В поиске стабильности

Канада заинтересована в еще более тесном сотрудничестве с Казахстаном, но на предсказуемых условиях

В поиске стабильности

Объем взаимной торговли Казахстана и Канады сократился за последние годы более чем вдвое. Причем основное снижение показал горнодобывающий комплекс. Вместе с тем, утверждает чрезвычайный и полномочный посол Канады в Казахстане Шон Перри Стайл, наблюдается постоянный рост торговли несырьевой продукцией. Однако главным ускорителем канадских инвестиций в РК г-н Стайл считает новый казахстанский Кодекс о недрах. 

Проторенным путем

- Какие интересные моменты из 25-летней истории взаимоотношений двух государств вы могли бы выделить? 

- Наше сотрудничество началось с области сельского хозяйства, с момента, когда был перенят канадский опыт ведения нулевой технологии обработки почвы. Именно канадские специалисты, эксперты в области природных ресурсов были одними из первых, кто инвестировал и делился своими технологиями и знаниями еще в 1950-е. Конечно, после обретения Казахстаном независимости многие компании приходили, уходили, меняли форму собственности, но одним из постоянных партнеров вашей страны является канадская горнорудная компания Cameco.

Если говорить о взаимоотношении двух стран за последние 25 лет, необходимо в первую очередь отметить визит в 2003 году в Канаду президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. И хотя за все это время состоялось много других визитов казахстанских делегаций на уровне министров, именно визит главы вашего государства стал знаменательным в истории двусторонних отношений. Прошло почти 15 лет с того момента, но он все еще задает направление в нашем плодотворном сотрудничестве. 

Канадская Cameco владеет 60% в месторождении Инкай, оставшаяся доля принадлежит “Казатомпрому”

Также отмечу ратификацию в 2014 году соглашения между правительством Казахстана и правительством Канады о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии. Данный документ позволяет Cameco в долгосрочной перспективе развивать свое сотрудничество с национальной атомной компанией «Казатомпромом». В мае 2016 года в Астане по случаю подписания двумя компаниями соглашения о реализации состоялось первое заседание канадско-казахстанского делового совета, что явилось очень большим шагом в развитии двусторонних отношений. 

- Чего удалось достичь Казахстану за годы независимости, какие задачи стоят перед нашей страной в ближайшем будущем?

- Достижения, которые вашему государству удалось достичь, настолько значительны, что мы даже иногда забываем, что Казахстану всего 25 лет. Прежде всего, хотелось отметить экономическое развитие. В начале своего развития Казахстан прошел  сложный путь. Этот период характеризовался некоторой хаотичностью, инфляцией и другими сопутствующими проблемами. Но вашей стране удалось достичь экономической стабильности, и сейчас это государство с сильным средним классом, доход которого растет. Мы видим, что инвестиционный климат в стране стал намного лучше, а институты - более стабильными. Также необходимо отметить институциональную и законодательную реформы, которые осуществляются быстрыми темпами. 

За годы своей независимости Казахстан подошел к определенному моменту, который отражает необходимость изменений из-за внешних и внутренних причин. Наиболее очевидным показателем является изменение мировых цен на нефть и влияние этого процесса на казахстанскую экономику. Очевидно, что существует необходимость в диверсификации казахстанской экономики, ухода от сырьевой направленности. Можно сказать, что Казахстан достиг потолка достижений, который он мог получить от осуществления реформ, поэтому, наверное, требуется применить уже какой-то новый подход. И последние заявления господина Назарбаева, в том числе по перераспределению полномочий, подтверждают данную точку зрения. 

Мы знаем, что президент Нурсултан Назарбаев, несмотря на все, что он сделал для страны, не будет здесь всегда. Я понимаю, что президент готовит страну к тому, чтобы она и дальше шла по тому пути, который он проложил для своего народа. Полагаю, что фаза изменений бросает вызовы Казахстану, но вместе с тем она многообещающа. При этом изменения могут затронуть как правительство, так и экономику в целом. Однако основа уже была заложена, и на ее базе Казахстан будет в дальнейшем идти в сторону положительных изменений. 

Инфраструктурные скрепы

- Объединяющим для Канады был проект строительства железнодорожной сети. Существует ли в Казахстане подобный национальный проект, связывающий общество и территории, или его нужно еще придумать? 

- Действительно, железнодорожный проект был для страны жизненно необходимым проектом. Для Канады до сих пор актуален процесс продолжающегося объединения северной и южной частей страны, поэтому не только железнодорожный, но и воздушный транспорт остаются очень важными. Ведь благодаря транспортным путям в отдаленные северные регионы страны доставляются люди, продукты питания, товары и многое другое. Другим скрепляющим фактором можно назвать национальное общественное вещание ТВ и радио. 

Казахстан и Канада весьма схожи – оба государства с большой территорией, но с маленькой плотностью населения. И Казахстан также находится в процессе объединения нации, например, через развитие транспортной инфраструктуры в рамках госпрограммы «Нурлы жол». 

При этом не менее важным я считаю объединение страны и через развитие внешних путей, то есть не только строительство внутренней инфраструктуры, но и той, которая соединяла бы Казахстан с внешним миром, а также регионы мира между собой. Участвуя в проекте ЭПШП, Казахстан помогает Китаю достигнуть Европы кратчайшим путем. Я нахожусь в большом ожидании от того, какие результаты он принесет, к чему приведет в итоге, какое влияние окажет на идентичность Казахстана, на его экономическое развитие и на роль вашей страны в регионе. Очень часто мои местные коллеги говорят о том, что Казахстан – не закрытая страна и даже без доступа к океану связан благодаря земле. 

- Насколько применим для Казахстана опыт двуязычной Канады, и в каких аспектах общественной жизни он может быть применен?

- Доминирование двух языков в нашей стране, а также многонациональность, опять же, делает нас схожими с Казахстаном. Общество Канады объединено своей многокультурностью и полиязычием, и в этом наша сила. Канадское двуязычие имеет два компонента. Первый – официальный: любой гражданин нашей страны может получить государственные услуги на том языке, который он сам выберет, например, сдача экзамена на водительские права. Переписка также ведется официально на двух языках. Второй – неофициальный: это продвижение культуры двуязычия. С другой стороны, нам тоже было бы интересным перенять многое от Казахстана, потому что ваша страна живет двумя языками. И в вопросе продвижения, обучения на казахском языке было бы интересно изучить то, каким образом вы поощряете развитие языка особенно в той среде, где он не доминирует. Честно говоря, я даже не знаю, чему мы могли бы научить Казахстан, когда вы уже сами стоите на правильном пути. 

Не в нефти счастье 

- Какое количество канадских компаний осуществляют свою деятельность в Казахстане, что им наиболее интересно в нашей стране? Какой объем взаимной торговли между странами? 

- Около 150 канадских компаний имеют постоянное представительство в Казахстане, но по факту, конечно, их количество намного больше. Что касается взаимной торговли, официальных данных за 2016 год мы все еще ждем, но по приблизительным данным речь может идти о сумме около 800 миллионов долларов США. Когда я приехал в Казахстан в 2014 году объем взаимной торговли был около 2 миллиардов долларов, и он превышал оборот Казахстана с США. Казалось бы, есть о чем задуматься, забеспокоиться, объем торговли между странами очень сильно упал - более чем в два раза, но на самом деле, напротив, по важным направлениям он растет. Объясню почему. В последние годы прекратилась продажа казахстанской сырой нефти на ее дальнейшую переработку в Канаде. Как и в случае с ценами на нефть, торговля сырьевыми продуктами также подвержена сильным колебаниям от цен. И ввиду произошедших изменений в структуре рынка мы сейчас эту нефть покупаем из других регионов мира. 

В то же время мы наблюдаем постоянный рост несырьевой торговли, в частности, горнорудным, нефтяным и сельскохозяйственным оборудованием, крупным рогатым скотом, в пищевом секторе. На стабильном уровне находятся инвестиции, главным образом в сферу разработки природных ресурсов Казахстана, что делает Канаду восьмым по величине суммы инвестором вашей страны. Важной является и сфера предоставления услуг, и хотя ее очень сложно оценить, но мы видим, что показатель по данному направлению во взаимном торговом обороте тоже растет. Это выражается в увеличении консультантских, юридических услуг, туризма. Вместе с тем как Казахстан предпринимает попытки в диверсификации своей экономики, мы также замечаем, что постепенно и наша взаимная торговля диверсифицируется. 

- Каков объем общих инвестиций Канады в Казахстан? 

- Этот показатель очень сложно оценить, потому что статистики двух государств различаются. По канадским данным, это как минимум 4 миллиарда долларов. 20 миллиардов - это та сумма, которую Канада в целом инвестировала в Казахстан. И это приблизительные данные, потому что некоторые канадские компании администрировали свои казахстанские инвестиционные проекты через Нидерланды. То есть статистически они не считаются канадскими компаниями, но фактически - да. В настоящее время наши экономисты ведут специальную работу, чтобы мы могли узнать, сколько фактически Канада инвестировала в Казахстан за все годы независимости вашей страны, но это нелегкая задача. 

Степени защиты

- Полагаю, что схожесть двух государств может определять особый интерес канадских инвесторов к ряду секторов экономики Казахстана. В частности, говоря о горнодобывающем комплексе, в каких проектах принимают, планируют или рассматривают участие ваши компании? 

- Канадские компании оказывают казахстанским горнодобывающим компаниям инжиниринговые и консультационные услуги, предоставляют сервисное обслуживание и оборудование. Но на глобальном уровне наши компании инвестируют главным образом в разведывательную деятельность. Только в одной Канаде в 2015 году на эти цели было потрачено 2 миллиарда долларов. Однако мы не видим большой заинтересованности в разведке потенциальных месторождений в Казахстане. Но, я думаю, скоро ситуация изменится. 

На мой взгляд, существует ряд причин, почему зарубежные, к примеру, канадские компании не выражают интереса к работе по разведке месторождений в Казахстане. Первое: на мировом рынке происходит сокращение объемов инвестиций в масштабные разведывательные операции. Второе: инвесторы ищут стабильности и поэтому инвестируют только в знакомые им проекты, в которых они уверены. В целом наблюдается общий тренд снижения количества инвестиций в разведывательную деятельность по новым проектам. С другой стороны, многие компании вероятно ждут появления нового Кодекса о недрах, чтобы понять, что же их ждет здесь, в Казахстане. 

Канада заинтересована в импорте казахстанского судака

И третье: очень низкая доступность к геологической информации в Казахстане. В вашей стране много земельных ресурсов, но, к сожалению, доступа к данным по ним нет. Что мы делаем? Правительство Канады официально публикует данные по земельным, природным ресурсам, и у всех есть публичный доступ к ним. Причем информация представлена очень детально - что есть в наличии и где. И это помогает компаниям принимать решения о том, куда они будут инвестировать. Но именно этого уровня информации просто нет в Казахстане в публичном доступе. 

- Каковы будут ваши ожидания от разрабатываемого в настоящее время в Казахстане нового Кодекса о недрах, что именно он должен предусматривать? Например, какие правила игры должны быть прописаны в данном документе, должны ли быть гарантии для иностранных инвесторов? 

- По моему мнению, важным вопросом является гарантирование наследования. Допустим, у компании есть лицензия на ведение разведывательной деятельности, и для того, чтобы продолжить свою деятельность дальше, после получения положительных результатов о наличии, допустим, хорошего запаса металла, она должна заново получить лицензию. Было бы хорошо, если бы в Казахстане был введен принцип наследования, в соответствии с которым после проведения разведки компания, которая провела разведку, гарантированно, автоматически получает право на разработку данного месторождения. Это очень важно, и тому есть определенные причины. Несмотря на современные технологии, многое является просто непредсказуемым, например, действующие цены на продукты, на недра. 

Следующей стадией развития межгосударственных отношений могло бы быть участие канадских инвесторов в развитии пищевой переработки и пищевого производства в Казахстане

Также большое количество вопросов возникает по стоимости самой разведки и по тому, насколько сложным является собственно процесс разработки месторождения. Порой уходит до 20 лет на то, чтобы можно было разработать конкретное месторождение. Поэтому компаниям очень важно видеть, что они будут иметь в итоге, какую финансовую выгоду им принесет реализация проекта. И если государство потом заберет месторождение, это будет не совсем интересным вариантом для инвесторов. Получается, что возможность обладать этим правом будет неким поощрительным инструментом, который позволит иностранным компаниям чувствовать себя более безопасно.

Я понимаю, что правительство, после того как было разработано определенное месторождение, хочет оценить, пересмотреть, посмотреть вообще непосредственную, действующую стоимость конкретного месторождения. И это хорошо в том случае, когда цена будет выше, чем ожидалось изначально. Компании можно было бы разделить эту цену вместе с правительством, даже если она будет выше определенного уровня. Но для компании важно понимать, что все не придется начинать с нуля после того, как разведка этого месторождения закончилась, и производство уже началось, что возможно она и не будет участвовать в этом производстве. И я надеюсь, что все эти моменты будут отражены в новом Кодексе о недрах. 

Китайский вопрос

- Что можно рассказать о государственной политике Канады в горнодобывающей отрасли и в сельском хозяйстве? Присутствует ли государственное регулирование данных сфер экономики, поддержка и субсидии сельхозтоваропроизводителям? 

- В Канаде государство в целом не вмешивается в деятельность горнодобывающей индустрии. Исключением могут быть роялти, которые существуют на уровне провинции и связаны с использованием земельных ресурсов или защитой окружающей среды. Принимая во внимание риски, существующие в горнорудной отрасли, государство старается не брать на себя эти риски, а скорее - делегировать это действующим в стране частным компаниям. 

В сельском хозяйстве немного иное положение. Также как Казахстан, Канада является членом ВТО, поэтому все субсидии запрещены. Но, для того, чтобы гарантировать определенную стабильность, Канада реализует программу страхования урожая. В данный вид страхования вовлечены федеральное и провинциальное правительства, а также представители индустрии. В этом случае компании страхуются от неурожая, вызванного природными катаклизмами, такого как, допустим, град, засуха, пожар. Таким образом, в Канаде существует самый минимальный уровень гарантий защиты для сельхозпроизводителей. 

Однако наиболее важным направлением инвестиций в Канаде являются инвестиции в исследование и инновации, которые осуществляются в форме партнерства между правительством и индустрией. Причем главную роль здесь играет именно индустрия, и все исследования проводятся в первую очередь в ее интересах, но при этом не изолированно от правительства. Инвестиции в развитие той же генетики со временем окупаются реализованной продукцией, то есть прибылью. То есть мы инвестируем в генетику КРС, продаем мясо, и таким образом затраченные средства нам возвращаются.

- Заинтересованы ли канадские компании в выращивании сельскохозяйственных культур в Казахстане, в том числе с генномодифицированными объектами, в разведении скота? Участвуют ли ваши специалисты в данной работе у нас в стране? 

- Пока нет. Между странами в настоящее время осуществляется в основном торговля животноводческой и зерновой продукцией. Я думаю, что следующей стадией развития межгосударственных отношений могло бы быть участие канадских инвесторов в развитии пищевой переработки и пищевого производства в Казахстане. Конечно, мы сейчас не видим прямых инвестиций Канады в казахстанское животноводство или зерновое хозяйство, но, возможно, уже в переработке мы их увидим.

Как я уже в самом начале нашего разговора сказал, в основном канадцы делятся своим опытом, знаниями, оказывают консультантские услуги. На сегодняшний день у нас происходит активный обмен знаниями по генетике и КРС. При этом некоторые знания вполне применимы в Казахстане, к примеру, при ведении животноводческого хозяйства в условиях зимнего пастбища либо при возделывании почвы. И казахстанцы уже переняли канадский опыт регулирования племенного животноводства, отслеживания передвижения КРС. Казахстан признает, что не только канадский скот идеально адаптируется в ваших суровых климатических условиях, но и канадская практика в области менеджмента КРС идеально применима в вашей стране. 

Думаю, что Канада может помочь Казахстану в вопросе поставок пищевой продукции за рубеж, например, в Китай. Канада ежегодно поставляет мясо в Китай на сумму более 360 миллионов долларов. Казахстан же только начал поставлять мясную продукцию на рынок самого крупного в мире потребителя. Полагаю, что для Канады и Казахстана может быть взаимовыгодным сотрудничество в вопросе экспорта вашей страной мяса в Китай. 

Переговоры 2.0

- Ранее Канада выражала большую заинтересованность в проведении переговоров с Казахстаном по соглашению о защите иностранных инвестиций. Пришли ли стороны к каким-либо договоренностям по данному вопросу, что сделано в этом направлении?

- Действительно, у нас были очень хорошие переговоры с Казахстаном по соглашению о защите иностранных инвестиций, была проделана большая работа. Однако в связи со вступлением Казахстана в ВТО приоритеты немного изменились, поэтому у нас произошла небольшая задержка по этому направлению. Но, я думаю, что мы скоро снова вернемся к столу переговоров с Казахстаном. Но что мы сделали? Мы сделали шаг назад для того, чтобы под иным углом проанализировать все наши действующие соглашения. 

- Что в целом можно рассказать об экспортной политике Канады в отношении Казахстана? 

- Несколько лет назад наше правительство пересмотрело свой план по мировым рынкам, и Казахстан эта стратегия определяет как важный стратегический торговый партнер в сфере сельского хозяйства и горнорудной индустрии. Что это означает? Правительство Канады выделяет определенные ресурсы на поощрение торговли, в частности на поощрение бизнес-обмена с Казахстаном. Правительство выделяет определенные ресурсы для того, чтобы состоялись торговые миссии либо торговые делегации. Например, в марте в Астану на международную выставку AgriTek прибыла делегация правительства канадской провинции Альберты. 

- Каким для Канады представляется Казахстан сегодня? Рынком сбыта, рынком сырья? Или выгодным источником получения прибыли от вложенных инвестиций и торговли? 

- Всего понемногу. На данный момент Казахстан является для нас в основном экспортным рынком. Например, компания Cameco вкладывает инвестиции в добычу урана в Казахстане. Здесь его добывать намного дешевле, чем в Канаде. В Канаде залежи урана находятся на глубинах 600-800 метров от поверхности земли, в Казахстане - прямо под поверхностью, неглубоко. И в условиях, когда цены на ресурсы находятся на очень низких показателях, очень выгодным является добыча урана более дешевым способом. 

- А что в свою очередь экспортирует Казахстан в Канаду и что потенциально может предложить? 

- Прежде всего, это нефть и газ, а также очень часто в Канаду отправляют на переработку уран и сервисное оборудование, которое было собрано в Казахстане. Затрагивая вопрос диверсификации казахстанской экономики, я хотел бы рассказать об одном интересном примере. Вы наверное удивитесь, но растет экспорт казахстанской рыбы в Канаду! Причем объемы ежегодно удваиваются. Если в прошлом году в нашу страну было завезено рыбы на общую сумму 4 миллиона долларов, то в этом году мы ждем импорта на 8 миллионов. В Канаде большой популярностью пользуется выращенный в Казахстане судак. У нас все меньше людей занимается рыболовством, и поэтому, чтобы каким-то образом удовлетворить спрос населения страны в желтом судаке, мы импортируем судака из Казахстана. И я думаю, что скоро мы будем свидетелями многих таких трендов, связанных с замещением определенных товаров именно казахстанской продукцией. Потому что вкусовой рынок диктует свои требования, и у нас очень похожие вкусовые предпочтения. 

В заключение хотел бы обратить внимание на следующее любопытное явление. Мы все чаще стали замечать, что канадских экспертов, приезжающих в Казахстан для того, чтобы они могли поделиться своими знаниями и технологиями, отзывают обратно в Канаду. Потому что канадские эксперты уже здесь, в Казахстане приобрели новые знания и опыт, и их уже можно применить в Канаде. 

Статьи по теме:
Казахстан

Модернизация или советизация?

На наших глазах складывается пропагандистское общение: обращаются не к личности собеседника, а к обобщенному образу аудитории

Тема недели

Без выбора

Предложенный Минздравом вариант обязательного социального медстрахования, увеличивая расходы на медицину, может лишить часть населения медицинской помощи

Люди и события

Кольсайская пастораль*

Почему после пресс-тура в Саты у журналистов появилось больше поводов для разочарования в местном туризме