«Железная» столица Поднебесной

Из мирового сборочного цеха Шэньчжэнь превращается в инновационный технологический узел прямо на глазах

«Железная» столица Поднебесной

Глядя на небоскребы и широкие улицы Шэньчжэня, трудно поверить, что 35 лет назад это был просто небольшой по китайским меркам город с населением в 30 тыс. человек, в основном промышлявших рыболовством. Напротив находится Гонконг, и в Шэньчжэнь стекались все, кто правдами и неправдами хотел перебраться жить поближе к светящимся через пролив небоскребам.

Те, кто мечтают о лучшей жизни, приезжают в Шэньчжэнь и поныне — на сегодня это один из самых богатых и самых дорогих городов Китая. Средняя зарплата здесь — 5 тыс. юаней, что по текущему курсу — около 740 долларов. За 35 лет население Шэньчжэня выросло до 15 млн человек. А сам город превратился из рыбацкого поселка в мегаполис производителей электроники и «железных» стартапов.

Другой уровень

Шэньчжень — это то самое «окно» на Запад, которое прорубил Дэн Сяопин. Масштабные реформы, благодаря которым Шэньчжэнь приобрел свой современный облик, начались в Китае вскоре после смерти Мао Цзэдуна. Фиаско «Большого скачка» и Великой пролетарской культурной революции, вогнавших страну в очевидный не только экономический, но и социально-политический кризис, и подтолкнули прагматичное крыло китайской компартии во главе с Дэн Сяопином начать модернизацию экономики страны. Новая китайская идея получила название «социализм с китайской спецификой». Кредо Дэн Сяопина как реформатора отлично отражает одна из его известных фраз: «Не важно, черная кошка или белая кошка; если она может ловить мышей, это хорошая кошка».

Социалистическая рыночная экономика и открытость всему миру не были просто лозунгами. Благодаря политике открытости стали возможны расширение участия Китая в международной торговле и создание совместных предприятий с иностранными компаниями. Это быстро привлекло в Поднебесную масштабные международные инвестиции. В качестве полигона реформ были созданы специальные экономические зоны (СЭЗ), и для размещения первой СЭЗ был выбран как раз Шэньчжэнь. Ощутимые налоговые льготы для иностранных инвесторов, ведущих деятельность на территории СЭЗ, и дешевая рабочая сила — отличные приманки даже для тех бизнесменов, кто опасался работать в стране со специфичной для рыночной экономики политической системой. Сначала в Шэньчжэнь потянулись предприниматели из ближайших Гонконга и Тайваня, а потом и со всего мира.

Химическая промышленность и легпром, машиностроение и электротехника — производство в Шэньчжэне быстро расширялось. Росли квалификация китайских специалистов и сложность выполняемых ими работ, высокотехнологические отрасли выходили на передний план все активнее — в результате самое большое развитие конкретно в этой СЭЗ получила электронная и электротехническая промышленность.

Среди целей Шэньчжэня на ближайшее будущее — стать мировым лидером в разработке программного обеспечения. Власти Китая намерены активно развивать софтверную составляющую в доходах, связанных с IT. Сейчас во всем Китае объем ВВП, приходящийся на IT-сектор и связанные с ним индустрии, составляет около 17 трлн юаней, из которых 12,2 трлн приходится на производство электроники и 4,9 трлн — на софт. По сравнению с 2015 годом рост доходов от софта составил 14,9%, от производства электроники — 3,3%. Доля IT и связанных с ней индустрий в ВРП Шэньчжэня составляет 1,6 трлн юаней — около 232 млрд долларов, это сопоставимо с объемом всего казахстанского ВВП по итогам самого удачного для экономики РК 2013 года (236 млрд).

В небоскребах Шэньчжэня находятся штаб-квартиры крупнейших китайских телекоммуникационных гигантов Huawei и ZTE, а на территории СЭЗ — заводы корпораций. На каждый крупный завод приходятся сотни мелких производств. И тысячи, если не сотни тысяч, hardware-стартапов. В шэньчжэньских офисных зданиях из стекла и бетона постоянно что-то производят или изобретают. В некоторые из офисов корреспонденту «Эксперта Казахстан» удалось заглянуть.

I’m a maker

X.factory — новая точка на карте Шэньчжэня для стартаперов. Пространство (все же в русском языке нет слова, полностью отражающего значение английского makerspace) — это мастерская прототипирования с оборудованием производственного уровня, недоступным одиночному изобретателю или маленькой компании — здесь есть и 3D-принтеры, и лазерные резаки, токарные и фрезерные станки (как механические, так и с ЧПУ), оборудование для работы по дереву и т.д. Сюда может прийти любой желающий, чтобы своими руками смоделировать и сделать прототип устройства или изделия. Членами X.factory становятся, заплатив вступительный взнос, в зависимости от условий членства он составляет 350–500 юаней. Кроме доступа к оборудованию (его использование оплачивается отдельно), участники X.factory получают место для совместной работы и связи с обширными производственными ресурсами Шэньчжэня. Через X.factory можно не просто изготовить прототип, но и вывести его на рынок — у организаторов пространства есть связи с индустрией, которая также находится в постоянном поиске новых талантов и идей.

Создать свой продукт в Шэньчжэне гораздо легче, чем где-либо еще: путь от наброска на салфетке во время обеда до готового прототипа в среднем занимает год, говорят в X.factory, но в Шэньчжэне на это уйдет лишь месяц. Когда под рукой производственная цепочка, очень быстро найдется все, не важно, отдельные это микросхемы или готовые материнские платы.

Именно для таких, как бы у нас сказали, «инноваторов», мейкеров в 2008 году была создана Seeed Studio. Ее основатель Эрик Пэн увидел запрос на открытые аппаратные продукты, которые к тому же нужны были мейкерам далеко не в промышленных масштабах. Сооснователь известного шэньчжэньского инкубатора HAX, Эрик Пэн теперь один из организаторов X.factory. Управляет X.factory не менее известное Chaihuo Makerspace.

Созданное в 2011 году, Chaihuo Makerspace было первым пространством для мейеров в Шэньчжэне — его организаторы просто собрались и сняли небольшое помещение в 100 квадратных метров, где придумывали и разрабатывали новые продукты, объединялись в команды и находили партнеров. Со временем пространство приобрело такую известность, что работать там стало практически невозможно: постоянно приходили желающие познакомиться, пообщаться и присоединиться. Для VIP-членов сообщества, больше настроенных на работу, чем на общение, тогда даже пришлось выделить отдельную комнатушку, куда гостям заходить не разрешалось.

Растущее число желающих присоединиться к Chaihuo Makerspace привело к появлению X.factory — площадь в 1000 квадратных метров должна вместить всех. Превращать идею в продукт в Шэньчжэнь едут со всего мира. Благодаря краудфандинговому финансированию число hardware-стартапов быстро растет. В выходной день в только открывшемся X.factory (официально там ждут новых членов только в следующем месяце) уже работал молодой американец, собравший деньги на Kickstarter.com на производство необычной беспроводной зарядки для iPhone.

Вместе с врачом, вместо врача

Make medical unbounded — под таким девизом работает ROBO Health Institute. Этот проект пока не входит в число самых перспективных компаний в ИИ-медицине (технологии искусственного интеллекта, по прогнозам экспертов, в ближайшее время станут играть в медицине важнейшую и незаменимую роль), но в планах ROBO Health Institute уже через два-три года занять позицию ведущей исследовательской организации, применяющей роботов и технологии искусственного интеллекта в медицине и здравоохранении. ROBO можно назвать китайско-швейцарско-американским проектом, среди его основателей — Институт робототехники Швейцарского федерального технологического института в Лозанне и Институт геномики в Пекине. В компании работают 125 человек, 85 из них — в отделах R&D в Китае, Швейцарии и США.

Стартовый проект в области медицинской робототехники ROBO Health Institute планирует выпустить на рынок в конце 2017 года — это первый в Азии робот, позволяющий делать УЗИ удаленно. Датчик и непосредственно инструментальный стол разделены, что позволяет врачу, находящемуся в тысяче километров от пациента, провести исследование, управляя роботом с УЗИ-датчиком с помощью манипулятора и получая картинку на своем мониторе в реальном времени. Дистанционная диагностика, как предполагается, повысит качество медуслуг в тех районах, где нет возможности провести полноценное качественное ультразвуковое исследование. Стоимость такого модуля — 500 тыс. юаней (72,5 тыс. долларов), и, по предположениям его создателей, государство станет одним из главных заказчиков ультразвуковых роботов. Да, подобные проекты в мире есть, соглашаются в ROBO, но отмечают: их вариант дешевле и эффективнее. Пока это полуавтоматическое устройство — нужен хотя бы фельдшер, который поможет пациенту начать работу с УЗИ-роботом, но к 2018 году в ROBO собираются создать ультразвукового робота второго поколения — он будет вести сканирование в автоматическом режиме. Робот третьего поколения стоит в планах на 2020 год — ему предстоит не только сканировать пациента, но и анализировать полученную информацию и выдавать медицинское заключение. Такие роботы, уверены в ROBO Health Institute, помогут облегчить труд перегруженных докторов и эффективно решить проблему несбалансированности медицинских ресурсов.

ROBO ведет исследования в области интеллектуальной робототехники, реабилитационной робототехники, малоинвазивной хирургии. Создание робота-хирурга — одна из целей компании, в 2016 году здесь завершили разработку первого в мире прототипа хирургического робота, проводящего операцию только через одно отверстие. Главный конкурент, робот-ассистированная хирургическая система da Vinci, делает обычно пять отверстий для камеры и для манипуляторов хирурга, рассказывают сотрудники ROBO. У них запланирован проект по созданию роботизированного хирургического робота, который не только позволит хирургу проводить операцию через один разрез, но и посоветует, как ее лучше сделать, а то и вовсе возьмет хирургию на себя. Также среди целей компании заявлена разработка хирургических роботов, пригодных для использования в космосе, — и в ROBO мечтают представить готовый аппарат еще до завершения строительства китайской космической станции в 2020 году. Поинтересовавшись у сотрудников ROBO Health Institute, готовы ли они сами лечь под нож робота-хирурга с искусственным интеллектом, в ответ слышу: «Нет. Пока нет, но лет через пять, максимум десять — да».

Запас высоты

Представители MMC, китайской компании-производителя промышленных дронов, с удовольствием демонстрируют свою продукцию на расположенном на территории ММС полигоне размером с небольшой школьный стадион. Для показательного полета выбраны два дрона — A6 plus на LiPo батареях (максимальная высота полета — 4,5 тыс. метров, максимальное время нахождения в полете — 70 минут, может нести с собой груз до 7 кг) и HyDrone 1550 на водородных топливных элементах. Водородный двигатель позволяет дрону находиться в полете до трех часов. Технология топливных водородных элементов является прорывной для рынка дронов, уверены в ММС. Рама HyDrone 1550 сделана из углеродного волокна и практически не поддается разрушению — дрон предназначен для использования в жестких погодных условиях и защищен от дождя, ветра и холода. Работает он также на высотах до 4,5 тыс. метров, полезная нагрузка этой модели — 5 кг. ММС не только разрабатывает, но и производит рамы и корпуса своих беспилотников — недавно компания купила крупнейший завод по производству углеродных волокон в Азии.

В качестве полезной загрузки дрона, в зависимости от поставленной перед беспилотником задачи, могут быть: камеры разных типов, громкоговоритель, спасательное снаряжение, детектор газа или, наоборот, его распылитель. Последний предлагают использовать в том числе для разгона нелегальных митингов. А камерами в случае массовых беспорядков фиксировать происходящее и уже постфактум выявлять зачинщиков и предъявлять обвинения. Впрочем, более мирных вариантов тоже немало — дрон с тепловизионной камерой (все насадки — сменные) может помочь при поисково-спасательных работах. Дроны ММС используются, чтобы протягивать кабель между опорами ЛЭП, для проверки функционирования высоковольтных линий, нефте- и газопроводов. В перспективе, планируют в ММС, дроны будут управляться по 4G, что позволит значительно увеличить дальность их полета.

Проверку на прочность дроны проходят в специальной краш-лаборатории, испытательные стенды разработаны и сделаны инженерами ММС, но здесь, как и во всех внутренних помещениях компании, действует правило «No photo». На стенах офиса мотивирующие надписи на английском из серии «верь в себя», «ты лучший», «ты это сможешь». Помимо надписей, заряжающих на работу, в офисе есть несколько бильярдных столов — расслабляться сотрудникам ММС тоже надо. Среди 200 сотрудников компании-производителя дронов 120 работают в отделе R&D, еще 30 человек занимаются непосредственно сборкой аппаратов. Средняя стоимость дрона — от 32 до 50 тыс. долларов. Такой разброс связан с тем, что производство кастомизировано: каждый заказчик решает свою задачу. В прошлом году здесь сделали 200 промышленных дронов, но мощности компании — в разы больше. Наличие полной производственной цепочки и более чем 8‑летний опыт в разработке дронов позволяют компании ММС рассчитывать на лидирующие позиции в Китае по производству промышленных дронов. В 20 провинциях Китая их продукция уже летает. По прогнозам, использование беспилотных летательных аппаратов к 2022 году увеличится на 700%.

Не просто сборка

«Инновации — наша ежедневная работа», — говорят в ММС. Но то же самое могут сказать и участники X.factory, и сотрудники ROBO Health Institute. Инновации — это теперь ежедневная работа тысяч шэньчжэньских компаний.

C 2013 года в Шэньчжэне ежегодно проводится China Information Technology Expo (CITE) — китайская выставка информационных технологий, которая служит своего рода индикатором развития индустрий страны, связанных с IT. CITE-2017 прошла под знаком «Интеллектуальной информационной индустрии», на ней было шесть тематических зон, представляющих направление будущего развития: искусственный интеллект, виртуальная и дополненная реальность, полупроводники, интеллектуальные сетевые автомобили, интеллектуальное производство и роботы.

Чтобы обойти выставку, занимающую более 100 тыс. кв. метров, понадобился весь световой день. Свою продукцию здесь демонстрировали свыше 1700 компаний. Гибкие экраны, тончайшие мониторы, роботы… И, конечно, беспилотники ММС — у стенда с внушительных размеров дронами притормаживали многие посетители. Эра китайских интеллектуальных технологий уже началась.

Статьи по теме:
Тема недели

Якоря и планктон

Львиную долю капзатрат аккумулируют крупные индустриальные проекты: по итогам 2016 года на 10 из 127 проектов пришлось 80%

Казахстан

Модернизация или советизация?

На наших глазах складывается пропагандистское общение: обращаются не к личности собеседника, а к обобщенному образу аудитории

Тема недели

Без выбора

Предложенный Минздравом вариант обязательного социального медстрахования, увеличивая расходы на медицину, может лишить часть населения медицинской помощи