До «космоса» далеко

Метод ДЗЗ в стране не развивается, поскольку не регламентирован законодательством. Новый кодекс о недрах эту проблему не решает

До «космоса» далеко

В утвержденной государственной программе геологоразведочных работ в РК на 2015–2019 годы откровенно признают, что в республике уровень научно-технологической поддержки геологоразведки как по качеству исследований, так и их объему снизился до критического уровня. И что геологические исследования не опираются на новые технику и технологию ведения работ. Для решения этих проблем авторы документа предложили внедрять инновационные технологии, в том числе дистанционное зондирование земли (ДЗЗ).

«Использование наиболее прогрессивных видов дистанционного зондирования земли нацелено на выделение прогнозных площадей в ранге потенциальных рудных районов и рудных полей. В результате работ будут подготовлены карты распространения информативных минеральных ассоциаций (около 10 минеральных разновидностей) с целью выделения прогнозных площадей для проведения поисковых работ», — отмечается в госпрограмме.

Однако, как утверждают представители казахстанских компаний, которые специализируются на ДЗЗ и дешифровке космических снимков, спрос на «космос» со стороны заказчиков небольшой и сдерживается ограничениями, существующими в действующем законодательстве.

Проверенный метод

По словам кандидата геолого-минералогических наук Владимира Котова, в советское время перед тем, как выйти на поисковый объект, применялось множество методов геологоразведочных работ (ГРР), поскольку непосредственное бурение скважины — дорогостоящее мероприятие. «Сначала делали аэросъемку, потом — геофизические работы, чаще всего сейсморазведку методом отраженных волн или общей глубинной точки, после — структурно-геологическое бурение, также применяли различные виды прямого поиска: электроразведку и геохимические работы. Все эти методы были подготовкой, по аномалиям этих работ вырисовывалась общая структура недр», — говорит г-н Котов. По его мнению, это было правильно: широкий комплекс геологоразведочных работ снижал риск, что пробуренная скважина окажется непродуктивной.

Поскольку сегодня геологическая отрасль финансируется государством в недостаточном объеме, а частные компании в целях экономии не решаются проводить подобный комплекс ГГР, как это было в Советском Союзе, сейсморазведка остается самым излюбленным методом разведывательных предприятий. «Сегодня сейсморазведка 2D и 3D остается самым популярным из известных геологоразведочных методов, поскольку она дает более или менее достоверную информацию, которую возможно однозначно интерпретировать. В целом нас это устраивает, хотя метод дорогой и занимает много времени», — говорит главный геолог «Норс Каспиан Ойл Девелопмент» Базар Ескожа.

Сейсморазведка — один из самых эффективных видов разведывательных работ, но в то же время один из самых дорогих, что не позволяет исследовать всю территорию Казахстана. Как признают авторы концепции развития геологической отрасли РК до 2030 года, анализ состояния минерально-сырьевой базы твердых полезных ископаемых и углеводородов показывает, что существенно сократилось количество объектов, подготовленных для постановки поисково-оценочных и разведочных работ, то есть участков, на которых поисковыми работами обнаружены перспективные проявления полезных ископаемых и имеются достаточные геологические обоснования для открытия новых месторождений. Чтобы восполнить имеющийся дефицит, необходимы новые эффективные и недорогие технологии ГРР.

Из космоса видно все

Дистанционное зондирование земли — хороший метод на первом этапе исследования, поскольку позволяет охватить большие площади — в этом его преимущество перед традиционными методами. Евгения Сутула, директор департамента ДЗЗ и ГИС компании «Центр дистанционного зондирования и ГИС “Терра”», говорит, что возможность аэрокосмической геологоразведки охватывать большие территории минимизирует как трудовые, так и временные затраты на полевые исследования.

«Центр дистанционного зондирования и ГИС “Терра”» использует снимки, сделанные на американских специализированных на геологических задачах космических спутниках типа Aster и WoldView-3. Для дешифровки этих снимков использует спектральный анализ. «Эти спутники работают на коротковолновых диапазонах SWIR, которые позволяют дешифрировать наличие минералов, не прибегая к полевым исследованиям. Любой объект имеет свою спектральную подпись, которую фиксирует космический аппарат. С помощью специальных алгоритмов определяется тот или иной состав породы. И как результат — появляется возможность найти новые перспективные месторождения», — рассказывает г-жа Сутула.

В сравнении со сейсморазведкой 2D и 3D ДЗЗ дешевле и быстрее в несколько раз

На выбранные участки выезжают геологи, которые проводят детальные полевые исследования для верификации аэрокосмических снимков. Иными словами, дешифрованные аэрокосмические снимки помогают геологам сосредоточиться на более перспективных участках, сократив изучаемую площадь.

Компания «Казгеозонд», как и предыдущая, занимается дешифровкой космических снимков, но уже по совершенно другой методике — методу видеотепловизионной генерализации Мухамедярова (МВТГМ). Он базируется на том, что между плотностью пород и температурой есть определенная связь. «Само распределение температур зависит от внутреннего строения земли, но в разных точках земной толщи температура незначительно отклоняется. Автор данного метода — ученый из Казани Роберт Мухамедяров — разработал аппаратуру и методику, способную улавливать эти малейшие отклонения (до 10−6 градусов Кельвина), — поясняет директор “Казгеозонда” Айдар Дабаев. — Рисунок снимка формируется из линий одинаковых температур. Где линии сгущаются — там плотность вещества выше, это скальные породы, в которых могут располагаться залежи металлических руд. Если линии разрежаются — значит, там есть разуплотнение породы. Это разломы земной коры, карстовые пустоты, линзы подземных озер, залежи угля, нефти, газа».

Г-н Дабаев выделяет несколько преимуществ аэрокосмической геологоразведки. Первое преимущество — «пространственноемкость». «За один прием со спутника можно снять и обработать огромные по площади территории — до 10 и более тысяч квадратных километров. Для сравнения, площадь Астаны составляет порядка 700 квадратных километров. Но для геологоразведки это немного. Для таких больших по площади стран, как Казахстан, Россия, Китай, Индия и Нигерия, использовать “космос” эффективно. Поскольку искать углеводороды и твердые полезные ископаемые на огромных слабо изученных территориях наземными методами долго и дорого», — утверждает Айдар Дабаев.

По его словам, вторым неоспоримым преимуществом ДЗЗ является оперативность — всего за 3–4 месяца можно обработать огромные площади. «Следующий плюс в том, что с помощью методов ДЗЗ можно без постановки дорогостоящих полевых работ и сейсморазведки 2D и 3D производить оперативное мелкомасштабное минерагеническое районирование заданных территорий на основе глубинного (до 100 км) геотермического зондирования Земли», — подчеркивает спикер.

Среди геофизических методов изучения структуры земли (электромагнитных, сейсмических и гравиметрических), по словам г-на Дабаева, метод видеотепловизионной генерализации Мухамедярова наиболее близок к сейсмическим и гравиметрическим. Вместе с тем, в отличие от них, МВТГМ позволяет строить геологические пространства 1D, 2D, 3D и 4D — параметр «время». Иными словами, с помощью МВТГМ можно получить и показать термодинамическое состояние искомых геологических структур от «плоскостных» до «объемно-временных». По технологии МВТГМ внедрены дробные пространства между 2D и 3D (слоистые структуры), что значительно уточняет пространственное положение геологических структур. «В сравнении с наиболее распространенной сейсморазведкой 2D и 3D наш метод дешевле в 4–20 раз, быстрее по срокам выполнения в 3–10 раз», — уточняет Айдар Дабаев.

Для ДЗЗ нет закона

Казахстанский рынок ДЗЗ пока что небольшой и представлен всего лишь несколькими местными и иностранными компаниями. Сравнительно успешно работают Национальный центр космических исследований и технологий, ТОО «Беспилотная технология Казахстана» (компания занимается сборкой беспилотных летательных аппаратов на базе уральского приборостроительного завода «Омега» по российской технологии), «Каззарубежгеология» (технология анизотропных преобразований), «Казгеокосмос» (в наличии имеются станция приема данных космического зондирования УНИСКАН 24, самолет King Air C90A, оснащенный многоспектральной широкоформатной цифровой камерой Vexcel Ultra CamX сверхвысокого разрешения и т.д.), KazWaterhunters (российская микролептонная технология GeoVision).

Кроме того, в последнее время на казахстанский рынок заходят зарубежные игроки. Например, украинский Специальный центр аэрокосмических технологий с технологией тепловой геотомографии, российское «Томко» с технологией квантово-оптической фильтрации космических снимков, «Стример Центр», использующий метод микросейсмического зондирования в исследовании структур земной коры, Институт геофизики и проблем Земли и т.д.

Несмотря на то что число игроков растет, говорить о развитии ДЗЗ в Казахстане рано. «Разведка из космоса развивается медленно, поскольку, во-первых, мало высококвалифицированных специалистов. Во-вторых, стоимость космической съемки достаточно высокая. И, в-третьих, запущенные казахстанские космические аппараты не обладают теми техническими характеристиками, которые необходимы именно для геологоразведки», — перечисляет Евгения Сутула.

Айдар Дабаев видит проблему в отсутствии законодательной базы для монетизации космических методов геологоразведки. «Пока данные, полученные с помощью космических методов ДЗЗ, не принимаются государственной комиссией по запасам при оценке минерально-сырьевой базы наравне с данными наземных геофизических методов», — подчеркивает он.

По его словам, компании, может быть, и рады применять космические и другие технологии — более рентабельные, чем существующие. Но пока эти технологии не прописаны в законе «О недрах и недропользовании» и других подзаконных актах, регламентирующих так называемую рабочую программу на разведку, спроса на них не будет. Согласно этому документу, по утверждению г-на Дабаева, в период срока действия контракта на разведку недропользователь обязан выполнить указанные в рабочей программе определенные виды работ. Сейчас рассматривается проект нового кодекса о недрах, и проблема в том, что ДДЗ в кодексе не указывается как один из возможных методов геологоразведочных работ.

«Значит, недропользователь не может включать их в свои рабочие программы, которые утверждают государственные органы, — продолжает г-н Дабаев. — Следовательно, данные ДЗЗ нельзя применять для оценки запасов, которые утверждаются госкомиссией по запасам. А это главное! Зачем тратить время и деньги на то, что нельзя использовать, хотя это значительно дешевле и не хуже».

«Деятельность любого недропользователя жестко регламентирована: какие ему делать проекты, какие данные берутся или не берутся для подсчета запасов. Поэтому, чтобы развивать “космические” и другие современные методы геологоразведочных работ, их нужно поставить на законодательном уровне в равные конкурентные условия с наземными методами. Тогда у заказчика будет выбор», — резюмирует Айдар Дабаев.

Статьи по теме:
Тема недели

Игра в один шлагбаум

После ухода Атамбаева риторика Бишкека в отношении Астаны смягчится. Вести торговую войну с Казахстаном Кыргызстан не в состоянии

Повестка дня

Коротко

Повестка дня

Спецвыпуск

Капитал всему голова

Регулятор прописал банкам очистку портфелей, но живыми в итоге этого «лечения» останутся не все

Казахстанский бизнес

Как по маслу

Привлекательность масличных культур растет, они стали источником валютной выручки