Здоровье для избранных

Казахстанские банки из затяжного кризиса входят в этап трансформации

Здоровье для избранных

На XI ежегодной конференции международного рейтингового агентства Fitch Ratings директор аналитической группы по финансовым организациям Роман Корнев, завершая обзор банковского сектора, заметил: «Не в первый раз мы говорим, что в моменте ситуация тяжелая…». Этой фразой, по существу, можно начинать и заканчивать любой обзор состояния банков второго уровня (БВУ) на протяжении ряда лет. 

Финансовые институты страны, казалось бы, выйдя из одного кризиса, тут же попадают в следующий, и так до бесконечности. Банкиры дружно признали «очень тяжелым» 2015 год из-за девальвации тенге, дефицита ликвидности и высоких ставок на денежном рынке. В начале 2016‑го две последние проблемы — с ликвидностью и высокими ставками — регулятору удалось решить. Национальная валюта укрепилась с 365 тенге за доллар в январе 2016 года до 334 тенге в декабре.

Но к финалу года ситуация в секторе усугубилась. Осенью регулятор на три месяца приостановил действие лицензии на прием депозитов физических лиц Казинвестбанку (КИБ) и Дельта Банку, а 26 декабря лишил КИБ банковской лицензии. Дельта Банку 29 декабря лицензию возобновили, но уже в этом году, 25 апреля, Казахстанская фондовая биржа отстранила банк от участия в торгах и приостановила торги его ценными бумагами.

Казкоммерцбанк так и не оправился от слияния с БТА Банком, и мажоритарный акционер Кенес Ракишев предложил владельцам Халык банка купить Казком, долю в котором он сам пока не оплатил. В ноябре 2016 года агентство Reuters со ссылкой на неназванный источник сообщило о возможном слиянии двух банков, а уже 13 января пресс-службы обоих банков сообщили о начале переговоров между акционерами.

Банк ЦентрКредит находится в процессе консолидации с Цеснабанком. В апреле БЦК сообщил о продаже мажоритарным акционером, корейским Kookmin bank, принадлежавшего ему 41% акций Бахытбеку Байсеитову, Цеснабанку и Финансовой корпорации «Цесна». По словам экспертов, возможно объединение еще нескольких менее крупных БВУ. Основная цель — увеличение регуляторного капитала. По итогам I квартала четыре банка не выполняли требования пруденциальных нормативов. По классификации регулятора наиболее серьезным грехом для банка считается нарушение норматива по достаточности капитала, и его пока все БВУ выполняют, тем не менее программа оздоровления банковского сектора, которую разрабатывает НБК, прежде всего преследует одну цель — увеличение или корректировка размера собственного капитала банка адекватно качеству активов.

Идеальная инвестиция

Ренкинг БВУ по итогам I квартала, подготовленный «Экспертом Казахстан», выявил большую часть проблем, которые переживает банковский сектор. Отрицательный рост по сравнению с тем же периодом прошлого года показали сразу десять банков, у четырех игроков произошло снижение значения собственного капитала, почти половина фининститутов зафиксировала убытки (таблица 1). Лидерами роста, как и в прошлые годы, стали небольшие банки и банки с иностранным участием. Вопреки уже сложившейся традиции в первую десятку по приросту активов, капитала и прибыли вошел крупнейший Народный банк Казахстана, причем по двум первым показателям вместе со своей «дочкой» Altyn Bank. Напомним, что Халык продает Altyn Bank одному из десяти крупнейших в Китае CITIC Bank, ожидается, что сделка будет закрыта в начале второго полугодия нынешнего года. Этот срок назвала глава Народного банка Казахстана Умут Шаяхметова на пресс-конференции по итогам деятельности за январь-март 2017 года, подтвердив, что due diligence Altyn Bank завершен. Возможно, с предпродажной подготовкой связано увеличение собственного капитала банка на 30% (таблицы 2, 3). Несмотря на рост квартал к кварталу, по данным самого Халык банка, его активы по сравнению с началом 2017 года снизились на 2,8%. Причина не только в сокращении кредитного портфеля — и брутто, и нетто, но и в переоценке валютной части активов по текущему курсу национальной валюты: как известно, вся статистика Нацбанка номинирована в тенге. Это справедливо не только по отношению к Халык банку, но и к другим фининститутам.

Наращивает активы еще один китайский игрок на банковском поле Казахстана — ДБ «Банк Китая в Казахстане». По итогам III квартала прошлого года он также попал в десятку лидеров роста, а в ренкинге по этому показателю по итогам первых трех месяцев 2017 года занял первую строчку. Трудно понять, чем банк обязан своим ростом. По динамике кредитного портфеля он также вошел в первую десятку банков, но занимает последнее место со скромной цифрой 6,3%. Другие лидеры роста вошли в список «передовиков» по приросту ссудного портфеля или размера СК, а часть и по одному, и по другому показателю (таблицы 2, 3, 6).

При умеренном росте совокупного портфеля (1% по итогам 2016 года) даже лидеры не смогли продемонстрировать сверхвысоких темпов кредитования — выше 100%, как это было в прошлые годы (см. ренкинг по итогам III квартала 2016 года: expertonline.kz/a14622. По словам Умут Шаяхметовой, в начале года традиционно наблюдается замедление кредитования (график 1).

В марте кредиты компаниям увеличились, однако объем потребительских займов несколько месяцев подряд остается на одном уровне. По словам г-жи Шаяхметовой, сегодня банки кредитуют только малый и средний бизнес, что, очевидно, можно объяснить субсидированием ставок вознаграждения по госпрограммам поддержки бизнеса. В розничном кредитовании наблюдается снижение потребительского спроса и, соответственно, падение продаж автомобилей и бытовой техники. Серьезное падение доходов населения остается сдерживающим фактором для роста кредитования.

По мнению Романа Корнева, скромный рост кредитования связан с высокими рисками, которые банки не готовы принимать, высокими ставками фондирования в тенге и, кроме того, с наличием альтернативных инструментов вложения свободных ресурсов для банков. В Fitch ожидают некоторого восстановления кредитования в 2017 году, но рост останется умеренным — не более 5%.

Альтернативными инструментами вложения свободной ликвидности, о которых говорил г-н Корнев, являются ноты НБК. Хотя доходность по ним снижается адекватно базовой ставке Нацбанка (БС) и по семидневным бумагам сегодня составляет 10,6% годовых, они все же остаются наиболее выгодным инструментом вложения банковской ликвидности. По ним не требуется резервирования капитала, так как уровень риска составляет ноль процентов, а полученные доходы не облагаются налогом. Объем нот в обращении превысил 3 трлн тенге, что примерно составляет 25% от совокупного ссудного портфеля банков. Регулятор надеется, что со снижением базовой ставки и доходности по нотам свободная ликвидность будет перетекать в кредитование, но пока объемы инвестиций в ноты не сокращаются (график 2).

В I квартале 2017 года продолжилась дедолларизация депозитов, причем активнее перекладывались в тенге юридические лица, по итогам января-марта объем депозитов компаний, номинированных в тенге, превысил валютные ресурсы на 700 млрд тенге. Доверие населения к национальной валюте восстанавливается медленнее, тем не менее сумма вкладов в тенге выросла по сравнению с «дном» конца 2015 года в 2,7 раза, однако сохраняется приоритет за иностранной валютой. Упала стоимость привлечения денег юрлиц: с пиковых значений 30% годовых по срочным депозитам в январе 2016 года до средневзвешенной ставки 9,6% в марте 2017‑го (графики 3–5).

По словам Романа Корнева, факторами риска для БВУ остаются высокая концентрация фондирования и высокая зависимость особенно некрупных игроков от государственного фондирования: депозитов и долгосрочных займов, предоставленных национальными компаниями, а также средств ЕНПФ. Совокупная доля государственных средств в обязательствах банков около 30%, и у банков небольшой выбор инструментов замещения этого фондирования.

Что скрывают цифры?

Насколько реальны данные, которые приведены в банковской статистике НБК, вернее, насколько правдиво они отражают состояние банков? Этот вопрос не может не возникнуть после того, как в предыдущем ренкинге «Эксперта Казахстан» в десятку лидеров роста по всем ключевым показателям — динамика активов, СК, прибыли и ссудного портфеля — вошел Казинвестбанк, а по росту активов и кредитов этот банк даже занял первую строчку.

На завышенные показатели БВУ обратил внимание г-н Корнев. Главным образом это касается доли неработающих кредитов (NPL) в ссудном портфеле и уровня рентабельности.

Несмотря на снижение объема NPL в ссудном портфеле, низкое качество активов остается одной из самых острых проблем сектора. Именно с качеством портфеля связана необходимость увеличения капитала для многих банков, хотя агрегированный показатель достаточности СК остается на высоком уровне — около 14%.

В большинстве крупных банков доля неработающих кредитов близка к отметке 10% от объема портфеля, то есть рекомендованному регулятором уровню NPL.

Но при сокращении размера займов с просрочкой более 90 дней, в целом портфель остается под стрессом: растет доля просроченных кредитов, а также объем резервов на проблемные займы (график 6).

По оценке Fitch, только в рейтингуемых агентством БВУ объем незарезервированных неработающих кредитов составляет 600 млрд тенге. По мнению аналитика Fitch, проблемы банков не ограничиваются неработающими кредитами. Рейтинговые агентства относят к проблемным реструктурированные займы, называемые прочими стрессовыми кредитами. По оценке Fitch, такие займы в большинстве банков превышают 10%, в абсолютных цифрах порядка 3 трлн тенге. Из этой суммы 80% приходится на Казкоммерцбанк, где доля прочих стрессовых кредитов, представляющих задолженность БТА перед ККБ, больше 60%.

Кроме того, к потенциально проблемным можно отнести валютные кредиты, на конец 2016 года их доля составляла 45%. «Большая их часть относится к работающим кредитам. С момента девальвации 2015 года мы наблюдали ограниченную миграцию валютных кредитов в категорию проблемных. Качество их, по нашему мнению, поддерживается льготными периодами по погашению основного долга. Кроме того, валютные кредиты субсидируются государством таким отраслям, как сельское хозяйство и строительство», — отметил Роман Корнев. Он подчеркнул, что такая система не является устойчивой в долгосрочной перспективе и проблемы, связанные с валютными займами, могут актуализироваться в любой момент.

«Национальный банк подтвердил проведение проверки качества активов в 2018 году. В настоящее время разрабатывается методология. Мы надеемся, что этот процесс не будет затягиваться, а кроме того, проходить с должной строгостью к банкам для того, чтобы выявить истинный объем проблемных активов, по которым необходимо дорезервирование», — подчеркнул г-н Корнев.

Одним из источников увеличения капитала, что должно сопутствовать наращиванию резервов по проблемным активам, является прибыль.

В нашем ренкинге лидеров по динамике доходов первые строчки занимают игроки, показавшие прирост, выражающийся четырехзначными и трехзначными числами (таблица 3). По мнению г-на Корнева, тезис о завышенных показателях качества активов в равной степени относится и к показателям доходности. «Высокий уровень рентабельности на капитал был во многом обусловлен, во-первых, небольшими отчислениями в резервы, то есть достаточно низким признанием проблемных и потенциально проблемных кредитов, во-вторых, наличием в структуре банковской выручки большого объема начисленных, но не полученных доходов в денежном выражении. Такую прибыль мы считаем низкокачественной. За исключением Народного банка и дочернего Сбербанка у четырех крупнейших банков скорректированный показатель прибыли до обесценения за вычетом неосновных статей был либо близок к нулю, либо слабо отрицательный. На наш взгляд, способность этих банков абсорбировать потери за счет прибыли либо не меняется со временем, либо продолжает снижаться», — уверен аналитик Fitch.

Входной билет за 45 млрд

Сейчас банки с подачи регулятора вступают в этап трансформации: НБК готовит программу оздоровления банковского сектора, рассчитанную на несколько лет. «Прошлый год стал существенным с точки зрения изменения взглядов и подходов Национального банка на вопросы, определяющие развитие банковского сектора. Ключевым изменением ментальности регулятора стало понимание, что дальше откладывать решение проблем и маскировать их за финансовой отчетностью неправильно. Мы ожидаем утилизации банковского сектора и расширения кредитования, чего, только выделяя публичные ресурсы и субсидируя ставки, не достичь», — так определил побудительные мотивы для оздоровления сектора заместитель председателя НБК Олег Смоляков, выступая на конференции Fitch.

Оздоровление банков подразумевает решение накопившихся проблем: высокий уровень реструктурированных кредитов, нетвердые залоги, экономическая связанность менеджмента, акционеров и предприятий, необходимость реального обесценения займов и адекватного увеличения провизий, повышение рентабельности банков. Все эти вопросы можно решить только путем рекапитализации банков.

По словам г-на Смолякова, при уровне NPL 7,2% по сектору порядка 15–17% займов либо реструктурированы, либо имеют нетвердые залоги. Банки предоставляют кредиты под денежные активы, поступающие в будущем, под различные нематериальные потоки либо под страховые полисы, которые, как показали проверки НБК, не обладают принципом залога, потому что небезусловны и не признаются Базельским комитетом.

Объем незарезервированных неработающих кредитовсоставляет 600 млрд тенге

«Реструктуризация — не абсолютное зло, нетвердые залоги также часть деловой практики, — отметил г-н Смоляков. — Но реструктуризация не должна делать активы вечно зелеными. То есть на балансе они выглядят как займы без просрочки, а на деле имеют признаки скрывания проблем заемщиков по погашению этого займа».

Основная цель программы оздоровления — повышение капитализации фининститута. «Мы понимаем, что запас капитала ограничен, но именно капитал позволит более активно признавать обесценение активов. Источники капитала — один из самых ключевых вопросов, позиция регулятора такова, что без участия акционеров поддержку банков невозможно осуществить», — подчеркнул г-н Смоляков. Отсюда одно из условий участия банка в программе оздоровления: акционер должен взять на себя обязательство увеличить капитал за счет собственных средств либо привлечь инвесторов. При этом условии НБК готов предоставить ликвидность на возвратной основе в рамках своего мандата кредитора последней инстанции. Средства в виде субординированного долга для формирования капитала второго уровня будут предоставляться по ставкам ниже рыночных, как объяснил г-н Смоляков, чтобы за счет разницы между ставкой предоставления и рыночной ставкой была возможность создать капитал первого уровня. Это позволит более активно признавать убыток.

Для того чтобы стимулировать банки фиксировать убытки, в законодательство будет внесен пакет поправок. В частности, «предусматривается непризнание доходом дохода, получаемого при восстановлении, списании займа, продаже в ФПК, передаче в УСА, прощении задолженности». Еще один универсальный пакет изменений и дополнений в законодательство облегчит процесс консолидации банков.

Участие в программе — на добровольной основе, банк может отказаться. Но это, скорее всего, означает, что проблемы ему придется решать в любом случае, но в одиночку, без поддержки НБК. Программа охватит средние и крупные банки: вход в нее получат только игроки, у которых размер собственного капитала не менее 45 млрд тенге. Очевидно, это станет еще одним дополнительным стимулом для консолидации банков.

Статьи по теме:
Тема недели

Опасные цифровые связи

В области кибербезопасности уровень подготовки государства, бизнеса и общества не соответствует уровню угроз. Ситуацию должен изменить «Киберщит»

Казахстан

Лизинг на первой скорости

Лизинговый механизм, идеально подходящий для обновления основных средств, в РК работает слабо. Двигателем рынка остается господдержка

Спецвыпуск

Плацдарм для экспансии

Польское правительство планирует использовать географическое положение Казахстана и его роль транзитного узла региона, чтобы выйти на рынки Центральной Азии и Китая

Политика и экономика

Земля инновационная

Израильским опытом построения экономики знаний поделились на АЭФ-2017