Дневник одинокой пацанки

«ЖИР» Мадины Мусиной — манифест детей девяностых, которые не верят печатному слову

Дневник одинокой пацанки

Первоначально интерес к опусу фейсбучного блогера Мады Мады у многих просыпался только из-за того трескучего шума, коим появление текста и ее автора сопровождалось в новых и социальных медиа. После — при прочтении — большей частью все же не жалели о потраченном времени. Правда, литературных и каких-то еще эстетических достоинств в этом самиздате искать не стоит. Не этим любопытна книга. Безусловно, это не литература в ее традиционно-хрестоматийном обозначении, хотя некоторые пытаются вплести эти тексты в общелитературный контекст.

«ЖИР» — этот набор простоватых рассказиков — выразительный образчик постмодерной культуры, которая с отставанием пришла и к нам. Замечу, в изобразительном искусстве мы это с блеском прошли еще в двухтысячных. Теперь то же самое выражено молодыми по-новому и вербально. Собственно, все предшествующее и последующее по отношению к этой книге тоже ближе к перфомансу с несомненной и плохо скрываемой установкой: «А вдруг взрослые заметят? А может быть, им это понравится?». Бедненькие, они привыкли к тому, что с ними особо не церемонятся.

Редкий случай — взрослые (мы — они) заметили все: искреннее повествование, трогательный наивняк и даже бюджетное оформление, и даже гремучую смесь шала-ругательств и статусных мыслеобозначений. Наверное, в любом другом случае это бы раздражало, но только не по отношению к «ЖИРу». Все вместе сложилось в один уникальный пазл. Текст получился весьма современным и одновременно проказахстанским. Почему-то многие ругатели опуса вычитывают в нем только мат, которым сопровождается каждая строчка книги, но мало кто берется объяснить, почему эта книга у многих вызывает интерес. И у возрастных интеллектуалов, и у зрелых дам, и у ищущих себя юнцов, и у разбитных девах. Ведь не русским матом мы объединены. По крайней мере, не хотелось бы так думать.

Это первая книга, в которой наше новое поколение попыталось себя выразить. Подступы к такой литературе у нас уже были. Но все, что было до этой книги, было половинчатым и мелким, порой циничным, иногда осталось неуслышанным. Здесь и сейчас все иначе. Если совсем по Фрейду, «ЖИР» — это манифест наших детей. Это они — уже не верящие печатному слову, многажды старшим поколением исковерканному и поруганному, все равно пытаются словесно себя выразить и достучаться до нас.

Отказ от литературы нынешних молодых был неизбежен. На смену лживым словам пафосного учебника, бормотанию замученных карьерой (или зарабатыванием денег) родителей, невнятным госидеологемам пришли новомедийные сообщения и диалоги. Таковыми черновыми блоговыми записями девушки из поколения, рожденного в 1990‑х, в первую и последнюю очередь является книга «ЖИР». Этим молодым тоже хочется громко прокричаться. На улицу эти двадцатилетние уж точно не выйдут, они оправданно (или неоправданно) зациклены только на себе. Они очень просты в своих желаниях, иногда их простота нам кажется примитивностью. Но другими стать они еще успеют, и за этим будет интересно понаблюдать. Что-то настоящее за всем этим предполагается.

Кстати, кто она, Мада Мада, Мадина Мусина? Она — совсем еще не женщина, даже и в том случае, когда свою книжицу кокетливо называет «Женщина, Ищущая Рациональность» («ЖИР»), или когда жирно малюет губы на презентации. Это по уровню восприятия себя самой и всего окружающего — недолюбленный подросток. Таких много. Такого подростка жалеть не надо — уж точно жалости по отношению к себе любимому и не позволит. Сейчас этот подросток наверстывает упущенное через свои тексты, возможно, даже через то заслуженное признание, которое пришло автору в узко-широких инстаграмных, фейсбучных и других кругах.

Хотелось бы думать, что наша Мада — не из поколения «гламурных падонкафф», которые все больше и больше, занимая разные ТВ и другие посты, напоминают продажно-наглых комсомольцев 1980‑х. Думается, она другая. Или нам хочется, чтобы она была иной?

Мада Мада. ЖИР. Алматы, 2017. — 106 c.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Приспособиться к реальности

Замедление банковского кредитования и снижение запросов на оценку залоговой недвижимости переориентируют участников рынка на более сложные виды оценки

Спецвыпуск

Консалтинг ушел в минус

Рынок сильно просел в 2016-м, однако консалтеры ожидают его восстановление уже в текущем году

Спецвыпуск

Спроси у бухгалтера

Происходящие в банковском секторе события задевают и аудиторов: регулятор намерен ужесточить требования к аудиторским компаниям

Международный бизнес

Указатель поворота

Чтобы продолжать устойчиво развиваться, Bosch переносит акцент на IoT и искусственный интеллект