Чем богаты

Редакционная статья

Чем богаты

Казахстану есть чем гордиться в своей 25‑летней истории. ВВП с 1991‑го вырос в 20 раз, построена новая столица — Астана. На левом берегу Ишима выстроен новый город, который, как на днях заметил президент Нурсултан Назарбаев, «соответствует рекомендованному ООН уровню обеспеченности жильем на одного человека». Общий объем инвестиций в основной капитал столицы с 1998 года превысил 50 млрд долларов. Республикой привлечено около 270 млрд долларов прямых иностранных инвестиций. Казахстан провел серию статусных мероприятий — саммит ОБСЕ в 2010 году, Азиаду в 2011‑м, Универсиаду в 2017‑м. На протяжении трех летних месяцев этого года в столице пройдет первая на постсоветском пространстве международная специализированная выставка Expo-2017 с темой «Энергия будущего», посвященная главному тренду мировой промышленности — «зеленой» энергии.

Как ни странно, все эти достижения связаны не только с ярким интеллектом, выраженной харизмой и незаурядным организаторским талантом главы государства и членов его команды, но и с ценами на углеводороды, металлы и уран, которые больше десяти лет толкали экономику вверх и привлекали в страну иностранные инвестиции. В свою очередь обеспеченность указанными группами ресурсов — прямая заслуга казахстанской советской геологии. Буквально несметные инвестиции советского государства в геологоразведочную деятельность на протяжении 1930–1980‑х обеспечили рост добычи углеводородов, промышленных и драгоценных металлов, а также урана и фосфатов в 1990–2000‑х. Именно на эти деньги строилась Астана, проводились международные форумы, решались социальные проблемы.

Обывательское представление о богатстве недр — «в казахстанской земле вся таблица Менделеева» — утвердилось в сознании людей еще до периода независимости. В первые десять лет после распада СССР и перехода к рынку об этом вспоминали, возмущаясь, почему же при таких богатствах живется так бедно. Чиновники, ответственные за недропользование, пересказывали миф о таблице Менделеева руководству страны. Времена были тяжелые, цены на сырье низкие, не на геологоразведку же было тратить то немногое, что удавалось собрать в бюджет. Геология Казахстана переживала кризис, но еще не катастрофу.

Потом времена изменились: на фоне бурного экономического роста в Китае цены на ресурсы пошли вверх. Спрос родил коррупционное предложение: доступ инвесторов к недрам искусственно сокращался недобросовестными чиновниками. К тому моменту, как трезво оценивающие специалисты достучались до президента, и цены упали, и ручеек инвесторов пересох. Осознание того, что ситуация близка к точке невозврата, появилось после кризиса 2008–2009 годов, когда цены на короткое время упали. Выяснилось, что страна проедает старые запасы и уже близка к тому, чтобы проесть их полностью. Более того, принятая в Казахстане система оценки этих запасов все эти годы вводила власти в заблуждение: объем запасов, которые можно рентабельно отработать, и при довольно высоких ценах был небольшим, и можно только догадываться, на каком уровне он находится после их снижения. Но даже посчитанных по-старому ресурсов осталось на считаные десятки лет. Потенциал у казахстанских недр большой, признают и международные, и национальные эксперты, вот только реализация этого потенциала теперь под вопросом.

За все это время было потеряно главное — компетенции. Мало того, что в девяностые из геологии ушли сотни опытнейших специалистов, прервалась преемственность, были разрушены научные школы. Сейчас в отечественной геологии есть молодые 20–30‑летние специалисты и масса пожилых, 60–80‑летних. Между ними пропасть, заполнить которую уже ничем не получится. Чтобы выровнять ситуацию, потребуется время, десятилетия.

Но самая большая проблема даже не в этом. Геологическая отрасль (впрочем, это касается и многих других сфер) может работать только в режиме ручного управления. Авторы предложения перейти на международные стандарты оценки рассказывают, что пока переход на систему CRIRSCO не был внесен в президентский «План 100 шагов» (74‑й шаг), они в геокоме будто бились о бетонную стену. То же самое касается инвестиций в геологоразведку: пока этот вопрос не поднял сам президент страны, ускоряющееся сокращение запасов будто никто не замечал. Геологи говорят, что их не слышат даже теперь, когда дело, как кажется, впервые за 25 лет сдвинулось с мертвой точки.

Читайте тему номера: Недра, о которых забыли

Статьи по теме:
Казахстан

Обеспечение устойчивого развития энергетики

Краткие итоги министерской конференции и восьмого международного форума

Казахстанский бизнес

Инвестиции без заразы

Неблагоприятная эпизоотическая ситуация может поставить крест на капиталовложениях животноводческих ферм РК

Тема недели

Опасные цифровые связи

В области кибербезопасности уровень подготовки государства, бизнеса и общества не соответствует уровню угроз. Ситуацию должен изменить «Киберщит»

Казахстан

Лизинг на первой скорости

Лизинговый механизм, идеально подходящий для обновления основных средств, в РК работает слабо. Двигателем рынка остается господдержка