и опять кинуло». Доверие — самый главный фактор любых отношений — начало испаряться из отношений власти и общества. И качество государственного управления финансовой системой сыграло в этом процессе важнейшую роль.

После августа 2015‑го кризис доверия только нарастал. Скандал с ЕНПФ, разразившийся в конце прошлого года, когда выяснилось, что руководство государственного фонда выкупило частное размещение бумаг «Бузгул Аурума», стал катализатором этого процесса. Властям припомнили и 100 млрд тенге, списанных при объединении частных фондов в единый государственный, и низкую доходность от инвестирования пенсионных денег. Весной этого года эффект разорвавшейся бомбы произвело известие об участии ЕНПФ в качестве покупателя в другом частном размещении — бондов Международного банка Азербайджана, допустившего дефолт.

Нельзя назвать блестящими и итоги управления активами Национального фонда. Но с инвестированием средств Нацфонда проблем все-таки куда меньше, чем с их использованием.

Как вылезти из этой воронки утекающего доверия? Во-первых, признать, что такая проблема действительно существует. Отчасти, высшие чиновники уже это сделали, когда начали открывать один за другим общественные советы при своих ведомствах и организациях, а также призывать себе в советники лидеров мнений. Правда, чем дальше идет работа в таком формате, тем тверже уверенность, что главная задача, ставящаяся перед членами общественных советов, — прикрыть своей репутацией управленцев, репутация которых откровенно слаба. А поскольку это понимают и некоторые (самые грамотные и опытные) общественники, и управленцы, общественные советы рискуют превратиться в площадку для соревнования людей с сомнительными интересами.

Вторым этапом должно стать повышение прозрачности деятельности всех госструктур, под которым понимается обеспечение публичного доступа к важнейшей управленческой и финансовой отчетности. В странах ОЭСР, на которые мы якобы ориентируемся, годовые отчеты, где приводится вся финансовая отчетность, индикаторы, цели и задачи развития, структура и процедуры корпоративного управления, риск-менеджмента и разного рода политик, готовят даже городские администрации. У нас в том же ЕНПФ о необходимости выпускать годовой отчет вспомнили лишь на третьем году существования. Годового отчета Нацфонда нет до сих пор. Чтобы судить о реальном качестве нашей бюджетной отчетности, достаточно открыть бюджет Австралии.

На третьем этапе было бы логичным выявить ответственных за провалы и вскрыть, какие именно сбои в механизмах работы привели к негативным результатам. Хочется услышать объяснения этих людей, скажем, перед специальной парламентской комиссией. Подчеркнем, что речь не идет о придании управленцев суду: не все ошибки — преступления. Да и к судебной системе, если признаться честно, доверия не больше, чем к финансовой. Эта работа нужна не для поиска крайнего, а для того, чтобы совершенные ранее ошибки не повторялись — как бы банально это ни звучало. Чтобы мы не наступали на те же грабли, раз за разом гася дыры в бюджетах разных уровней, государственных фондах, капиталах частных банков за счет средств будущих поколений. В эффективности таких мер сомневаться не приходится: как только в отношения государства и общества вернется ответственность — вернется и доверие.

Вероятность, что такой сценарий реализуется, невелика, но все же есть. Если цены на нефть опять упадут ниже отметки 30 долларов за баррель, дефицит доверия будет уже невозможно компенсировать нефтедолларами.

Читайте тему номера: Темная башня

Статьи по теме:
Повестка дня

Коротко

Повестка дня

Люди и события

Люмпен-эстетика в буржуазных интерьерах

В гламурном пространстве Алматы Villa Boutiques & Restaurants открылась выставка арт-дуэта из Бишкека, повествующая о судьбе Шелкового пути и проблемах миграции

Казахстан

Отечественный газ в полном объеме для себя и на экспорт

УОГ на Бозое — ключевой элемент системы, призванной бесперебойно обеспечивать газом южные регионы Казахстана и обеспечить экспортные поставки в Китай

Экономика и финансы

Быстрее, выше, сложнее

Уровень экономической сложности — показатель, позволяющий точнее прогнозировать рост и эффективнее расставлять приоритеты долгосрочного развития