Политико-лингвистический сплав

Перевод казахского языка на латиницу — последняя из деколонизационных реформ. Просветительский эффект от латинизации скажется в далеком будущем, тогда как PR-эффект — в настоящем

С 2025 года казахский язык переводят на латинскую графику — это, пожалуй, самая громкая тема года, связанная с Казахстаном, в русскоязычной медиасреде как внутри страны, так и за ее пределами. Многие российские комментаторы видят в этом решении казахстанского руководства политический шаг — стремление покинуть интеллектуальное поле России, «бегство из русского мира». В казахстанской медиасреде эта реакция спровоцировала резкие заявления представителей национальной интеллигенции. Официально латинизация казахского языка деполитизируется и связывается исключительно с гуманитарными предпосылками, однако политическая составляющая здесь безусловно есть.

Примечательно, что переход на латиницу сам по себе не новость: с официального запуска процесса прошло почти 5 лет. В декабре 2012 года бессменный лидер Казахстана Нурсултан Назарбаев обозначил эту цель в президентском послании. В начале апреля этого года президент РК лишь напомнил о том, что в стране идет латинизация, и поставил несколько очередных задач. Например, до конца года специалисты должны разработать единый вариант латинской графики.

Не просто алфавит

Смена алфавита — традиционный элемент модернизации в тюркских странах и не только. Для казахского языка нынешняя реформа, как минимум, третья. Первая произошла в 1929‑м, когда тюркские языки народов СССР (всего 15 языков), в том числе и казахский, перевели с арабской графики на латинскую, вторая — в 1940 году, в год рождения Нурсултана Назарбаева, когда латиницу сменили на кириллицу.

Говоря о первой латинизации казахского языка, важно подчеркнуть, что казахский переводили на латиницу синхронизированно с другими тюркскими языками в условиях бурного национального строительства, одновременно создавая систему светского образования и ликвидируя безграмотность. Реформа вполне отвечала тем целям, которые перед ней ставило советское руководство. Все народы советского Востока получали единую письменность на основе латиницы, которая была интересна большевикам еще и в контексте мировой революции. Благодаря латинизации из системы образования вытеснялось реакционно настроенное по отношению к большевикам мусульманское духовенство, которое обучало чтению и письму на арабице, приобщая через это к исламу (на 1920–1930‑е пришлась самая мощная из советских антирелигиозных кампаний).

Задача разработки общего для всех тюркских народов СССР алфавита была возложена на Всесоюзный центральный комитет нового тюркского алфавита (ВЦК НТА), который возглавил бывший председатель ЦИК советского Азербайджана Самед-ага Агамалы оглы. В работе органа участвовали и казахские представители: Ахмет Байтурсынов, автор модернизированной казахской арабицы («төте жазу», 1924‑й), принявший активное участие в разработке казахской латиницы, а также зампред СНК РСФСР Турар Рыскулов. На основе азербайджанского опыта был предложен унифицированный тюркский алфавит из 34 букв — «яналиф» («новый алфавит»).

Масштабы латинизации оказались впечатляющими: по данным тогдашнего завотделом науки ЦК ВКП(б) Карла Баумана, к 1936 году было латинизировано 68 языков народов СССР. Однако внедрение нового алфавита с самого начала сопровождалось проблемами. Для публикации литературы и периодики на новом алфавите не хватало типографских литер и пишущих машинок. Книги, как признавались сами участники ВЦК НТА, переводили халтурно, телеграф работал исключительно на кириллице. Денег на латинизацию власти выделяли мало. Коммуникативная система на базе яналифа не выстраивалась: едва попробовав вести переписку на латинице, члены ВЦК НТА выяснили, что не понимают друг друга и им проще общаться по-русски. К этому надо прибавить, что со временем каждая национальная республика начала вносить в алфавит коррективы, из-за чего о единой графике говорить не приходилось.

Латинизация алфавитов народов советского Востока началась, когда СССР и Турция дружили. Турецкий язык латинизировали в 1928 году — почти синхронно с тюркскими языками народов СССР. К концу 1930‑х Москва и Анкара рассорились. Мировая революция откладывалась, советский проект из международного превращался в национальный, в союзных республиках началась русификация. Внешний фактор в немалой степени определил внутренние изменения: латинизацию начали сворачивать, членов ВЦК НТА репрессировали как пантюркистов.

Сменившая латиницу в 1940–1950‑х годах кириллица была одним из инструментов русификации на окраинах Союза. В обмен на это национальные элиты получили несколько десятилетий устойчивого культурного развития, правда, под контролем Москвы и коммунистической партии. В 1930‑х к адаптации кириллицы к тюркским языкам привлекались местные лингвисты, в частности, современный казахский кириллический алфавит из 42 литер разработал завсектором языка и литературы Казахского филиала АН Сарсен Аманжолов. Сформированный на сегодня корпус литературы на казахском почти полностью на кириллице.

2025 — алфавит менять

Подход казахстанских властей к латинизации казахского языка на современном этапе отличает обилие неопределенности, недосказанности и стремление избежать общественной дискуссии по этому вопросу.

После предложения обсудить перевод казахского языка на латинскую графику в 2006 году президент РК будто взял 6 лет на размышление. Вернулся он к этой теме в послании декабря 2012 года, где была сформулирована стратегия «Казахстан-2050». Объявив казахский язык духовным стержнем государства, Назарбаев заявил: «Нам необходимо, начиная с 2025 года, приступить к переводу нашего алфавита на латиницу. Это принципиальный вопрос, который нация должна решить. Когда-то в истории мы такой шаг уже совершали. Ради будущего наших детей мы должны принять такое решение, и это создаст условия для нашей интеграции в мир, лучшего изучения нашими детьми английского языка и языка интернета, и самое главное — это даст толчок модернизации казахского языка». Еще один индикатор, который установил глава государства в послании, — к 2025 году государственным языком должны владеть 95% населения страны, казахский должен главенствовать во всех сферах жизни.

«Казахский язык является в некотором роде международным языком. На государственном языке мы можем поговорить с кыргызами, узбеками, туркменами, азербайджанцами, татарами, башкирами, турками, курдами. Поэтому я считаю, с учетом глобализации и интенсивных международных контактов Казахстана со всем миром нужно ускорить процесс перехода казахского языка на латинскую графику. Тюркоязычная аудитория — это почти 200 миллионов человек. С этой точки зрения важно, что весь тюркоязычный мир перейдет на латиницу», — поддержал идею, высказанную своим шефом в послании, тогдашний советник президента РК Ермухамет Ертысбаев.

Спустя месяц с критикой этой инициативы выступили 66 казахскоязычных писателей, ученых и публицистов, в числе которых был известный в перестроечный период писатель Мухтар Шаханов. В подготовленном ими открытом письме говорилось о вреде, который может нанести реформа. По данным авторов письма, к 2013 году было выпущено свыше миллиона наименований книг (как художественной, так и научной литературы) на казахской кириллице, а «с переходом на латиницу наше юное поколение окажется оторванным от истории предков, духовного разума и рассудительности, зафиксированных в напечатанных кириллицей изданиях».

В апреле 2017‑го президент вновь напомнил о латинизации. Подчеркнем, что сделал он это уже не в послании, а в статье «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания». «Переход на латиницу также имеет свою глубокую историческую логику. Это и особенности современной технологической среды, и особенности коммуникаций в современном мире, и особенности научно-образовательного процесса в XXI веке, — объяснил свое решение Назарбаев, добавив: — В наших школах все дети изучают английский язык. Это  латиница. То есть для молодежи не будет проблем». Аргументация — нельзя сказать, чтобы исчерпывающая.

Со сроками реформы еще сложнее. «К 2025 году делопроизводство, периодические издания, учебники и все остальное мы начинаем издавать на латинице, — обрисовал президент. — А сейчас приступим к подготовке начала перехода на латинский алфавит». До конца текущего года лидер РК предложил принять новый алфавит, со следующего — начать «подготовку кадров для преподавания нового алфавита и подготовку учебников для средней школы». «В ближайшие два года — провести необходимую организационную и методическую работу, — подчеркнул он. И добавил: — Конечно, в период адаптации определенное время будет работать и кириллица».

По некоторым данным, единый вариант казахской латиницы уже подготовлен, им в последние четыре года занималась созданная после Послания-2012 комиссия. Что касается стоимости реформы, то официальной информации на этот счет пока нет. Одни собеседники «Эксперта Казахстан» говорят о нескольких миллиардах долларов государственных средств, другие оценивают в несколько сот миллионов долларов, из которых бюджетные средства будут составлять лишь небольшую часть.

Важно отметить, что эти планы в отношении латиницы были изложены Назарбаевым в контексте «модернизации общественного сознания», где реформа письма отмечена в числе других проектов. Помимо латинизации казахского языка президент РК предложил еще пять инициатив: издать 100 новых учебников по общественным и гуманитарным наукам, запустить программу «Туған жер» («Родная земля»; развитие краеведения), подготовить сакральную карту Казахстана, глобально продвигать современную казахстанскую культуру, переводя произведения казахстанских авторов на иностранные языки, а также реализовать проект «100 новых лиц Казахстана», сделав сотню казахстанцев разных национальностей из разных регионов страны героями кинодокументалистики.

Если перевод казахского на латиницу — действительно задача «большой» государственной политики, то остальные в большей степени локальные, а «100 новых лиц» — вообще проект масштаба одного телеканала.

Ближе к звуку

В Казахстане напоминание о переходе на латиницу восприняли положительно в казахскоязычной среде и нейтрально в русскоязычной. Для первых переход на латиницу — это долгожданный политический шаг, символизирующий деколонизацию. Кроме того, у части казахскоязычных граждан давно сложилось мнение, что латиница больше соответствует казахскому языку. Русскоязычные, доля которых в республике постоянно снижается за счет естественной убыли и оттока в Россию и страны дальнего зарубежья (доля неказахов в численности населения РК только с 2006‑го по 2016 год снизилась с 40,8 до 33,5%), воспринимают латинизацию казахского в основном нейтрально: тренд на казахизацию общественной жизни складывался начиная с 1991 года, и вряд ли до 2025‑го в этом направлении что-нибудь серьезно изменится.

В полифонии голосов комментаторов российской аудитории важно услышать специалистов по казахской филологии.

«Смена графики или переход на латинскую графику — только один из технических инструментов осуществления реформы казахского письма, это лишь зримая часть реформы. Нас волнует содержание и качество современного казахского алфавита, независимо от типа кириллической или иной графики», — подчеркивает доктор филологических наук Алимхан Жунисбек.

По словам специалиста, сейчас в казахском сосуществуют две фонетические и лексико-грамматические системы, которые он называет исконно-казахской и тоталитарно-казахской. «Все время приходится отмечать, что в конкретном случае имеются в виду исконно казахские слова со своей звуковой структурой либо тоталитарно внесенные заимствования со своей звуковой структурой, — объясняет он. — Современный казахский алфавит и орфографические правила нельзя называть казахским, он является “казахско-русским”, точнее “русско-казахским”. На его основе, начиная с “Әліппе”, казахского букваря, проходит гибридное письменно-устное речевое воспитание казахов от поколения к поколению».

В результате реформы, считает г-н Жунисбек, орфографические правила сократятся в несколько раз, главное, их содержание станет родным и понятным, в методическом плане отпадет необходимость силовой и холостой зубрежки внесистемных правил орфографии.

Заместитель директора Института языкознания им. Ахмета Байтурсынова Анар Фазылжанова считает, что реформа позволит восстановить механизмы фонетической адаптации иноязычных слов в казахском языке. «Во всех витальных — жизнеспособных — языках этот механизм функционирует на отлично. Например, в русском языке абсолютно все иностранные слова преломляются через русскую произносительную норму и пишутся по правилам русской орфографии. В казахском языке с переходом на кириллицу этот механизм дал сбой», — говорит филолог. Например, заимствованные напрямую из русского слова, которые пишутся на кириллице, произносятся как русские, что не соответствует казахской произносительной норме. Они не становятся казахскими, а так и остаются русскими, но используются в казахской речи. Поэтому, по мнению специалиста, переход на латиницу остановит креолизацию казахского языка. «Здесь не следует искать политических причин, вопрос чисто лингвистического характера», — настаивает г-жа Фазылжанова.

Поэт и переводчик Ануар Дуйсенбинов считает, что первоочередная проблема для казахского сегодня — не графика. «Я направил бы эти деньги и энергию на налаживание моста к большой культуре, в мировой контекст посредством переводов современной литературы и философии. Сейчас, чтобы получить такой контент, ты должен знать или русский, или английский. Просто с казахским ты в культурной изоляции», — говорит наш собеседник.

Конечно, и политическая составляющая в решении о латинизации есть. «Если согласиться с тем, что почти весь мир использует латиницу, а кириллица распространена в странах, которые можно пересчитать по пальцам, то такой переход, действительно, можно назвать цивилизационным выбором, — говорит политолог и основатель клуба разговорного казахского языка Bas Qosu Бакытжан Бухарбай. — Кроме того, почти все независимые тюркские государства используют латинскую графику. Остались только мы и Кыргызстан. Казахстан является частью тюркского мира». К опыту тюркского мира апеллирует и г-н Жунисбек, напоминая итоги съезда лидеров тюркоязычных государств в Анкаре осенью 1991‑го: «Тюркские народы поняли, что гарантия их суверенитета в их общности во всех общественно-исторических, культурно-экономических сферах, в том числе в графике».

Заложит ли реформа, призванная освободить казахский от вредного багажа колониального прошлого, стимулы к его устойчивому развитию? Все в руках казахскоязычной интеллигенции. «Сходство график облегчит обучение английскому языку. Благодаря этому изучение казахского станет еще проще, ведь отпадает необходимость заучивать специфические казахские буквы на кириллице, все буквы будут уже знакомыми, — считает г-н Бухарбай. — Ну и, пожалуй, самое главное, неоспоримое преимущество латиницы перед кириллицей — это ее удобство».

Опасений потерять наследие почти 80‑летней истории казахского на кириллице эксперты не испытывают. «У нас более выгодная позиция — проблемы тюркоязычных государств, которые перешли на латинскую графику в девяностые, не будут такими острыми, поскольку в то время новые технологии не были столь развиты, как сейчас. И несмотря на это, они смогли перевести большую часть культурного наследия на латиницу. Сейчас же для решения этой проблемы требуется меньше усилий. Поскольку почти все наше культурное наследие оцифровано, то его с помощью специальной компьютерной программы можно за доли секунды перекодировать на латиницу», — объясняет Анар Фазылжанова.

Запоздалый перевод корпуса литературы на кириллице многие называют основным фактором слабой динамики латинизации в Узбекистане. Впрочем, неспешность процесса еще не говорит, что реформа провалится. «Переход узбекского языка на латинскую графику еще не завершен. Более того, нет даты окончательного перехода на латинский алфавит. В Узбекистане исходят из того, что процесс завершится естественным образом: поколение, обучившееся на латинской графике, сменит поколение, для которого кириллица — основная графическая система», — отмечает Рустам Бурнашев, профессор Казахско-Немецкого университета, длительное время работавший в Узбекистане. Эксперт не склонен связывать с латинизацией падение уровня образования, эту проблему он считает общей для всего постсоветского пространства. Смена графики не стала стимулом для изучения языка. «Стремление выучить узбекский или русский язык связано не с тем, какая используется графика, а с экономическими и политическими факторами, — считает г-н Бурнашев. — Когда количество граждан Узбекистана, уезжающих работать в Россию, возросло, увеличилась и востребованность русского языка, люди начали записываться на курсы русского языка. То же самое с узбекским: когда в стране ввели требование для чиновников и работников сферы обслуживания обязательно знать узбекский язык, многие начали активно изучать его».

Вряд ли латинизация казахского языка вызовет интерес. Скорее, это станет фактором, разводящим два официальных языка республики — государственный казахский и русский, язык межнационального общения. «Немного волнует, что разрыв между казахским и русским станет окончательным, — рассуждает Ануар Дуйсенбинов. — Эти языки и без того находились в разных языковых группах, переводить с одного на другой крайне непросто, но был объединяющий фактор — графика. А теперь и его не будет. Я даже не знаю, буду ли я продолжать встраивание одного языка в другой в своей литературной практике. На уровне звука это все еще возможно, а вот графически уже не так».

Читайте редакционную статью: Об алфавитах не спорят

Сколько тюрков — столько латинизаций

Латинизация тюркских языков началась почти синхронно — в конце 1920х. В СССР законодательной отправной точкой процесса было принятие постановления ЦИК и СНК «О новом латинизированном алфавите народов арабской письменности Союза ССР» 7 августа 1929 года.

В Турции на латиницу перешли раньше — 1 ноября 1928 года. Впрочем, первый подход к латинизации турецкого был сделан в период танзимата — модернизации Османской империи в середине XIX века. Но реформа не прошла ни тогда, ни даже при младотурках. На этом пути турок обогнала их колония, Албания, где латинский алфавит был разработан и введен к 1908 году. В Османской империи затянули не только с языковой реформой, но и с политической, религиозной и экономической, дождавшись поражения в войне, распада империи и оккупации.

Латинизация турецкого — только один пункт из списка задач в рамках политики модернизации Турции, которую проводил Мустафа Кемаль, прозванный Ататюрком. Реформы включали отделение церкви и построение светского государства, республики, отказ от пантюркизма в пользу проекта нации-государства. Шестая из «шести стрел» кемализма — İnkılapçılık («революционность») — провозгласила курс на вестернизацию, конечной целью которой было сделать из Турции государство, ничем не уступающее европейским странам.

Ататюрк провел реформу стремительно: комиссия из лингвистов менее чем за год подготовила новый вариант латинского алфавита, призванного заменить арабицу, и с 1 января 1929 года в Турции внедрялась новая графика. На переходный период Ататюрк стране времени не дал: с 1 января 1929го на латиницу перевели государственный документооборот, с 1 июня — гражданский, с 1 января 1930го все остальное. Энергичными действиями в языковой сфере Ататюрк буквально захлопнул дверь в прошлое, делая свои реформы необратимыми. Реформа также включала очищение турецкого от арабизмов, персеизмов и слов, заимствованных из французского (в меньшей степени). Реформа была ориентирована на молодежь, старшее поколение пользовалось арабицей в личной переписке до 1960х. Параллельно с переводом языка на латинскую графику была создана система светских школ и решалась задача ликвидации безграмотности: за достаточно короткий период удалось довести число грамотных до 95%.

Азербайджанский опыт латинизации в 1990х вскрыл все проблемы и выигрыши, которые могли получить бывшие советские республики. Одним из первых законов, принятых в независимом Азербайджане в 1991 году, стал закон «О восстановлении азербайджанского алфавита с латинской графикой»: позиции Баку в сфере латинизации были передовыми в 1920х, в 1990х страна стала пионером перехода на латинскую графику среди тюркских государств постсоветского пространства. Цель — быстрее забыть советский период — официальными лицами не декларировалась, но читалась между строк. В школах латиницу ввели с первого класса для всех, а пишущим на кириллице предложили курсы по изучению новой графики. Несмотря на это, традиционно консервативное старшее поколение до сих пор тяготеет к кириллице, а молодежь с удовольствием пользуется латиницей. До 2001 года оба варианта сосуществовали, затем латиница стала единственной графикой для азербайджанского языка как на государственном уровне, так и в медиапространстве. Опыт Азербайджана в целом оценивается как успешный.

В 1993м на латиницу перевели узбекский язык. Правда, формально, полный переход сначала наметили на 2005 год, затем перенесли на 2010й. При этом в соответствующем законе оставили лазейку, позволяющую пользоваться кириллицей. Необходимость латинизации аргументировали так же, как и в Азербайджане: латиница узбекам ближе, лучше передает звуки, служит ускорителем научно-технического прогресса и облегчает коммуникацию языка с мировым интеллектуальным пространством. Как это очень часто бывает в Центральной Азии, амбициозные планы разбились о суровую реальность. То ли латинизаторы просчитались, то ли сама реформа была проведена половинчато и слабо, но латиница в Узбекистане жива лишь стараниями государства. Она внедрена в школе, но в быту ею пользуются не часто, особенно старшее поколение. По многочисленным свидетельствам наблюдателей, не очень-то доверяет новой графике научно-техническая интеллигенция. Сайт правительства республики поддерживает две узбекские версии — на латинице и кириллице. А также английскую и кириллические русскую и каракалпакскую версии. Примеры транслитерации не могут не вызвать улыбку: например, «колбасный цех» на письме переводится на узбекский как «kolbasa sexi», «химчистка» — «ximchistka». Узбекский кейс латинизации показывает, что и казахстанским реформаторам нужно запастись терпением: плодов латинизации придется ждать десятилетиями, на которые затянется переходный период.

Власти Туркмении приняли решение перейти на латиницу в 1993 году, с 2000го начали переводить делопроизводство. До трети населения по-прежнему пользуется кириллицей.

После того, как в начале нынешнего апреля о решении перейти на латинский алфавит напомнил Казахстан, о латинизации задумались в Кыргызстане. «Мы рано или поздно тоже должны перейти. У нас сейчас нет средств, но мы уже должны готовить специалистов. Конечно, мы не должны отказываться от кириллицы — это наше интеллектуальное богатство. Но с 2040 года Кыргызстан должен также перейти на латиницу. Мы не можем сопротивляться мировому потоку», — заявил депутат жогорку кенеша Каныбек Иманалиев, посоветовав правительству уже сейчас начать работу по подготовке этой реформы.

«Латинская» мифология

Одна из главных проблем, которые сопровождают казахстанские реформы, — дефицит разъяснительной работы. Латинизацию тоже сопровождает серия мифов.

Миф 1. Решение о латинизации было принято Акордой после украинских событий

Первые дискуссии о возвращении латинской графики, которой в Казахстане пользовались на протяжении 1930х, начались сразу после обретения независимости. Четкие сроки по переходу на латиницу Нурсултан Назарбаев ставит в президентском послании 2012 года, где была сформулирована стратегия «Казахстан-2050»: «Нам необходимо, начиная с 2025 года, приступить к переводу нашего алфавита на латиницу, на латинский алфавит. Это принципиальный вопрос, который нация должна решить».

Так что к конфликту вокруг Украины (начался в 2014 году) и в целом к борьбе за или против русского мира на территории постсоветского пространства латинизация казахского языка отношения не имела. По крайней мере, на старте. Однако, акцентируя внимание на этой задаче в не самый удачный для двух стран период взаимоотношений, как опытнейший политик президент Назарбаев прекрасно понимал, каким может быть восприятие этого шага северным соседом.

Миф 2. Казахский латинизируют в 2017 году

На самом деле в 2017м должна завершиться подготовка нового казахского алфавита на основе латинской графики. Выпуск документации, периодических изданий и учебников в массовом порядке будет начат в 2025 году. Но даже после 2025 года предусмотрен переходный период, в который латиница и кириллица в казахском языке будут сосуществовать. Правда, о том, насколько длительным будет этот период, как и о более детальном календаре перехода, официальной информации пока нет.

Миф 3. В Казахстане латинизируют все языки, в том числе и русский

О латинизации других языков, используемых в республике, кроме государственного, речи не идет. Русский язык останется на кириллице. Однако желание перейти на латинскую графику может очень скоро возникнуть у других тюркских народов, проживающих на территории Казахстана. Первый в этом списке языков — уйгурский, латинизированный в 1930–1946 годах (ULY), но затем переведенный на кириллическую графику. Сейчас на нем издают книги и газеты, многие уйгуры используют родную речь для переписки в мессенджерах и публикаций в соцсетях. В тематической группе «Uyğur Tili || Уйгурский Язык» в социальной сети VK уже предлагается использовать для общения на уйгурском обновленный вариант уйгурского алфавита на латинице.

Миф 4. Сейчас латиница официально не применяется

В действительности латиница применяется в Казахстане уже сейчас, но крайне ограниченно. Латинские литеры используются в государственных номерах автотранспорта, почтовых индексах. На латинице зафиксированы персональные данные казахстанцев в загранпаспортах и водительских правах. Латиница используется при составлении пофамильных списков привлекаемых казахстанскими компаниями иностранных рабочих. Латиницей можно писать телеграммы, эта графика используется сотовыми операторами для официального оповещения посредством SMS, причем как на казахском, так и на русском языке. С 2004 года государственное информационное агентство «Казинформ» публикует материалы на казахском языке с использованием кириллической и латинской график.

Статьи по теме:
Тема недели

Опасные цифровые связи

В области кибербезопасности уровень подготовки государства, бизнеса и общества не соответствует уровню угроз. Ситуацию должен изменить «Киберщит»

Казахстан

Лизинг на первой скорости

Лизинговый механизм, идеально подходящий для обновления основных средств, в РК работает слабо. Двигателем рынка остается господдержка

Спецвыпуск

Плацдарм для экспансии

Польское правительство планирует использовать географическое положение Казахстана и его роль транзитного узла региона, чтобы выйти на рынки Центральной Азии и Китая

Политика и экономика

Земля инновационная

Израильским опытом построения экономики знаний поделились на АЭФ-2017