На формацию раньше

Архаизация общества рождает неофеодальные отношения

На формацию раньше

По мнению Еркина Иргалиева, исполнительного директора Западного регионального филиала научно-образовательного фонда «Аспандау», заблуждение считать, что архаизируется только казахстанское общество. Этот процесс протекает на всем постсоветском пространстве и вызван гибридной политической системой и переродившимися социальными связями.

Неофеодальные отношения

- На ваш взгляд, что такое архаизация и какие общества больше всего подвержены архаизации?

- Архаизация – это осознанный отказ от развития, социального в первую очередь. Общества, не справляющиеся с вызовами сегодняшнего дня, неизбежно скатываются к архаике. Надо отметить, что априори предполагается, что процессам архаизации более всего подвержено казахскоязычное, более традиционалистское, общество. К этому больше предпосылок. Большинство казахов, являясь когда-то кочевыми скотоводами, после самораспада советского социума оказалось в той ситуации, когда возвращаться-то оказалось и некуда. Но на самом деле процесс архаизации происходит во всем постсоветском мире, в арабских странах, а истоки архаизации – как побочного эффекта глобализации – лежат в тектонических изменениях всего планетарного социума.

- Какие, как вы выразились, происходят тектонические изменения?

- Первое и основное, что мы должны увидеть и осмыслить, – это зарождение нового феодализма на обломках советского строя и на базе постсоветского. И надо понимать, что неофеодализм будет более «феодальным», чем прошлый. Неофеодализм откатывает историю назад. В его недрах зреет настоящее рабство, а не капитализм. Общественные связи будут упрощаться, схлопываться, экономика за пределами нефтяной трубы будет сведена к простым товарообменам, натуральному хозяйству. Деньги потеряют современные функции и сведутся к значению докапиталистической эпохи. Образование (особенно высшее) уже взяло курс на схоластику и примитивизм. Уже сейчас его основная функция – социальный контроль, а не развитие. Самое главное – и это уже здесь и сейчас, а не в будущем – поведение индивида уже архаично. Вокруг нас уже феодалы и крепостные, а мы этого не замечаем под брендовой одеждой и отверточными “тойотами”.

- И в чем причина этих процессов?

- Способы приватизации, гибридная политическая система и переродившиеся социальные связи неизбежно должны были привести к неофеодализму. Что мы сейчас и наблюдаем в режиме реального времени. В более широком, философском аспекте мы видим разрыв между устаревшим индустриальным мышлением, сложившимся в ходе насильственной модернизации середины XX века в СССР и реалиями 2017 года. Надо понимать, что не только мы сталкиваемся с этим разрывом. Весь мир проходит через этот фазовый переход. Возможно, мы живем в эпоху перемен, подобных которым еще не было. Скажем так, лайт-версию архаизации в виде ренессанса консерватизма мы можем видеть в странах Восточной Европы (Венгрия, Польша) и даже в сильных постиндустриальных обществах, как США, Италия.

Человек впервые начинает меняться сам, а не менять окружающее. Но не всем это по плечу. Если применить аналогии из физики, то период недавнего прошлого, когда создавалась видимость прогресса, обуславливался простой инерцией. А сейчас импульс закончился, а впереди жесткий «барьер», который можно преодолеть, только приложив мощное усилие. Причем усилие необходимо было еще вчера. Вместо этого мы видим имитацию импульса. Поэтому будет не стагнация, а именно коллапс, падение, отскок в прошлое.

Архаизация и неофеодализм не пришли к нам внезапно. Вы не поверите, но еще в начале восьмидесятых годов уже появились первые прогнозы, что нам готовят будущие «аристократы». Историк и философ Александр Ахиезер в своей книге «Россия: критика исторического опыта» обосновал, почему и когда в СССР и на его обломках начнет расти это уродливое явление. Позволю процитировать его: «Система вновь будет носить гибридный характер, так как раскол, существование враждебных систем ценностей при слабом развитии культуры диалога не оставляет другой возможности. Видимо, вновь идеология будет носить характер некоего «псевдо», то есть фиксировать его некоторую претензию на то, чтобы быть тем, чем она является лишь отчасти. Это будет попытка вернуть общество из промежуточной цивилизации на путь традиционализма».

Семь бед - один ответ 

- Правительство проводит, по крайне мере декларирует, модернизацию экономики и политической системы, а недавно объявило о модернизации сознания. На ваш взгляд, власть понимает, что в обществе идут процессы архаизации и поэтому предпринимает попытки тотальной модернизации?

- Мы думаем, что в правительстве сидят мудрецы и визионеры, но, скорее всего, мы ошибаемся. Доказательство этой гипотезы – отсутствие внятного и непротиворечивого образа будущего. Пример этому – непрерывно декларируемый ими курс на модернизацию, который сам по меркам современного гуманитарного знания уже давно является архаизмом или анахронизмом, предполагая всего лишь догоняющее развитие. Другими словами, это типичная риторика постколониального сознания, в то же время боящегося признать свое нынешнее зависимое положение от экс-метрополии в Москве.

Но нам неоткуда взять людей, лишенных печати прошлого. Они должны вырасти сами, внутри социума. Но чтобы выросли эти пресловутые 3-5 процентов инноваторов и модернизаторов, само общество должно генерировать сигнал на развитие, а не стагнацию. Апеллировать к будущему, а не к прошлому.

 - Почему модернизация экономики и политики идет столь медленными темпами?

- Модернизация требует огромных затрат, сопоставимых с общим объемом ВВП за десятилетие. Причем затрат безвозвратных, с точки зрения сегодняшней «элиты». Вместо этого мы видим отток капитала порядка 200 миллиардов долларов. Эти деньги и есть несостоявшаяся модернизация. Почему паллиативные меры типа введения меритократического принципа формирования чиновников корпуса А и Б, «перераспределения» властных полномочий между ветвями власти подменяют реальную модернизацию политической системы? Все эти меры имеют под собой одну и ту же подоплеку – формирующийся неофеодализм нуждается в институтах и сословиях. Квазидемократия этим требованиям не отвечает.

- Что необходимо, чтобы остановить процессы архаизации в РК?

- Необходима конкуренция во всем. В идеях, взглядах, морали, искусстве, политике, досуге, предпринимательстве, науке. Клановость, “агашкизм”, превосходство одних над другими – по месту рождения, учебы, фамилии, религии – ведут нас в никуда.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Приспособиться к реальности

Замедление банковского кредитования и снижение запросов на оценку залоговой недвижимости переориентируют участников рынка на более сложные виды оценки

Спецвыпуск

Консалтинг ушел в минус

Рынок сильно просел в 2016-м, однако консалтеры ожидают его восстановление уже в текущем году

Спецвыпуск

Спроси у бухгалтера

Происходящие в банковском секторе события задевают и аудиторов: регулятор намерен ужесточить требования к аудиторским компаниям

Международный бизнес

Указатель поворота

Чтобы продолжать устойчиво развиваться, Bosch переносит акцент на IoT и искусственный интеллект