Кто-то любит погорячее

В начале ноября в Алматы выступили женщины-ветераны мировой сцены джаза, рока и попа, собравшиеся вместе для благотворительного концерта

Терри Лайн Каррингтон, Ники Харис и Нона Хендрикс в Республиканской детской клинической больнице
Терри Лайн Каррингтон, Ники Харис и Нона Хендрикс в Республиканской детской клинической больнице

Из приехавших к нам музыкантов к знаменитостям, с учетом взлета их популярности в прошлом, можно отнести ритм-энд-блюзовую певицу 80-х группы Patti LaBelle & Blue Belles Нону Хендрикс, которая, начав свой творческий путь в трио Labelle (ставшем знаменитым благодаря хиту 1974 года Lady Marmalade), сделала заметную сольную карьеру на поприще R`n`B, но затем, усмирив свой экспериментальный пыл, пошла на компромисс с мейнстримом; выдающуюся барабанщицу всех времен и народов Терри Лайн Каррингтон, сравнимую по мастерству игры разве что с ее современницей Синди Блэкман; а также менее известную, но не менее профессиональную Ники Харис, прославившуюся подпевками и подтанцовками у таких всемирно известных поп-, r’n’b, рок- и джаз-музыкантов, как Рей Чарльз, Карлос Сантана, Мик Джаггер, Уитни Хьюстон и Мадонна (с последней в качестве официальной бэк-вокалистки она выступала на протяжении шестнадцати лет). К трем упомянутым звездам можно присовокупить талантливую женщину-трубача из Канады, лауреатку и неоднократную номинантку на премию Juno Awards Ингрид Дженсен, а также известную джазовую пианистку Rachel Z. Приезд музыкантов мирового уровня стал возможным благодаря Казкоммерцбанку, продолжающему серию культурно-благотворительных мероприятий, посвященных 20-летию независимости республики и двадцатилетнему юбилею банка.

С миру по нитке, казахстанцам — мозаика

Если забить название Mosaic Project в Интернете, то вы поймете, что за ним скрывается вовсе не группа (почему-то так сессионный коллектив именовался в пресс-релизе, буклете и статьях отечественных журналистов). В этом качестве Mosaic Project всплывает исключительно в связи с благотворительным концертом в Алматы. Инициатором и лидером собрания музыкантов в таком составе выступила Терри Каррингтон. Зато так называется последний альбом, записанный недавно выдающейся барабанщицей с профессиональными музыкантами—выходцами из разных стран. Правда, среди девятнадцати имен, участвовавших в его записи, только четверо, включая саму Терри Каррингтон, приехали в Алматы. Кроме упомянутых ранее Ноны Хэндрикс и Ингрид Дженсен, это голландская джазовая саксофонистка, выпускница Амстердамской консерватории, учившаяся в Музыкальной школе Манхэттена, Тайнеке Постма. И если в записи альбома принимали участие исключительно женщины, то на благотворительном концерте двое из восьми участников, игравших на гитарах, были парнями — Нир Фелдер и Тамир Шмерлинг.

Что касается Терри Каррингтон, то про нее в Сети узнаешь, что она в последнее время много путешествует по городам мира, где выступает с местными джазистами и активно занимается благотворительностью. Еще Mosaic Project — это название американской благотворительной организации, оказывающей помощь детям. Одно из направлений ее деятельности — выпуск дисков с детскими песнями. Есть ли какая-то прямая связь между альбомом, благотворительным концертом в Алматы и этой организацией, сказать трудно. Но косвенно они связаны через детскую благотворительность и музыку.

Вселяя надежду

Нона Хэндрикс и Ники Харис тоже не остаются в стороне от социальных проектов. «Каждый из нас по возможности помогает тем, кто нуждается в нашей помощи. В Нью-Йорке мы открыли приют, где женщины шьют одеяла и другие вещи, зарабатывая таким образом на жизнь, т.е. берут оплату за свой скромный труд. Мы назвали этот проект “Справедливая торговля”», — рассказала Нона. По словам Ники, она с удовольствием занимается благотворительностью, стараясь дарить людям свое добро, вселяя надежду в их сердца: «Я вместе с внуком Махатма Ганди Руманом Ганди работаю с детьми. Мы им помогаем избавиться от религиозных предрассудков. Также мы переправляем денежные средства в Западную Африку. Моя сестра после выхода из тюрьмы долго искала работу и морально ей было трудно начать новую жизнь. Поэтому мы с сестрой решили помогать женщинам, вышедшим из тюрьмы, и открыли центр “Переход”». Еще Ники рассказала о том, что сама была в ситуации, когда ей требовалась поддержка: «Мы поднимались в горы. На высоте 300 метров я споткнулась и сломала ногу. Мне несколько раз делали операцию. Долгое время я восстанавливалась. До этого я работала с Мадонной. Я постоянно двигалась, танцевала, пела. Возник вопрос: куда идти дальше? Но люди, которые меня окружали, поддержали и вселили в меня надежду». Не обошли своим вниманием зарубежные гостьи и казахстанских детей, посетив Республиканскую детскую клиническую больницу, где проходят курс лечения страдающие различными неврологическими заболеваниями. Там звезды джаза встретились с детьми и их родителями, раздали гостинцы и подарили развивающие игры. А также спели вместе с ними рождественскую песню Jingle Bells.

Ложка дегтя

Не остались без «звездного» внимания и казахстанские музыканты. По словам представителя зарубежных гостей в Казахстане Василия Изюмченко, Mosaic Project заинтересовался казахстанскими джазистами. «Я уже встретился с группой “Дервиши”, Виктором Хоменковым и Едилем Хусаиновым. Мы планируем реализовать совместный проект, который соединит в себе восточные мелодии и джазовый микс», — сообщил Василий.

Правда, есть опасение, что запал гостей на дальнейшее сотрудничество с Казахстаном мог угаснуть после не очень удачного (по техническим причинам) выступления в конгресс-холле «Сити Тауэрса», который хорош для парадов мод, презентаций и других светских мероприятий, но совсем не подходит для концертов (что уже было доказано на опыте, во время шоу с участием рок-групп, организованного радио Тенгри FM). Музыкальная аппаратура с колонками-усилителями вряд ли была предназначена для такого помещения. Неудивительно, что выступление профессионалок мирового уровня началось с жестов, указывающих на неполадки с микрофонами. Оказавшись в относительной близости к сцене, можно было ощутить сильную звуковую вибрацию, все так и гудело. Но к концу вечера кордон спин впереди немного рассеялся и, сделав буквально пару шагов вперед, вы могли окунуться в волну более чистого и гармоничного звука. Боюсь, что большинство зрителей в глубине зала так и не смогло оценить по достоинству мастерство исполнителей. Кроме того, длительное стояние в душной толпе, без возможности сесть, изрядно подпортило восприятие искусства. Музыку такого уровня лучше слушать сидя в концертном зале, например, Казахконцерта или филармонии им. Жамбыла. Очень важно, чтобы культурные и благотворительные события организовывались профессионально и со знанием дела. Тогда приглашенные звезды смогут реализовать себя и, возможно, искренне проникнутся казахстанской атмосферой. Неудивительно, что, столкнувшись с проблемой звука, музыканты не смогли настроиться на творческую волну и выступили без особого энтузиазма. Ники Харис периодически покидала сцену и начала прощаться со слушателями чуть ли не в середине концерта. Правда, берущие за душу моменты все же были. Так, например, пронзительно спетый Ноной Хендрикс хит Lady Marmalade. В целом, что же такое исполнение мирового уровня, почувствовать удалось. Контраст возник сразу после разогревавших публику соотечественников из The Magic of Nomads, вызвавших чувство ностальгии своей эстрадной аранжировкой в духе народных ансамблей советских семидесятых.

Неоконченный список

Все хорошо помнят и любят фильм «В джазе только девушки», в котором главным героям-мужчинам пришлось притворяться женщинами, чтобы попасть в джаз-бэнд. На самом деле путь женщин в джаз был долгим и тернистым, а женские музыкальные коллективы выглядели скорее исключением и демонстрацией полового апартеида, нежели талантливости и раскрепощенности слабого пола. В начале двадцатого века музицирующая дама воспринималась как проститутка, независимо от того, пела она, играла на фортепиано или струнном инструменте. Поэтому мало женщин решалось выступать публично за гонорары. Ситуация начала меняться в двадцатые годы с развитием жанра водевиля. Дамские оркестры приобрели популярность в США, пробившись на радио и подмостки Нью-Йорка. Окончательно пересмотреть взгляды на роль женщин в музыке заставила общественность Вторая мировая война. Мужчины были заняты на фронте, а женщины — в тылу, в том числе и в музыке. Так, образовавшийся в сороковых годах прошлого столетия и просуществовавший сорок лет Ivy Benson All-Girl Band стал главной кузницей женских музыкальных кадров Великобритании. За все это время в нем успели поработать около 250 исполнительниц. А International Sweethearts Of Rhythm стали первым американским женским коллективом, успешно гастролировавшим по США на протяжении десятилетия. В 1944 году журнал Downbeat Magazine назвал их женской группой номер один. На барабанах в группе играла Паулина Бреди, ученица Джо Джонса, у которого училась и Терри Лайн Каррингтон, лидер выступившего в Алматы сборного коллектива. Список выдающихся барабанщиц не так уж и мал — это и Криси Ли, игравшая в оркестрах шестидесятых и разогревавшая публику перед выходом «Битлз», а в конце карьеры создавшая оркестр своего имени; и легендарная барабанщица Мо Такер из The Velvet Underground, редко использующая тарелки и придумавшая свой звук; и Сэнди Уэст из женской панк-группы The Ranaways; и испанка Palmolive, игравшая с Сидом Вишесом. Можно вспомнить и Джину Шок, блиставшую в восьмидесятых в нью-вейв группе Go Go’s, или перкуссионистку Шейлу И, выступавшую с Даяной Роз и Стиви Уандером, выпустившую четыре сольных альбома, награжденную Billboard, MTV Award и номинантку «Грэмми»; а также Торри Кастеллано, выразившую надежду, что когда-нибудь женщина за барабанами будет восприниматься как что-то совершенно естественное. Конечно же, нельзя не упомянуть Синди Блэкман, игравшую с Lenny Kravitz. Она выпустила несколько альбомов сольно и сейчас является одной из основных сессионщиц в джазе. Список можно пополнять и дальше именами молодых исполнительниц.

От мужской логики к женской игре   

Эпитет «женская» применительно к игре на ударных с негативным оттенком чаще всего используют мужчины, пытающиеся подчеркнуть свое превосходство или не разбирающиеся в музыке. Терри Каррингтон считает, что эстетика жизни женщины влияет на исполнение, в связи с чем игра чуть более чувственна: «Возможно, это заметно по тому, как я извлекаю ритмы, но это скорее что-то неуловимое и эмоциональное. Но в целом я не слышу разницы. Во мне много и мужской энергии, которую я реализовываю в музыке».

Если женщины и мужчины различаются по своим социальным ролям, то отсюда может возникнуть различие в манере музицирования. К такому выводу подталкивает и традиционное мнение, что склонность к анализу и логическим умозаключениям чаще характеризует мужчин, тогда как опора на внутренний ритм, интуицию и чувственное восприятие больше присущи женщинам. Но в процессе обучения и образования личность, какого бы пола она ни была, способна развить и, так сказать, слабо развитые от природы качества, т.е. мужчина может научиться играть более тонко, обращаясь к чувствам и интуиции, а женщина, в свою очередь, — подчинить игру аналитическому разбору и логике.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности