По обе стороны черты

Не бедность, а социальное неравенство остается самой большой проблемой Казахстана

По обе стороны черты

«Они говорят: в России — бедность. Нет, с каждым годом у людей все больше мобильных телефонов, машины некуда ставить…», — эти слова известного российского писателя Даниила Гранина, сказанные им в интервью «Новой газете», справедливы и по отношению к Казахстану. Статистические данные свидетельствуют о том, что казахстанцы стали жить лучше, чем 15 лет назад. Расходы на потребление в расчете на душу населения с 2002‑го по 2016 год включительно выросли в 7 раз; номинальные среднедушевые доходы — более чем в 8 раз; глубина бедности упала с 13% до 0,3%, острота бедности — до 0,1% с 6,5%. И жить стало объективно веселее: по данным за 2015 год на каждую казахстанскую семью приходилось по 2,5 телевизора и более 2 сотовых телефонов. Статистика утверждает, что уже более 10 лет у нас нет населения, живущего на менее, чем один доллар в день по паритету покупательной способности (ППС), доля тех, кто имеет доход менее 2,5 доллара в день, стремится к нулю (0,2%), а вот количество казахстанцев с доходом от 2,5 до 5 долларов в день в 2015 году увеличилось по сравнению с 2014‑м — с 6% до 9,8%. Но этот факт нельзя в полной мере назвать падением доходов, просто 5 долларов после девальвации 2015 года стали стоить больше в тенге.

Скажи, где ты живешь

Впрочем, цифры, как и вся статистика, лукавы. В 2002 году, который мы взяли за отправную точку, почти половина населения (48,8%) жила на 5 долларов в день, хотя тогда доллар был дешевле почти в два с половиной раза (150 тенге против 340 тенге/доллар), но и цены были ниже. Накопленная с того момента инфляция составила 117%. Поэтому говорить о значительном росте уровня жизни, основываясь на том, что доходы 90% населения превышают 5 долларов в день, было бы большой натяжкой. Отметим, что девальвация тенге только в 2015 году привела к снижению доходов в долларовом эквиваленте вдвое.

Состояние домохозяйств сильно разнится в зависимости от региона и типа поселения — городского или сельского. В Жамбылской области пятидолларовые доходы имеют 22% жителей, в Южно-Казахстанской — более 18%, в Кызылординской — около 16%. Причем здесь также прослеживается связь с ростом курса доллара: накануне введения свободно плавающего обменного курса, по итогам 2014 года, процент этот был намного ниже во всех регионах, за исключением ЮКО. Это говорит о том, что тенговые доходы в этих регионах растут медленнее, чем в более благополучных. Отметим также, что юг Казахстана самый густонаселенный регион (26,5% от населения РК), здесь больше всего многодетных семей (в ЮКО, например, проживает пятая часть многодетных матерей республики) и получателей социальной помощи; все три области — дотационные.

Еще больше разрыв в доходах между городским и сельским населением: только 6,7% горожан существуют на менее чем 5 долларов в день, в селе этой суммой обходится более 14% жителей. Не сложно догадаться, что наиболее низкая доля такого населения, кроме нефтедобывающих Атырауской и Мангистауской областей, в Астане (0,8%) и Алматы (0,6%). Интересно, что доля доходов беднейших 20% населения Астаны в общих доходах выше среднего по республике показателя, а в Алматы сравнима: 11,25% и 9,45% против совокупных 9,48%, то есть расслоение населения здесь еще выше, чем в целом по стране. «Богатая», как ее часто называют, южная столица занимает второе место с долей бедного населения в 9,2% к общереспубликанскому показателю, сразу после ЮКО, где почти треть жителей (32%) входит в эту группу. Бедность сельского населения, которая в разы выше, чем у городских жителей, обусловливает внутреннюю миграцию: сельчане едут в города в поисках работы и более обеспеченной жизни.

Наплыв сельчан в города ведет к большему расслоению городского населения. Этим можно объяснить цифры, приведенные выше: большой процент бедного населения в Алматы, куда устремляются в поисках лучшей жизни многие жители села, особенно молодежь, не имеющая ни образования, ни профессии. За счет них пополняются маргинальные слои городского населения.

Непрожиточный минимум

Для оценки бедности статистика использует различные индикаторы, самые главные из которых — величина прожиточного минимума и продовольственной корзины. За черту бедности человека отправят доходы ниже 40% от прожиточного минимума (ПМ), но в этом случае он может рассчитывать на социальную помощь государства. В 2017 году размер ПМ установлен на уровне 24,5 тыс. тенге, 40% от него, соответственно, — 9,8 тыс.

Хотя ПМ включает расходы на продовольственную корзину (60% в ПМ) и непродовольственные товары, его значение в основном зависит от норм потребления пищевых продуктов. Эти нормы, разработанные Казахской академией питания, что, очевидно, служит доказательством безупречности расчетов, не раз критиковались специалистами. В частности, набор продуктов в продовольственной корзине последний раз пересматривался в 2006 году, о чем говорится в методологических пояснениях Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК. Тогда количество продуктов, необходимых для поддержания жизнедеятельности, было увеличено с 20 наименований до 43. С того времени прошли две одномоментные девальвации и ослабление тенге в результате свободного курсообразования, но величина ПМ с 2006 года (9 200 тенге) выросла только в 2,5 раза. Эксперты считают, что прожиточный минимум, влияющий на показатели бедности, а также на количество получателей адресной социальной помощи, специально занижаются.

Еще один водораздел между богатыми и бедными — количество детей. Среди многодетных (5 и более членов семьи) больше всего домохозяйств с доходами ниже прожиточного минимума — 87% (данные за III квартал 2016 года), у 81,6% доходы ниже стоимости продовольственной корзины. Подушевой доход, используемый на потребление, у 30% семей с четырьмя детьми и больше составляет от 15 тыс. до 20 тыс. тенге. О том, что бедные продолжают беднеть, говорит и рост доли социальных выплат в структуре доходов домохозяйств.

Кормит наемный труд, но плохо

В том же интервью, процитированном в начале, Даниил Гранин сказал, что изменить систему, «при которой мы живем за счет нефти, гораздо труднее, чем искоренить бедность». «Можно повысить цены на нефть и снова жить хорошо. Но что — это выход из положения?» — задает он риторический вопрос. Казахстан, как и Россия, также живет за счет нефти и других сырьевых товаров. Само по себе это даже хорошо — не все страны так облагодетельствованы природой, но плоха зависимость от цен на экспорт. Растут котировки где-то очень далеко от Казахстана, и уровень жизни сразу ползет вверх, падают — и он снижается. Власти пытаются снизить эту зависимость, но пока безуспешно.

«По классификации МВФ, Всемирного банка и других международных экономических и финансовых организаций казахстанская экономика определена как развивающаяся с сырьевой направленностью производства товаров. Главным фактором, определяющим состояние экономики, является мировая цена на нефть, газ, металлы и зерно. Производство вышеназванных продуктов не требует крупной и квалифицированной рабочей силы. Кроме того, в связи с тем, что собственниками ведущих сырьевых предприятий являются иностранные инвесторы, самые высокооплачиваемые должности на этих предприятиях занимают иностранцы, зарплата которых в два раза выше, чем оплачивается аналогичная должность казахстанцев», — говорится в докладе Центра публичной экспертизы «О располагаемых доходах экономики и населения Казахстана», автором которого является экономист Шамиль Дауранов.

Номинальные и реальные среднедушевые доходы, вопреки ожиданиям, мало коррелируют с ценами на нефть, тут большую роль играет уровень инфляции, но она, в свою очередь, зависит от цены на нефть, которая влияет на курс тенге и стоимость импорта. На графике 1 хорошо видно, что снижение цен на нефть повлекло и увеличение разрыва между номинальными и реальными доходами.

По мнению Шамиля Дауранова, почти повсеместная ликвидация в Казахстане трудоемких и материалоемких отраслей и предприятий с законченным циклом производства и развитие отверточной сборки готовых изделий привели к падению спроса на квалифицированные трудовые ресурсы. В 2015 году в крупных городах существовал спрос, если говорить о рабочих специальностях, в основном на кассиров, продавцов, охранников, водителей транспортных средств, кондукторов, рабочих строительных профессий и коммунального хозяйства, работников кухни. «Отсутствие спроса на квалифицированные рабочие профессии порождает низкий уровень доходов в домашних хозяйствах», — заключает эксперт.

По его словам, в оплате труда наемных работников Казахстана случаются некоторые парадоксы: обслуживающий персонал в банковских учреждениях, металлургических и нефтегазовых компаниях имеет заработную плату выше, чем получает квалифицированный специалист в сфере образования, здравоохранения, обрабатывающей промышленности и сельском хозяйстве. Отсюда и низкий интерес молодежи к этим профессиям.

Отделить богатых от бедных

Так как статистика оперирует средними цифрами, трудно составить мнение о реальной дифференциации крупных групп населения по получаемым доходам и их покупательной способности. Более объективным признано исчисление медиального дохода. Суть этого метода заключается в том, что рассчитывается медиальная линия численности населения и среднемесячного дохода. Шамиль Дауранов произвел такие расчеты по данным КС МНЭ. По его словам, медиальный расчет среднедушевого денежного дохода населения сглаживает степень влияния небольшого количества граждан с высоким уровнем доходов на общую массу населения в среднем на 25%. Это более объективный показатель среднего уровня доходов, что дает объективную информацию для прогнозирования и планирования человеческого капитала.

Как можно видеть на графике 2, доходы группы населения, расположенной ниже медиальной черты в несколько раз меньше, чем у 50% более богатых сограждан.

Еще большую дифференциацию демонстрируют сделанные автором расчеты среднедушевых доходов 25% и 75% населения (график 3). «Результаты этого расчета показали, что большой разницы между среднедушевыми доходами населения нижней половины от медиальной черты и 75 процентов населения почти нет, а дифференциация доходов по новым группам еще больше увеличилась. Денежные среднедушевые доходы 25 процентов населения Казахстана в 6,2 раза выше, чем у остальных 75. При такой разнице в доходах большинства и меньшинства населения можно констатировать, что среднего класса по уровню доходов в Казахстане нет», — делает вывод г-н Дауранов.

Можно согласиться с тем, что, несмотря на практические меры руководства страны стимулировать развитие предпринимательства в стране, как основу для формирования среднего класса, оно кормит только 10% населения (вместе с самозанятыми), причем в последние годы наметился тренд на снижение этой доли (график 4). Основные доходы домохозяйства получают от наемного труда, хотя и тут цифры снижаются. Растет только одна статья доходов, как говорилось выше — социальная помощь государства.

Середина провисает

Тема среднего класса в Казахстане актуализировалась в начале 2000‑х с оглядкой на Запад, где средний класс является основой общества, на потребности этого класса обычно ориентируются производители, и именно он служит гарантом политической стабильности. В это время в республике были завершены основные социально-экономические реформы, окреп частный сектор экономики, стало расти благосостояние населения, поэтому формирование среднего класса казалось вполне достижимой целью.

Перечень необходимых атрибутов среднего класса включает высокий уровень дохода, достаточного для удовлетворения материальных и культурных запросов, наличие сбережений, благоустроенного жилья, автомобиля, возможность пользоваться платными медицинскими и образовательными услугами и так далее.

Не будем опираться исключительно на статистические данные и даже на медиальные расчеты, чтобы понять, какая часть населения Казахстана может претендовать на звание среднего класса. Возьмем за основу опросы по инфляционным ожиданиям, которые с прошлого года проводит Национальный банк РК (НБК). Кроме собственно интуитивных ожиданий скорости роста цен, в этих материалах содержится большой массив более точной информации, основанной на оценках респондентами своего благосостояния.

Вот данные из последнего по времени опроса от 22 февраля 2017 года: личные сбережения имеют не более 17% опрошенных; 60% из них считают сбережениями сумму от 500 тыс. тенге до 1 млн тенге (около 1600 — 3000 долларов); около 90% не о ткладывают деньги; почти у 70% опрошенных доход семьи от 40 до 150 тыс. тенге в месяц, причем у половины — до 100 тыс.; более 85% не планируют покупок в кредит и не намерены занимать деньги у банков, и, наконец, у 29% респондентов материальное положение семьи за последние 12 месяцев ухудшилось, у 58% — осталось без изменений.

Структура расходов домохозяйств подтверждает, что потребительские предпочтения казахстанцев в основном сосредоточены на питании (график 5), причем эта статья расходов в 2016 году выросла в ущерб затратам на непродовольственные товары. Что касается питания, то, судя по потреблению домохозяйствами пищевых продуктов, его можно назвать достаточно сбалансированным, правда, с высоким содержанием углеводов и крахмала (график 6).

В начале 2000‑х в РК была принята программа борьбы с бедностью. По словам г-на Дауранова, в первые годы после ее принятия много было сделано для того, чтобы вывести страну из нищеты, но затем она потеряла свою актуальность.

«Данные о фактическом состоянии денежных доходов показывают, что без реального их увеличения у большей части населения покупательский спрос на товары и услуги будет низким, что в стратегической перспективе делает невозможным проведение индустриально-инновационной политики и совершенствование производственной структуры экономики Казахстана», — считает экономист.

Жизнь в кредит — не для всех

Отсутствие накоплений и низкие доходы у 50–75% населения позволяют им только обеспечивать текущие расходы. Они не могут позволить себе крупные покупки, не обращаясь за кредитом в банк. Но БВУ сегодня не склонны проявлять беспечность, раздавая беззалоговые займы, как это было во время кредитного бума. После кризиса 2008 года банки снизили объем потребкредитов. Только после того, как они были вынуждены сократить предложение займов корпоративным клиентам вследствие ухудшения их платежеспособности и снижения спроса, БВУ стали наращивать кредитование населения (график 7), но при этом ужесточили требования к заемщикам.

«Как банк мы прежде всего смотрим на платежеспособность любого домохозяйства, — говорит заместитель председателя Народного банка Казахстана Марат Альменов. — Хороших заемщиков все меньше и меньше, потому что люди взяли на себя очень много обязательств в виде кредитов. Это не только ипотека или потребзаймы, сейчас доступны товары еще и в рассрочку. Очень много микрокредитных организаций и ломбардов. Банк оценивает каждого клиента по его кредитной истории, но сведения о заемщиках из ломбардов не попадают в кредитные бюро. Люди не только не живут на зарплату, но им еще и не хватает, чтобы расплатиться по долгам. Они занимают и перезанимают, чтобы покрыть первый долг. Или перестают платить, а это влияет на кредитную историю».

«Получить банковский кредит на приобретение недвижимости или автокредит может себе позволить только небольшое количество населения, доходы которого находятся недалеко от границы, составляющей 25 процентов высокодоходного населения. Это ориентировочно 5–7 процентов от общей численности. Для обеспечения стабильных выплат по полученным кредитам им придется перейти на ограниченное потребление товаров и услуг. А это окажет негативное влияние на наполняемость потребительского рынка страны и приведет к сокращению доходов или застою при производстве услуг — в торговле, связи, транспорте», — говорит Шамиль Дауранов.

Данные по доступности жилья приведены в отчете Нацбанка по финансовой стабильности за 2014 год (более свежего материала нет). Индекс доступности жилья вырос (график 8), что означает снижение доступности. Специалисты НБК подсчитали, что семье из трех человек текущий уровень зарплат (очевидно, имеется в виду среднемесячная зарплата в 2014 году — 121 тыс. тенге) позволяет купить за три года квартиру площадью 41 кв. метр при условии, что весь совокупный доход будет уходить на накопления. Если же эта семья будет тратить хотя бы один прожиточный минимум в месяц, то накоплений за те же три года хватит только на жилье в 28 кв. метров, хотя в Казахстане законодательно установлен норматив жилья 18 кв. метров на одного человека.

По данным НБК, в 2014 году только 2,9%, или 146 тыс. домохозяйств из 5,1 млн, обладали заработной платой, комфортной для покупки за три года квартиры площадью 54 кв. метра. В 2013 году эта доля составляла 4,2%, или 211 тыс. домохозяйств из 5 млн. Нацбанк называет жилье в Казахстане по принятым нормам умеренно недоступным. Если бы в Казахстане были приняты нормативы ООН — 30 квадратов на человека, то оно было бы просто недоступным.

Но и о покупке недвижимости в кредит может мечтать лишь небольшая группа населения.По данным НБК, в 2014 году лишь 5,7% домохозяйств получали достаточную зарплату, чтобы обслуживать ипотечный заем. «Низкая доступность жилья за счет заемных средств прослеживается в большей части регионов Казахстана. В Алматы ежемесячный платеж составит 95% от заработной платы и 64% от совокупного дохода семьи. В Астане аналогичные показатели составляют 81% и 54% соответственно», — говорится в отчете.

Бюджет — в расход

Хотя многие эксперты считают, что экономическая модель перераспределения природной ренты себя исчерпала, руководство страны пока так и не придумало, чем ее заменить. Госрасходы на помощь получателям социальных пособий, пенсий продолжают расти. Так, уже в текущем году размер солидарной пенсии по возрасту будет повышен в два этапа в целом на 20% (на 9% он вырос в январе, еще 11% прибавят с июля). С 1 июля 2018 года, по словам министра труда и социальной защиты РК Тамары Дуйсеновой, размер минимальной пенсии в Казахстане составит 77–85 тыс. тенге.

Кроме того, с начала 2018 года будет введен новый порядок оказания адресной социальной помощи (АСП). Если раньше на АСП имели право домохозяйства, у которых доходы были ниже 40% от величины прожиточного минимума на каждого члена семьи, о чем говорилось выше, то с 2018 года порог вырос до 50% от ПМ. В результате семья из двух взрослых и четырех детей со всеми положенными выплатами (госпособие многодетным семьям, детские пособия до 18 лет и АСП) будет получать 61,3 тыс. тенге вместо 8,2 тыс.

Но при этом обязательным условием будет занятость трудоспособных членов семьи, так как адресная помощь будет теперь безусловной и обусловленной. Первая будет предоставляться тем семьям, в которых нет трудоспособных членов (например, инвалиды, пожилые пенсионеры) или по каким-либо обстоятельствам не могут работать. Обусловленная помощь — тем семьям, которые имеют как минимум одного трудоспособного члена, который заключит социальный контракт и будет принимать участие «в мерах содействия занятости», очевидно, возьмет на себя обязательство устроиться на работу. Власти со своей стороны берутся помочь ему трудоустроиться по профессии или отправить на курсы переподготовки.

Эти меры призваны снизить иждивенческие настроения, но они вряд ли позволят снизить уровень неравенства. Как быть с самозанятыми, можно ли их считать участниками мер содействия занятости? Трудоустройство на временные дорожные работы, по очистке улиц и так далее, по свидетельству самих рабочих, не дает достаточного дохода. Многие предпочитают приобрести в долг, в кредит древнюю автомашину и заниматься частным извозом и не заявлять о своих доходах. Вполне возможно, что выявление всех серых схем заработка могло бы существенно повлиять на статистику и дифференцировать доходы населения еще сильнее или сблизить их.

Читайте редакционную статью: По дороге в бедность

Статьи по теме:
Спецвыпуск

В ожидании перемен

Точками роста для страховых компаний, скорее всего, станут инициативы регулятора

Наука и технологии

Точная копия

“Электромарганец” из Текели применяет технологию 3D-сканирования при изготовлении литейной оснастки

Наука и технологии

Золото в “хвосте”

“Казахалтын” планирует получить 13,6 тонны золота из накопившихся отходов, применяя технологии Индустрии 4.0

Наука и технологии

Робот на автозаводе

Главный производственный участок костанайского «СарыаркаАвтоПрома» — роботизированная линия сварки и окраски