Утраченный код Алматы

Южная столица теряет архитектурное наследие на глазах. Чтобы остановить это, нужно включить общественность в процесс принятия градостроительных решений

Утраченный код Алматы

Застройка исторической части Алматы — одна из самых острых тем для южной столицы. Точечная застройка ухудшает городскую среду, загружая сверх меры близлежащую инфраструктуру. Как правило, новое здание больше предыдущего по площади, что увеличивает поток людей, следовательно, идет нагрузка на школы, детские сады и автомобильные дороги. С эстетической стороны — разрушается архитектурный ансамбль центра города.

У горожан нет рычагов воздействия на местную исполнительную власть, которая в конечном счете решает, где и что строить. Приведем в качестве примера снесенное в 2015 году здание, где когда-то располагался Госплан КазССР. Как только горожане узнали, что владельцы этого исторического здания собираются его снести, они начали каждый вечер собираться возле него, запустили флешмоб в социальных сетях, а инициативная группа алматинцев, куда вошли в том числе архитекторы, предложила законодательно утвердить квадрат города, не подлежащий видоизменению. В итоге здание снесли, а предложение алматинцев повисло в воздухе.

Понятно, что точечная застройка, которую отличает бессистемность, игнорирование мнения жителей, пренебрежение историко-культурным наследием и идентичностью города, продолжит провоцировать конфликты между населением и властью. Чтобы избежать их, нужно повышать прозрачность архитектурных и градостроительных решений власти, вовлекая гражданское сообщество в этот процесс. Об этом говорили на круглом столе Urban Forum Almaty.

Горесовет

Система принятия архитектурных решений мало изменилась с советских времен — в ней господствует цензура и стремление к типовому строительству. Чтобы дебюрократизировать процесс принятия решений и сделать его прозрачнее, почти 7 лет назад был создан Градостроительный совет Алматы (градсовет), который был задуман как звено между застройщиком и Управлением архитектуры и градостроительства акимата города.

В то время горожане возлагали большие надежды на градсовет, поскольку он задумывался как орган, выражающий и защищающий общественный интерес. Однако надежды не оправдались: до сих пор не ясно, как принимаются важные для города решения, в том числе по объектам культурного наследия, протоколы заседания градсовета, которые несколько раз публиковались, остаются закрытыми, а об архитектурных решениях горожане узнают по факту начала строительства.

Первоначально градсовет состоял на 70% из ведущих архитекторов страны, которые представляли научные институты, профессиональные союзы и ассоциации. Сегодня же большинство в градсовете, который по существу является консультативно-совещательным органом, принадлежит чиновникам.

Председательствующим является аким города Бауыржан Байбек. Кроме него входят руководитель аппарата акима, пять заместителей акима, три районных акима города, один секретарь маслихата, три депутата маслихата, три руководителя профильного управления акимата, пять бизнесменов-девелоперов и всего семь архитекторов. Представителей общественных организаций, историков и краеведов в составе градсовета нет.

Строящиеся здания должны обеспечивать комфорт, не загрязнять окружающую среду, быть надежными — основные критерии, которыми руководствуются члены градсовета. Эти принципы приняты согласно программе устойчивого развития городов ООН. «Градсовет — не догма. Там исправляют определенные ошибки, связанные с несоответствием нормативным актам. На градсовете не стараются утопить мысль архитектора, там смотрят на комфортность и надежность, соответствие градостроительным параметрам и требованиям», — считает замруководителя Управления архитектуры и градостроительства Алматы Алмасхан Ахметжанов.

На вопрос, где те критерии, с помощью которых можно оценить эстетичность нового здания, чиновник ответил, что конкретным критерием является профессионализм каждого участника градсовета. Но профессионализм — вещь субъективная, которая иногда отходит на второй план в силу различных мотиваций. С другой стороны, насколько профессионально об эстетике сооружения могут судить аким города и пять его заместителей, из которых только замакима Султанбек Макежанов имеет к архитектуре какое-то отношение — по образованию он инженер-строитель.

Особые надежды связывают с бизнесменами, которые теоретически должны быть заинтересованы в симпатичных и оригинальных архитектурных решениях, поскольку страшные и нелепые здания не делают привлекательными ни городскую среду, ни бизнес, который обитает в этой среде. На практике бизнесменам непросто отказаться от преследования своих интересов, тесно переплетенных на таком географически и финансово узком рынке, как рынок недвижимости Алматы.

Еще одна деталь, которую стоит подчеркнуть, — на стол градсовету попадают лишь технически сложные проекты. К ним относятся: жилые и многофункциональные здания, в том числе административные, высотой выше 12 этажей в районах с повышенной сейсмоактивностью (7 и более баллов); торгово-развлекательные объекты с одновременным пребыванием в них более 1,2 тыс. человек; спортивно-зрелищные здания с одновременным пребыванием в них более 500 человек и так далее. Все, что ниже и меньше, попадает в разряд технически несложных и проходит мимо градсовета.

На реплику Адиля Нурмакова, консультанта Urban Forum Almaty, о том, что построенная на пересечении улиц Амангельды—Курмангазы высотка была согласована градсоветом после завершения строительства, г-н Ахметжанов предположил следующее: «Может, сначала получил разрешение как технически несложный проект, допустим, в три этажа. А затем аппетиты предпринимателя выросли, поэтому начинает строить дополнительные этажи. Законодательству это не противоречит, застройщик может внести коррективы в свой проект».

По словам чиновника, градсовет всего лишь консультационно-совещательный орган, и его решения носят рекомендательный характер. «Основная ответственность все равно лежит на Управлении архитектуры и градостроительства города», — заключил его представитель.

История имеет значение

Новое строительство в Алматы идет за счет сноса старых зданий, среди которых есть и памятники культуры, элементы архитектурного наследия Алматы. Уже снесены автовокзал «Саяхат» и кинотеатр «Октябрь», который был внесен в список памятников культуры Казахстана в 1987 году. Та же участь постигла дом военного губернатора Семиреченской области Герасима Колпаковского и Дворец пионеров. На месте здания XIX века, где некогда заседал Казкрайком, построили многоэтажный дом, там, где стоял Дом пионеров, построили отель Rixos.

Горожане, идущие мимо ресторана быстрого питания KFC на пересечении улиц Гоголя и Пушкина, удивятся, узнав, что это здание Верненского городского женского училища, построенного в конце XIX века, но реконструированного до неузнаваемости. Из свежих примеров — снесенные кинотеатры «Алатау» и «Байконур». На месте первого уже построили McDonald’s, похоже, что и площадку второго тоже займет ресторан быстрого питания.

Молодые архитекторы, обеспокоенные сохранением архитектурного наследия южной столицы, создали общественное объединение «Архкод Алматы». Его участники в прошлом году запустили проект «Инвентаризация архитектурной идентичности». Они, сосредоточившись на советском периоде, исследовали архитектурные стили алматинских зданий и проанализировали архитектурный ландшафт города.

«Мы определили около 800 ценных объектов, — рассказал основатель “Архкода Алматы” Адиль Ажиев. — И попытались понять их архитектурную ценность, для этого провели много интервью с архитекторами. В результате пришли к выводу, что нет единого мнения по поводу ценности того или иного объекта и что нужно создавать критерии, которые помогут определить ценность здания, причем отдельно для объектов местного и объектов республиканского значения».

По мнению г-на Ажиева, поскольку все памятники архитектуры Алматы построены за последние 150 лет, то некорректно использовать по отношению к ним критерии ЮНЕСКО. Эта организация считает памятники, ансамбли строений или достопримечательности универсально выдающимися и включает в свой список, если здание соответствует по крайне мере одному из перечисленных критериев: представляет собой уникальное творческое достижение, шедевр художественного гения человека; оказывает существенное влияние; представляет собой уникальное или, по крайней мере, выдающееся свидетельство об исчезнувшей цивилизации; служит выдающимся примером строительства или архитектуры важной исторической эпохи; представляет собой выдающийся пример традиционного жилища человека, характерного для данной культуры и находящегося под угрозой разрушения; прямо или косвенно связано с событиями, идеями или верованиями выдающейся универсальной ценности.

Поэтому необходимо проработать критерии, которые помогут определить, какие здания нужно сохранить, а какие можно снести. Без этого Алматы утратит архитектурное наследие. В действующий список памятников культуры Алматы, критерии внесения в который были сформированы еще в советский период, с момента обретения Казахстаном независимости вошел лишь один объект — резиденция президента РК — здание, строившееся как комплекс Музея имени Ленина. «Как правило, за последние 20 лет из этого списка объекты только исключались», — подметил Адиль Ажиев.

Поскольку критериев определения ценности культурного объекта сегодня нет, то градсовет в своей работе кроме названных — комфорт, безопасность и экологичность — руководствуется еще интересами бизнеса. «Члены градсовета должны учитывать интересы бизнеса,» — отметил Алмасхан Ахметжанов. Спикер добавил, что градсовет регулирует реализацию права на частную собственность с учетом интересов местного сообщества.

Что касается исторического наследия, то власти города стараются сохранить гипподамовую сетку, общее направление и элементы благоустройства. «Но остальное, если вы владеете правом собственности, мы не имеем права как-то ограничивать. Критерий у нас один — функциональное зонирование. Мы в рамках Doing Business работаем с международными организациями по сокращению барьеров для бизнеса. Международные эксперты приезжают к нам, делают замечание: “Вот здесь градсовет создает барьер для предпринимателя”. Мы убираем их, благодаря этому позиция Казахстана в рейтинге Doing Business растет. Когда мы убираем барьеры, то даем возможность для творчества не только архитектора, но и собственника этих земельных участков», — подчеркнул г-н Ахметжанов.

Имидж — все

Чтобы сохранить памятники культуры в Алматы, нужно переосмыслить архитектурные объекты города. Вместо сноса придавать новую функцию, реставрировать (не путать с реконструкцией), не меняя облик здания.

Если сохранить архитектуру Алматы, то она может стать точкой притяжения для туристов. По словам г-на Ажиева, в мире растет интерес к советскому модернизму как в профессиональной среде, так и среди туристов. Как пример представители музея современного искусства «Гараж» подготовили книгу об алматинском модернизме, о которой они отзываются как об уникальной. Книга будет презентована в дни Expo в Астане. Другой пример — рост туристов, едущих в страны Восточной Европы, чтобы полюбоваться на здания в стиле советского конструктивизма и модернизма.

Чтобы остановить разрушение идентичности южной столицы, представители объединения «Архкод Алматы» предложили, первое, составить новые критерии ценности для памятников местного и республиканского значения, а также прописать и сделать доступным алгоритм включения зданий в список объектов наследия.

Второе, создать рабочую группу из историков архитектуры, архитекторов, искусствоведов, специалистов по реставрации, краеведов, которые смогут выработать эти критерии и адаптировать методологию ЮНЕСКО. Третье предложение относится к утверждению проектов реконструкции — независимая комиссия должна проводить серьезную экспертизу и аргументированное обоснование для проведения реконструкции.

Что касается градсовета, то необходимо повысить его статус, сделав его решение обязательным для исполнения как застройщиком, так и местной властью. Одновременно нужно изменить состав градсовета, заменив чиновников и бизнесменов на архитекторов, историков и краеведов, для которых важным мотивом является собственная репутация.

Алмасхан Ахметжанов признался, что работа градсовета не совсем прозрачна, и пообещал в этом году сделать ее более открытой. «Есть поручение президента о полном переходе на электронный формат принятия решений», — отметил он. Разрабатывается карта города в формате 3D, на которой будут указаны строительные проекты, информация о застройщике, дате ввода в эксплуатацию, а также требуется ли рассмотрение градсовета.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Приспособиться к реальности

Замедление банковского кредитования и снижение запросов на оценку залоговой недвижимости переориентируют участников рынка на более сложные виды оценки

Спецвыпуск

Консалтинг ушел в минус

Рынок сильно просел в 2016-м, однако консалтеры ожидают его восстановление уже в текущем году

Спецвыпуск

Спроси у бухгалтера

Происходящие в банковском секторе события задевают и аудиторов: регулятор намерен ужесточить требования к аудиторским компаниям

Международный бизнес

Указатель поворота

Чтобы продолжать устойчиво развиваться, Bosch переносит акцент на IoT и искусственный интеллект